Главная

КЕРОП МАГАКЯН: СУХУМСКИЕ СТИХИ 20.07.2017

КЕРОП МАГАКЯН: СУХУМСКИЕ СТИХИ

Родился в 1955 году в Сухуме. По профессии юрист. Первые стихи были опубликованы в газете «Советская Абхазия» и альманахе «Литературная Абхазия». Позже в Донецке вышла книжка его стихотворений, а в 2005 году в Москве был издан сборник «Сухумские мотивы», в который были включены и стихи Керопа Магакяна.

«К своим стихам, – говорит он, – я отношусь как к кроссвордам, при этом совпадение ответов «по вертикали» с ответами «по горизонтали» не всегда означает, что кроссворд разгадан...»

Развивая эту мысль и предлагая читателю несколько стихотворений автора, редакция выражает надежду, что он и в дальнейшем будет разгадывать свои «кроссворды» так, как подскажет ему дух родного края.

СУХУМСКИЙ РЫНОК

На запах зелени нарядный,

Под блеск лиловых баклажан,

Проснулся рынок многорядный,

Расталкивая горожан.

Они и сами лезть готовы

Туда, где царствует хурма,

Где громоздится ряд фруктовый,

Где взор гурманит бастурма,

Где строит глазки барабуля,

То замирая, то дрожа

У несговорчивой бабули

На грозном лезвии ножа.

Где наряду со специй шиком,

Такой душистой остротой

Острит абхазская аджика

Со всей крестьянской прямотой.

Где местная копчёность сыра

И аппетитный вид турши

«Танцуют» всех курортниц мира

В СТРАНЕ распахнутой ДУШИ.

***

Как постарели сухумчане!

Их на скамейке клонит в сон,

Зимой лодыжки греют в чане,

Весной не ходят без кальсон...

Уже в ребре не ищут беса,

Его изгнал радикулит,

Уже в окрестностях собеса

Внезапно сердце заболит.

Уже застолье всё реже

Их манит шуткой тамады,

Они вдыхают побережье

И выдыхают: «Эй, гиды...»*

---------------------

*Так некоторые наши старики выражают сожаление о безвозвратно ушедших временах.

***

А если летопись веков

На твой вопрос не даст ответа –

Спроси у наших стариков,

Предрасположенных к совету.

Им многолетье нипочём,

Где каждый год трудами добыт,

Подставят твёрдое плечо,

Как тост, передадут свой опыт.

И приоткроют не тая

Всё то, что в них укоренилось,

Они ВО ВРЕМЕНИ СТОЯТ,

И время их не накренилось.

Они давно не по часам

Сверяют правильное время,

А по закрученным усам,

Когда ногою входят в стремя.

АМРА

На перестроечных этапах,

Не задержавшихся в стране,

Удерживая кофе запах,

Держалась «Амра» в стороне.

Крепилась символом столицы

На риск и собственный свой страх,

Не изменяя нашим лицам

На переменчивых ветрах.

Какие шли тут разговоры!

Какая соль таилась в них!

Здесь на холсты сходили горы

И восходил упрямый стих.

Теперь я сам как часть столицы

Креплюсь под кофе – в перекур,

Где – «Ба! Знакомые всё лица!»:

Анзор, Леварса, ты, Даур!

Иных уж нет... Другие, вроде,

Перепоручены дворам...

И «Амра» отдана ветрам,

Как грязный жупел в огороде.

***

Как хочется, слоняясь в жаркий день,

Довериться назойливому лету,

Задуматься на собственную тень,

Спросить в киоске свежую газету...

Как хочется мечтательный табак

Курить на табуретке кофевара,

И в окруженьи уличных собак

Взирать на декорацию бульвара.

Здесь помнятся былые времена,

Когда столы под скрипку накрывали,

Здесь призраками бродят имена,

Которые уже позабывали...

Здесь никогда не действовал указ,

Препятствующий делу винодела,

Здесь «летний» был задействован «Кавказ»,

И «зимний»* не простаивал без дела.

Здесь возвышался голос тамады,

Над всеми голосами ресторана,

И музыка, звуча на все лады,

Не соль, а сахар сыпала на раны...

Здесь вечером считали свой доход

Заезжие и наши музыканты,

И швартовался белый пароход,

Пыхтя трубой с краснополосым кантом.

И все дороги к берегу вели,

И эвкалиптом веяла прохлада,

И горизонт оранжевый вдали,

Не отводил восторженного взгляда.

-----------------

*Ресторанчики в окрестностях набережной.

***

У мамалыжного котла

Уснула старая абхазка,

Висела рядом перца связка

Над тёмным деревом стола.

Она уснула навека,

Очаг собою согревая,

И жизнь ему передавая,

Тянулась к пламени рука.

СОНЕТ НА СОН

Пускай мой слог не заковырист,

Зато он виден за версту,

Он выдан мне, как френч на вырост,

И я его перерасту!

Тогда и станет мне наградой

Не пустозвонная медаль,

А звук дождя по винограду

И гром, раскинувшийся вдаль,

И сны, нагрянувшие вдруг

Из громогласного ненастья,

И мама, громкая, как Счастье,

В кругу смеющихся подруг;

И я присяду в этот круг,

У сновидения во власти.

***

Облюбовав тенёк и лавочку,

Бродяга сел невдалеке,

Лицо и туфельки вразвалочку,

Авоська синяя в руке.

Сидит себе, как гость непрошеный,

Лишь неба веря куполам,

Своей страной когда-то брошенный,

Ломает хлеб напополам

И опрокидывает «чарочку»,

Да что-то чарочка слаба...

А сигарет всего-то парочка,

И те помяты, как судьба.

Лишь рыжий кот к нему ласкается

И помышляет о еде,

И старый пёс за ним таскается,

Признав собрата по беде.


Возврат к списку