Главная

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре 12.01.2017

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре

НУ-КА, ЕЛОЧКА, ЗАЖГИСЬ!

Из дневниковых записей Полпреда Абхазии в Турции (с 1994 г. по 2014 г.) Владимира Авидзба

В самом начале первого тома своих дневников (мы уже отмечали, что их – 20, по одному на год), Владимир Авидзба написал, что параллельно с выполнением задач, поставленных перед ним руководителем Абхазии Владиславом Ардзинба, он как историк обязательно хочет познакомиться с тем, как и какие национальные абхазские народные традиции, обычаи, семейные правила, особенности воспитания детей и многое другое из их общения привезли в ХIХ веке с исторической Родины в Турцию и сберегли до сегодняшних дней абхазцы-махаджиры.

Сохраненных соотечественниками традиций, обычаев, правил оказалось немало, и они нашли место в записях. Но сегодня, когда наступает Новый год, Владимир Авидзба повел речь об одном очень древнем и дорогом и абхазцам в Турции, и до сегодняшнего дня почитаемом в Абхазии обычае – украшать в новогодние дни свои жилища палочками орехового дерева, веточками плюща, граба. Но прежде чем заглянуть в дневник, он сказал: «Я нисколько не сомневаюсь, что Новый 2017 год кое-кто из моих друзей или просто знакомых из абхазской диаспоры в Турции встретит в очень экзотичном месте – в «Девичьей башне». И на столе будет абхазское вино. Это стало для них традицией. И связано это с нашим обычаем, о котором я говорил». (Девичья башня – достопримечательность Стамбула в его районе Искюдар. Она, стоящая недалеко от берега, возвышается в водах Босфора, и его волны то мощно накатывают на нее, то ласково омывают.– Л.Я.)

В дневниках сохранены легенды, связанные с Девичьей башней и сроднившая ее с абхазской диаспорой. В ней рассказывается:

«В далекие времена, когда Стамбул был еще Константинополем, дочери одного Византийского императора – девушке неземной красоты – приснился сон: ее ужалила змея и она умерла. Проснувшись, девушка очень испугалась, расстроилась, все время плакала, перестала спать, чтобы снова не увидеть страшный сон. Император был в отчаянии – любимая дочь угасала на глазах. И он решил построить в водах Босфора, достаточно далеко от берега (сегодня от пристани катер доставляет туда за 5-7 минут, в зависимости от погоды и волн. – Л.Я.) высокую каменную башню – змея туда добраться не смогла бы, и поселить туда дочь-красавицу. Так и сделали. Девушка стала жить там, но теперь, страдая от одиночества и тоски, – у нее был возлюбленный, с которым ее разлучила злая судьба. Как гласит эта легенда, возлюбленный императорской дочки – высокий темноволосый, голубоглазый красавец был абхазцем. Безумно влюбленный молодой человек каждый вечер добирался вплавь до башни, и молодые беседовали друг с другом, мечтали о будущем. И также вплавь он возвращался назад. Однажды юной принцессе принесли тарелку с инжиром, который она очень любила. Но не успела она протянуть руку, чтобы взять плод, как из тарелки выползла змея и укусила девушку. Через несколько мгновений принцесса умерла.

Юноша-абхазец, узнав о случившемся, бросился в море и поплыл к башне. Он доплыл до нее, коснулся рукой холодных мокрых каменных стен, а потом нырнул, добрался до дна Босфора, прижался к нему и остался там навсегда».

Такая вот эта легенда. Но их несколько. Трагическая судьба девушки и юноши в них не меняется, однако влюбленный абхазец есть не во всех. А вот в дальнейшем существовании башни, пусть несколько косвенно, но «абхазская линия» прослеживается.

В середине 90-х годов прошлого века башня стояла в Босфоре заброшенной. Однако в начале двухтысячных годов в нее вернулась жизнь. «Авторами» возрождения – идейными и финансовыми – стали черкесы, так называют в Турции представителей всех северокавказских диаспор, включая и абхазскую. Ремонтно-восстановительные работы длились более двух лет. «Девичья башня», сохранив свое название, превратилась в современный ресторанный комплекс – несколько ресторанов на разных этажах. Открытие назначили на новогодний вечер. Среди приглашенных членов абхазской диаспоры был и Владимир Авидзба. Хотя в Турции встреча Нового года не относится к числу самых любимых и торжественно отмечаемых событий, в тот вечер в «Девичьей башне» все было красиво и празднично: нарядная елка, музыка, вино «Лыхны», поздравления и дружное: «Ну-ка, елочка, зажгись!». Но Полпреду Абхазии больше всего запомнились несколько ореховых палочек – символ абхазского Новогодья, защищающий дом и семью от невзгод и приносящий удачу, которые кто-то поставил у входа в зал, где собрались ожидавшие прихода Нового года.

Кто их принес, выяснить не удалось – никто из присутствующих абхазцев не признался, возможно, к этому времени их «хозяин» уже просто ушел. А может быть, это весточка из далеких времен, и душа влюбленного абхазского юноши напоминает о себе, о своей любви, о своей трагедии. И о том, что память о былом хранить надо. Возможно. В новогодний вечер все может стать истинным. И потом, ведь есть легенда…

Записала Лилиана ЯКОВЛЕВА


Возврат к списку