Главная

«МИНГРЕЛЬСКОЕ ДЕЛО» 05.07.2017

«МИНГРЕЛЬСКОЕ ДЕЛО»

Факты из прошлого

По просьбе читателей

«Мингрельское дело» было сфабриковано по инициативе Иосифа Сталина и при его непосредственном участии. Как признают исследователи, оно в первую очередь было направлено против Берия, который в последние годы жизни Сталина сильно возвысился и претендовал на титул «кремлевского наследника». «Отцу народов» это категорически не нравилось, поэтому он постоянно искал повод, чтобы избавиться от опасного конкурента.

И этот повод нашелся.

Роковая анонимка

В 1951 году дочери Сталина Светлане Аллилуевой прислали анонимку. Это письмо, упрятанное в серый конверт, было адресовано самому вождю. Точно такое же получил и его сын Василий (текст был написан на грузинском языке). В обоих письмах говорилось о коррупции в высших эшелонах власти Грузинской ССР, обвинялись грузинские министры, прокуроры и другие высокопоставленные чиновники только из одной национальной группы – мегрелов (мингрелов), населявших западную часть Грузинской ССР и имевших собственный язык.

Кто же написал эту анонимку, кто был тот смельчак, решивший в такое время поставить в известность самого Сталина?

В последние годы «вождь народов» чувствовал себя хуже, он стал намного реже появляться на работе в Кремле из-за микроинсульта, который перенес в 1945 году. Все думали только о том, кто займет освободившееся место вождя после его смерти. А он боялся утратить власть раньше времени. Среди ближайшего окружения, по мнению Сталина, реально только четверо претендовали на трон: Николай Булганин, Георгий Маленков, Никита Хрущев, Лаврентий Берия. Именно в Берии Иосиф Виссарионович видел главную угрозу.

Ближе к концу лета 1951 года Иосиф Сталин отправился на Юг в свой последний в жизни отпуск. Он находился в Цхалтубо, когда к нему приехал министр госбезопасности Грузинской ССР Николай Рухадзе. Разговор зашел об эмиграции меньшевиков из Грузии. Рухадзе упомянул и про коррупцию в Грузинской ССР, предложив создать специальный орган для борьбы со взятками. В основном Рухадзе поступала информация о фактах взяточничества со стороны прокурорских работников Грузии (в большинстве своем мингрелов). И тут Сталин оживился, начал задавать вопросы, а в конце беседы приказал Рухадзе найти доказательства связей мингрелов с иностранными разведками. А еще лучше – найти факты, говорящие об их желании отделиться от СССР. Но самое главное, Сталин попросил разоблачить политические контакты «главного мингрела» Лаврентия Берия.

Турецкий берег

Машина завертелась. Официально «мингрельское дело» началось с постановления ЦК ВКП(6) от 9 ноября 1951 года «О взяточничестве в Грузии и об антипартийной группе Барамия М.И.», который в то время был вторым секретарем Грузинской компартии.

Несмотря на предпринятые меры по борьбе с коррупцией, результата достигнуто не было. Сталин предполагал, что Барамия выдвигает на высокие посты только своих соплеменников-мингрелов, за что те дают ему крупные взятки. Таким образом, в Грузии образовался своеобразный «мингрельский мафиозный клан». И хоть доказательств не нашли, им всем было предъявлено тяжкое обвинение в мингрельском национализме и ориентации на Турцию.

По большому счету, все было понятно – дело направлено против Лаврентия Берия. В постановлении подчеркивалось, что если «мингрельскую группировку» не разоблачить, то появятся новые люди, которые продолжат их дело, возможно, даже из других регионов страны.

И это было стартом репрессий. Уже 10 ноября арестовали Михаила Барамия, прокурора Владимира Шония, министра внутренних дел Авксентия Рапава, его заместителя Константина Бзиава, академика Петра Шариа. На следующий день были арестованы высшие прокурорские и партийные деятели республики, выдвиженцы от Берия. На протяжении еще двух-трех месяцев арестовали не менее 500 человек, в том числе семерых из 11 членов ЦК КП Грузии, 427 секретарей обкомов, горкомов и райкомов партии, почти всю руководящую верхушку Грузинской ССР.

Вел следствие сам Рухадзе под строгим контролем Сталина. За этим делом он следил очень тщательно, ведь события происходили на его родине в Грузии. Арестованные были обвинены не только во взяточничестве, но и в преднамеренном развале социалистического общества, шпионаже в пользу иностранной разведки. Выяснилось, что «мингрельская группировка» под руководством Михаила Барамия хотела отделить Мегрелию от СССР.

Николай Рухадзе – этот человек со средним образованием, приверженец пыток и побоев по отношению к арестованным дослужился до генерал-лейтенанта и стал министром внутренних дел Грузии.

Не хватало только признаний. Чтобы добыть их, арестованных избивали палками, выворачивали руки и надевали наручники, лишали на долгий срок сна, морили голодом, долгое время держали в холодном помещении.

На тот момент Сталин имел достаточный компромат на главного «претендента на трон» Берия. Он знал, что мать всесильного наркома – мингрельская еврейка, дядя жены был министром иностранных дел в меньшевистском правительстве Грузии в Париже, племянник оказался в плену и сотрудничал с немцами. Исходя из этого, Сталин сделал вывод, что Лаврентий – скрытый враг, затаившийся сионист, и чтобы вывести его из кремлевского руководства, нужно было использовать сценарий, уже опробованный на Николае Бухарине, Григории Зиновьеве, Льве Каменеве.

По следам татар и чеченцев

Раскручивая «мингрельское дело», Сталин подготавливал общественность к появлению нового народа-изгоя – мингрелов. Чтобы это выглядело убедительно, Иосиф Виссарионович продиктовал решения для советской печати: дескать, мингрелы связаны с турками, поэтому Политбюро должно направить в Тбилиси партийную комиссию по расследованию дела «мингрельских уклонистов». А руководство следствием – поручить мингрелу Берия.

Коварный план «отца народов» заключался в следующем: он надеялся, что Лаврентий будет защищать своих друзей и знакомых, а это станет доказательством его вины.

Настала очередь доказать свою преданность и Берии, ведь «вождь народов» хорошо усвоил принцип: расправу должна совершить рука соплеменника. По прибытии в Тбилиси «главный мингрел страны» уволил своего ближайшего соратника – первого секретаря ЦК Компартии Грузии Кандида Чарквиани. Его сменил давний враг Берия Акакий Мгеладзе.

Как и предполагал Сталин, формальную замену власти, а также объявление Чарквиани врагом народа должен был произвести именно Лаврентий, который рекомендовал его на прежнее место работы. Но Берия оказался хитрее и коварнее – он не только проводил повальные аресты, но и сам лично расправлялся с мингрелами.

Существует версия, что Берия ничего особенного по отношению к себе не замечал, полагая, что репрессии против родных ему мингрелов приблизят его к вождю. В это же время из Москвы в Тбилиси откомандировали новую группу опытных следователей МГБ СССР, которые должны были выбить из арестованных мингрелов признания, порочащие Лаврентия и его жену. По согласованию со Сталиным был тайно утвержден оперативный план по обвинению всех родственников и ближайшего окружения «претендента на трон», В квартире его матери, проживающей в Грузии, установили подслушивающие устройства. Сталин знал, что сын Берия – специалист по радиоразведке. В этом качестве он участвовал в Тегеранской и Ялтинской конференциях, контролируя разговоры. Но мать Берия, находясь вдали от сына, могла не сдержаться и выразить сочувствие арестованным. Дополнительный конфликт, разработанный опытным режиссером: Берия – мингрел, а мингрелы не ладят с гурийцами, которым доверял Сталин. Само собой разумеется, в частных беседах она станет обвинять Сталина в страданиях мингрелов...

Московские следователи доложили Рухадзе, что они уже почти установили связь между семьей Лаврентия Павловича и арестованными националистами. Но доказательств было мало, и Рухадзе даже планировал похитить в Париже лидеров грузинских меньшевиков, родственников жены Берия, привести их в Грузию и на месте выбить из них нужные показания. Но и этот план провалился.

Все это очень не нравилось «вождю народов». Он требовал применять физические меры, чтобы скорее изобличить «главного мингрела страны». В конечном итоге он обвинил Рухадзе в обмане партии и правительства и в июле 1952 года приказал его арестовать и посадить в Лефортово. В последующее время по «мингрельскому делу» были арестованы еще и другие подозреваемые.

Новый виток «мингрельское дело» получить не успело, так как 5 марта 1953 года Сталин умер. Сразу после этого вчерашние «шпионы», которых поддерживал Берия, были реабилитированы и возвращены на свои посты. «Мингрельское дело», как и другие, было признано фикцией и закрыто.

10 апреля 1953 года выяснилось, что «мингрельской группировки» никогда не существовало и дело против нее было провокацией.

Уже через полгода 37 арестованных по этому делу были отпущены на свободу и полностью реабилитированы, однако многие вскоре были вновь арестованы, а затем и расстреляны, но уже как члены «банды Берии», по указанию Никиты Хрущева.

Любопытно, что впоследствии Хрущев в книге «Время. Люди. Власть» так высказался о злополучном деле: «В ту же сторону раскрутилось «мингрельское дело». Сталин продиктовал тогда решение (и оно было опубликовано), что мингрелы связаны с турками, что среди них есть лица, которые ориентируются на Турцию. Конечно, чепуха! Я считаю, что тут имело место акция, направленная Сталиным против Берия, потому что Берия мингрел. Таким образом, он готовил удар против Берия. Тогда много было произведено арестов, но Берия ловко вывернулся: влез в это дело как «нож Сталина» и сам начал расправу с мингрелами. Бедные люди. Тащили их тогда на плаху, как баранов».

Понимая, какая подоплека была у этого дела. Хрущев, став единоличным лидером, приказал уничтожить оставшихся в живых, тех кого не добил Сталин. И людей, «как баранов», вновь потащили на эшафот.

Хотя, конечно же, найти реальную подоплеку этого дела и установить цель, которой добивался Сталин, непросто. До какой крайней меры он был готов дойти? Был ли он готов уничтожить Берия или просто собирался указать ему его место, «посадить на крючок»? Трудно сказать. Неизвестно также, был ли реальным инициатором этого дела Сталин, хотя многие полагают, что это был его «фирменный» почерк.

Из журнала «Загадки истории», № 24, 2017 год


Возврат к списку