Главная

Гражданин Республики Абхазия 26.06.2017

Гражданин Республики Абхазия

На конкурс Союза журналистов Абхазии и Госкомитета по репатриации РА

ОКТАЙ ЧКОТУА: «Я МЕЧТАЮ О ТОМ, ЧТОБЫ ВСЕ ПОТОМКИ МАХАДЖИРОВ ВЕРНУЛИСЬ В АБХАЗИЮ»

Октай Чкотуа – один из первых репатриантов, который, сумев найти себя на исторической Родине, разделил со своим народом трудную жизненную долю – ужасы войны, послевоенные невзгоды, этническое выживание, проблемы репатриантов.

Семью Октая Чкотуа, как и всех репатриантов из Турции, объединяет многое, и в первую очередь история. История махаджирства. Слово «махаджир» на арабском языке означает «вынужденный переселенец». Оно в первую очередь ассоциируется с переселением пророка Мухаммеда и его сподвижников из Мекки в Медину. Однако события XIX века на Кавказе, в частности, в Абхазии придали этому слову новое значение. В абхазском языке термин «амхаджьыр» означает «беженец, изгнанный с Родины». Массовое переселение горцев Кавказа в Турцию и другие страны Ближнего Востока насчитывает 150-летнюю историю. Тысячи абхазов были вынуждены покинуть свою Родину. Переселялись в основном те, кто поддерживал турецкие настроения абхазских князей.

В СССР отношений с Турцией не было, и абхазская диаспора фактически находилась в изоляции. Ситуация изменилась к лучшему только в конце 80-х годов после падения железного занавеса. Между Абхазией и Турцией стали осуществляться морские пассажирские перевозки. Люди, наконец, получили возможность налаживать контакты с родственниками. Отечественная война народа Абхазии 1992-93 годов всколыхнула северокавказскую и абхазскую диаспоры во всем мире. Для Абхазии была организована гуманитарная помощь, началось движение добровольцев из числа потомков махаджиров, которые и стали первой волной процесса репатриации.

Карабек Чкотуа – дедушка Октая Чкотуа и его семья были вывезены из Абхазии в турецкий город Адапазары. Эта семья была родом из очамчырского села Джгярда. Поэтому село, в котором они поселились вместе со своими односельчанами в Турции, назвали Джгярда. Там и родился Октай Чкотуа в 1962 году. Окончил сельскую начальную школу, а в школе-интернате Адапазары получил специальность педагога. Завершил образование на юридическом факультете Стамбульского университета.

В его семье все разговаривали исключительно на абхазском языке, соблюдали обычаи и традиции своего народа. Их род не был смешан с турками, все предки были потомками махаджиров по фамилии Уиардан, Шоуа, Бадия, Маршан. Даже турки, которые учились с Октаем, начинали говорить на абхазском языке. Таким образом, село, в котором компактно проживали абхазы, сохранило язык и культуру их исторической Родины.

Однако не с раннего детства Октай мечтал попасть на свою историческую Родину. До 15 лет он был уверен, что Кавказ – пустынная земля, на которой никто не живёт после отъезда его предков. И лишь позже, когда к ним стали приезжать родственники из Абхазии и привозить газеты, журналы, Анбан, родители рассказали ему о горькой участи махаджиров. Его мать по фамилии Смыр постоянно рассказывала своим детям об Абхазии. Первым абхазом из Абхазии, с которым Октаю довелось пообщаться лично, был агроном Георгий Хватыш. Во время беседы Октая охватили необъяснимые чувства радости и отчаяния, гордости и стыда. Ему казалось, что перед ним пришелец совсем из иного мира. Когда стали возможными контакты с Абхазией, Октай познакомился и начал переписываться с Феней Авидзба, Алиной Ачба, Русланом Гожба, Саидой Делба, Инной Хаджимба, которые повлияли на его решение вернуться на Родину.

В Абхазию Октай приехал с танцевальным ансамблем Кандида Тарба «Кавказ». Он не танцевал, а играл на старинной гармошке «Мызыке» и был ведущим на концертах. И на одном из выступлений в Абхазской филармонии встретил свою будущую супругу Дарью Капба – дочь известного журналиста Владимира Капба. С ансамблем Октай объездил весь Северный Кавказ. Затем он возглавил группу абитуриентов, которые тоже мечтали попасть на свою историческую Родину и учиться в Абхазском государственном университете. Никто из его родных и близких за ним не последовал, видимо, их испугали трудности переезда и адаптации, да и разница в менталитете.

