Главная

У САПЁРОВ НЕ БЫВАЕТ ДУБЛЕЙ 05.07.2017

У САПЁРОВ НЕ БЫВАЕТ ДУБЛЕЙ

Профессионал

Известно, что у сапёров не бывает дублей. Каждый день, точнее, каждая минута жизни сапёра может стать последней. С детства мы все помним фразу: «Сапер ошибается только один раз…», – значит, полковник Хута Файкович Курт-оглы – отличный специалист. Его опыт, навыки и знания стали его ангелами-хранителями. Точность, расчет, аккуратность, дисциплина, бдительность – вот те качества, которые должны быть присущи каждому саперу. Он не имеет права рисковать, не может поставить под удар проведение боевой операции, соответственно, это десятки смертей на месте. Такого Хута Курт-оглы допустить не мог, поэтому он пользовался уважением своих однополчан. Он неоднократно спасал жизни товарищам, не оставлял их в беде. Каждый день становился испытанием преданности, мужества, верности Родине, фронтовой дружбы.

– Работали тихо, – вспоминает Х.Курт-оглы военное время. – Одни копали траншеи, строили убежища и блиндажи, другие прокладывали дороги, третьи устанавливали в них мины, третьи ввинчивали взрыватели и аккуратно маскировали место, четвёртые занимались подрывными работами. Случалось, кто-то звякнет лопаткой о камень – и сразу над рекой повисала ракета. В такую минуту всё живое замирало, и лишь пулемет выводил смертельную песню.

До Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 годов полковник Хута Файкович Курт-оглы возглавлял Сухумский штаб Гражданской обороны. Он родился в старинном абхазском селе Члоу Очамчырского района. В 1964 году, окончив вечернюю школу рабочей молодёжи в Ткуарчале, поступил в Калининградское военно-инженерное училище. Затем молодой специалист Хута Курт-оглы продолжил учёбу в Московской военно-инженерной академии. Освоив профессию военного инженера-сапёра, он служил в Закавказском военном округе.

– Так я осваивал солдатскую науку сапёра, – рассказывает Х.Курт-оглы. – Она и впрямь была премудрой наукой. Оказывается, можно и самой претёмной ночью, не зная местности, по карте и компасу выйти в нужную точку. Можно идти по лесу, не хрустнув веткой… можно определять направление по звёздам, по ветвям деревьев, по муравейникам… В природе все закономерно. И я настойчиво учился сапёрному делу.

Война его застала в Калининграде. Через три дня он уже приехал в Гагру, не зная, что город был взят войсками госсовета Грузии. Когда его вывели из рейсового автобуса, солдат, проверив его удостоверение, спросил: «Ты, полковник, на какой земле живёшь?» Хута Файкович, не раздумывая, ответил: «На абхазской земле». В ту же секунду последовал сильный удар в живот, и его посадили в камеру милицейского пункта в бывшем Доме отдыха «Гантиади», ныне «Псоу». В то время в Абхазии было всего четыре полковника, и одним из них был Хута Курт-оглы. В тот раз судьба улыбнулась пятидесятилетнему полковнику – ночью его тайно вывез в Адлер бывший сослуживец. «Мы с вами служили в Ахалцихе, я был лейтенантом, а вы – майором. Я в грузинской армии, потому что здесь больше платят», – сказал русский парень, спасая жизнь абхазскому полковнику. Морем добрался Хута Курт-оглы в Сухум. Отправив семью в Россию, прятался в подвалах, а в это время его – единственного инженера-сапёра республики разыскивали по всей Абхазии. 31 августа с помощью друзей Хута Файкович, наконец, попал в Гудауту.

– И с этого началась моя работа по обучению солдат сапёрному делу, – вспоминает Х.Курт-оглы. – Мне дали задание в штабе, но выполнять его было очень трудно: добровольцев для обучения было очень мало, да и техники никакой не было. Сначала я разработал штатное расписание инженерно-сапёрного батальона с учётом его действий в горной местности. Среди задач – установка минно-взрывных заграждений перед передним краем обороны, оборудование позиций, прокладка дорог, маскировка и многое другое. Причем каждый сапер, особенно военный, должен знать все типы основных боеприпасов. Кроме того, мы практически не располагали сколько-нибудь серьезным спецоборудованием – только примитивными миноискателями, стандартными армейскими средствами индивидуальной защиты да применяющимися для обезвреживания мин щупами и ножами. Не было у нас ни специальных защитных костюмов с защитными шлемами, ни механизированных средств обнаружения мин, ни универсальных комплектов разминирования. После освобождения Гагры в Минобороны мне приказали сформировать взвод до 30 человек, которому предстояло прикрывать нашу границу от проникновения грузинских диверсантов. И, несмотря на трудности, удалось создать взвод сапёров из 29 человек. Причём, многие из них были добровольцами и только шестеро из них имели оружие. Остальные шли на врага с голыми руками, иногда вызывая огонь на себя. Их называли смертниками. Они были и первопроходцами, и сапёрами, и разведчиками. На границе мы находились до Январского наступления. За всё время войны мы потеряли 12 сапёров. Вот такой ценой доставалась нам каждая победа.

Минеры-новички дивились упорству, с которым в минуты отдыха Хута Файкович учил их искусству обезвреживать мины и фугасы.

После победы для сапёров началась вторая война в Галском районе. Здесь строились защитные сооружения, устанавливались минные заграждения на границе с Грузией. Много раз наших саперов во время минирования обстреливали гранатомётами, пулемётами. Большую работу провели сапёры во время освобождения села Латы.

Отличился и инженерно-технический батальон, который горные тропы превращал в автомобильные дороги, под вражеским огнём восстанавливали взорванные мосты.

– Наши сапёры умудрялись строить из катамаранов временные мосты через реку, научились разминировать выпрыгивающие мины – «лягушки», – рассказывает Хута Курт-оглы. – После войны наши сапёры разминировали многие народно-хозяйственные объекты, дороги. Затем грузинские диверсионные группы начали проводить террористические акты. Они пытались уничтожать насосные станции, трансформаторы, мосты, электрические опоры. Даже был заминирован Бзыпский ипподром, на котором должны были проходить конные соревнования. Вокруг санатория МВО в клумбах были заложены три фугаса, в каждом из которых находилось по 27 килограммов тротила. Все эти объекты были нами разминированы. Всего нашими сапёрами было обезврежено и уничтожено более 100 фугасов и бомб, которые были заложены на различных жизненно важных объектах нашей республики. Самые сложные сапёрные работы проводил я сам. В то время сотрудники СГБ задержали гражданина Абхазии, который минировал объекты по заданию Грузии... за 50 тысяч рублей! Вот за такую сумму он продавал свою совесть и Родину. До 2007 года я проработал начальником инженерной службы Минобороны Республики Абхазии.

Люди обязаны помнить имена героев, благодаря которым была одержана победа в войне, завоёвана независимость свободного государства. А нам, журналистам, важно сегодня писать историю – по воспоминаниям людей, достойных сынов своего Отечества.

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку