Главная

23.02.2011

Всю войну, до последнего ее дня

Наш товарищ и коллега, собственный корреспондент «РА» Заур Делба скоропостижно ушел недавно из жизни, не завершив многие задумки из своих творческих планов, основное место в которых занимала тема Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 гг. Он написал десятки очерков и статей, посвятив их главным образом героям Восточного фронта, своим землякам-очамчырцам, героически проявившим себя в сражениях с грузинскими оккупантами. Заур Петрович Делба готовил к изданию сборник журналистских материалов, который должен был стать частью летописи подвигов сынов Абхазии в минувшей ожесточенной войне.

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей два последних его материала на данную тему, подготовленных им для нашей газеты, в которой он плодотворно работал долгие годы. И представляется, что эти статьи характеризуют не только людей, о которых в них повествуется, но и самого автора, Заура Петровича Делба, которого всегда отличали трепетная любовь к родной Абхазии, стремление сполна посвятить ей свою энергию, неутомимость и душевную щедрость патриота и гражданина.

Говорят: мать обидишь – она простит; жена, быть может, поверит раскаявшемуся супругу; но Родина ничего не прощает, она помнит и доброе, и худое – тем и прекрасна она в своей справедливости.

И главное чувство ветеранов освободительной войны 1992-93 годов – это душевное удовлетворение тем, что они сделали для Родины все, что смогли, в суровый для нее час.

– Да и как же иначе, – говорит очамчырец Беслан Аршба. – Ведь судьба страны – это всегда и твоя судьба. Так должно быть.

Когда началась грузино-абхазская война, за плечами Бесика было 26 лет жизни. Это были годы поисков, обретения, разочарований, всякое бывало. Закончив маркулскую среднюю школу, он поступил на строительный факультет Московского инженерно-строительного института, но обстоятельства сложились так, что после двух лет учебы в МИСИ ему пришлось перевестись в Абхазский госуниверситет, уже изменив профиль учебы на исторический. Затем последовала служба в Советской армии, запомнившаяся нелегкими буднями в далеких казахстанских степях. Демобилизовавшись, загорелся желанием преподавать физкультуру в родной маркулской школе. Но это не могло обеспечить материального достатка, и Бесик по совету друзей отправился в Донецк, где стал работать на овощной базе. Но – недолго. Родина манила к себе. До войны довелось поработать в налоговой инспекции Сухума, а затем – в «Черноморэнерго».

Четырнадцатый, роковой день августа 1992 года застал Беслана дома, в Очамчыре. Никаких сомнений не было – надо воевать. Вошел в боевую группу «Зигзаг», которую возглавил признанный лидер очамчырских городских ребят Виктор Гамисония, ставший легендарным героем. С этой группой и прошел Беслан Аршба всю войну, до последнего ее дня, участвовал во всех боевых операциях, которые на счету «Зигзага».

– Война стала неким водоразделом в нашей жизни: до и после, – размышляет Беслан Владимирович. – И уже вскоре всем нам стало ясно, что война – это суровая и беспощадная проверка человека. Дурное, если оно в нем есть, обнажается до дна. Порядочное крепнет, становится опорой ему самому и его боевым друзьям.

Мне довелось беседовать с его товарищами по оружию – Зуриком Квициния, Бесланом Джопуа и другими. В один голос отмечают они его мужество, самообладание, стойкость и находчивость в неожиданных ситуациях.

Не раз, рассказывают они, доводилось ему участвовать в дерзких вылазках в расположение вражеских частей и возвращаться обратно с ценными сведениями. Сам Беслан Аршба рассказывает о себе не-охотно.

– Удача в бою и тем более в масштабной операции во многом зависит от командира, – говорит он. – Нам повезло. Виктор Гамисония по праву заслужил звание Героя Абхазии, которое, увы, было присвоено ему посмертно.

Если от рядового, размышляет Беслан, в атаке требуются храбрость и решительность, то с командира особый спрос – видя и осмысливая ход боя, а также разгадывая замысел и психическое состояние противника, он должен правильно оценить обстановку, определить ключевые позиции в обороне врага, принять решение и мужественно провести его в жизнь. Мужественно еще и потому, что на его глазах могут гибнуть люди, брошенные по его приказу, по его воле в огонь сражения, а ведь у каждого, кто гибнет в бою, есть мать, отец, а у некоторых еще и жены, дети…

– Таким – рассудительным и мужественным, – заключает Беслан, – и был наш боевой вожак Виктор Гамисония.

А обо мне что говорить – делал все, что полагается делать солдату, человеку, которому выпало защищать Родину.

Они были молоды, всем им неодолимо хотелось жить, и потому они отвергали мысль о возможной смерти. Они выполнили свой сыновний долг перед Отчизной. И об этом никому нельзя забывать. Никому и никогда.


Возврат к списку