…Шёл 1992 год. 31 мая, в День памяти махаджиров, на Сухумском стадионе проводился митинг, на котором от имени репатриантов выступил Октай Чкотуа. Его речь произвела впечатление на Владислава Григорьевича Ардзинба, после чего он направил Октая в Турцию и поручил работать с абхазскими клубами – дернеками. Он должен был сообщить своим соотечественникам, что над их исторической Родиной нависла угроза, что в любой момент может начаться война, и Абхазия будет нуждаться в их помощи. Владислав Григорьевич тогда ему сказал: «Для нас главное – не то, сколько людей приедет на помощь, а то, чтобы мы почувствовали, что наши братья не бросили нас в беде. Ведь они покажут другим пример, и за ними последуют другие». Студенты-репатрианты успели закончить лишь подготовительный курс и 7 июля 1992 года уехали на каникулы к родным в Турцию. Октай уехал вместе с ними со своей молодой супругой.

День 24 июля для него был особо значимым: в Турции молодожёнам сыграли свадьбу, и в этот же день в Турцию приехала делегация из Абхазии во главе с Владиславом Ардзинба, в составе которой были представители руководства РА – Нодар Чанба, Геннадий Аламиа, Гурам Допуа, Константин Озган, Геннадий Гагулия. Однако радость была недолгой. 14 августа в Абхазии началась война, и уже 25 августа Октай прилетел из Турции в Адлер вместе с группой репатриантов, и затем по морю их переправили в Гудауту. Жена Дарья осталась в Турции. Она переживала, ведь в Абхазии находились её родители, брат, сестра. Дарья не знала, чем помочь своей стране. И она пошла в клуб, где собирали помощь для Абхазии, отдала все золотые украшения, подаренные ей на свадьбу. Оставила лишь два браслета, которые втайне от родственников обменяла на билеты, чтобы приехать в Абхазию. Дарья рвалась на родину, и никто не смог её остановить. В октябре 1992 года сразу после освобождения Гагры она приехала в Гудауту. Однако весной 1993 года ей пришлось вернуться в Адапазары, где 22 июня у Октая и Дарьи родилась первая дочь – Мрамза. Кстати, Октай хотел назвать первую дочь Гумыста, мотивируя тем, что по этой реке проходила линия фронта. Дарья возмутилась и пошутила: «Тогда назови Эшера…»

Во время войны вместе с известными репатриантами Мюмтазом Шамба и Сезаи Папба, которые также были в числе первых вернувшихся на историческую Родину, Октай Чкотуа работал с дернеками и занимался организацией митингов протеста против действий Грузии в Абхазии, сбором средств и гуманитарной помощи для абхазского населения. Матери потомков махаджиров посылали своих сыновей защищать свою Родину. Представители турецкой диаспоры – Октай Чкотуа, Атай Ацушба, Мезди Чукниа, Яшар Ашуба 20 августа встретились с Президентом Турции Сулейманом Демирелем. Демирель отнесся к ним с пониманием. Вскоре после этой встречи в Абхазию были направлены два самолета с гуманитарной помощью от диаспоры и правительства Турции.

В марте 1993 года в Гудауте был создан Государственный комитет по репатриации. Его возглавил Нугзар Ашуба. Октай стал там работать и после окончания войны, в 1995 году, стал заместителем председателя комитета. В 1996 году Октай возглавлял Комиссию по репатриации при Президенте РА. А в 1997 году был избран депутатом Народного Собрания – Парламента РА.

Сегодня процессу репатриации в Абхазии уделяется большое внимание. Для Абхазии вопрос возвращения своих соотечественников – это не только восстановление исторической справедливости, но и вопрос самосохранения. Демографическая ситуация в Абхазии просто требует прилива нового абхазского населения. Поэтому был принят Закон «О гражданстве», согласно которому каждый абхаз-абазин, независимо от его места рождения и места проживания, автоматически становится гражданином Абхазии и получает паспорт гражданина Республики Абхазия.

…В просторном зале, залитом солнцем, я беседовала с Октаем и Дарьей. Вокруг нас крутилась их восьмилетняя дочь Гуранда. Её глаза небесного цвета с любопытством наблюдали за нами. Восточный интерьер уютного жилища напоминал о турецком происхождении главы семьи. Дарья увлечённо и с большой любовью рассказывала о жизни в Адапазары. А Октай, хоть и на ломанном русском языке, старался подвести итог прожитым в Абхазии годам, высказать свою позицию и дать оценку общественно-политической обстановке в стране.

– В те годы работа в Парламенте обеспечила мне репутацию оппозиционера, – говорит Октай Чкотуа. – В Абхазии не была сформирована традиция свободного высказывания разных мнений. Если твое мнение не совпадает с «официальной» точкой зрения, то тебя обязательно назовут оппозиционером. Я никогда не ощущал себя оппозиционером, просто всегда открыто говорил то, что думаю. Но ни одну власть это не устраивает. Пути политики и правды редко пересекаются в жизни. Я понял, что люди идут в политику ради личных интересов. Попытка выдвинуться в 2002 году на второй срок в Парламент не увенчалась успехом. Это были очень тяжелые времена. Местным все-таки было легче. Рядом с ними всегда были их родные и близкие, у репатриантов такой поддержки не было. Я сам приехал сюда и был готов к трудностям. Я не ждал, что кто-то мне будет помогать, но многие люди меня поддерживали. С любой своей проблемой я мог прийти в правительство и встретить понимание. И я благодарен всем за это.

– Жизнь в стране, только вышедшей из тяжелой войны, была очень трудной, – вспоминает Дарья. – Первые годы нам помогала младшая сестра мужа, которая жила в Турции. Со временем мы обменяли квартиру на дом в районе рынка, на небольшом приусадебном участке выращивали необходимые для жизни овощи, а в селе Уарча приобрели участок земли, на котором все эти годы высаживали фруктовые деревья. Сегодня на нашем участке плодоносят более 200 корней, и круглый год наша семья обеспечена свежими фруктами. Сегодня старшая дочь Мрамза учится на политолога в Турции, в совершенстве владеет английским, немецким, турецким, абхазским и русским языками. А младшая Гуранда ходит в школу.

С 2008 года Октай Чкотуа занялся переводом художественной литературы с абхазского на турецкий язык. Его первая книга – воспоминания Адиле Аббас-оглы.

– Переводить мне было легко, – продолжает Октай, – поэтому я с большим удовольствием и интересом начал работать над литературными переводами. После книги Адиле я перевел с турецкого на абхазский язык два романа Хайри Кутарба, «Воспоминания о Кавказе» Мустафы Бутба, книгу Бекира Ашуба «Мне холодно» – это его воспоминания о войне 1992-1993 годов. Вместе с языковедом Сарией Амичба подготовил турецко-абхазский словарь и разговорник. Перевел на абхазский язык книгу Альпа Хунджа «Абхазский Фуат» – воспоминания о жизни в Турции потомка махаджиров.

– Я никогда не жалел о том, что в свое время принял решение приехать в Абхазию. Говорят, что Абхазия – рай! Но я скажу так: не рай, а – Родина. Каждый должен жить на своей Родине, как бы хорошо не было в других местах. Без Родины человек лишён чего-то важного. Я мечтаю о том, чтобы все потомки махаджиров вернулись в Абхазию. Но это не простая задача. Люди пережили уже одно переселение, они боятся снова начинать все с нуля. Когда начинают задумываться о переезде, у них возникает много вопросов. Тем, кто решился приехать, надо серьезно помогать. Язык, работа и жилье – вот основные проблемы, которые надо решать. Люди сами без помощи государства не могут с ними справиться. Сегодня в вопросе адаптации репатриантов в Абхазии нет четкой организации. Компактные поселения репатриантов могли бы оживить жизнь в некоторых абхазских деревнях, но для этого должны быть решены социальные проблемы в сельской местности. Во главе Комитета по репатриации должен стоять человек, который всей душой стремится к тому, чтобы в Абхазию возвращались абхазы, вся его жизнь должна быть отдана этому. Я еще ни разу не слышал, чтобы кто-то из руководителей государства в Абхазии сказал, что возвращение репатриантов – стратегическая задача и самая важная цель. Пока этого не будет, демографическая проблема не тронется с места, и абхазы будут опять каким-либо процентом на своей земле. Возможно, в Турции я бы жил лучше, но счастлив я здесь! Когда я собрался первый раз в Абхазию, отец заболел, и я хотел остаться. Но он мне сказал: «Даже если я умру, ты должен ехать!». Я пережил всю тяжесть возвращения, но именно оно помогло мне полюбить свою историческую Родину ещё сильней.

Сегодня Октай Чкотуа работает в Международном фонде «Апсны», который занимается объединением абхазского народа, реализацией проектов по решению демографических, социальных и культурных проблем, созданием благоприятных условий для участия представителей абхазской диаспоры в социально-экономической жизни Абхазии, а также благотворительной деятельностью.

Существует выражение: «Человек без семьи – всё равно что без Родины». Для Октая Чкотуа Абхазия – и Родина, и семья, и радость, и смысл всей его жизни.

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку