Главная

21.07.2017

В ЛАДУ С СОБОЙ, ЛЮДЬМИ И СОВЕСТЬЮ…

Рядом с нами

(Окончание. Начало в № 74)

Манане было 24, когда слабеющая мама попросила позвать к ней Этери – маму ее сестер и брата. И Этери приехала к Бабуле. Именно ей, жене бывшего мужа, умирающая женщина поручила любимую дочь.

Часто думает Манана о судьбе Яниса Апостоловича. Он был выслан в Советский Союз из Греции как коммунист и воспитал в Абхазии сотни прекрасных учеников.

Каждый раз с радостью и благодарностью спешит Манана в гости к свекрови Ламаре Махмудовне Шакая. Ведь это она, не раздумывая, взяла на себя заботу об их с Райко малышах-погодках Асиде и Руслане, в то время как гремевшая на весь Советский Союз и даже мир капелла, а с ней и они – ее замечательные солисты, гастролировали по городам и странам.

– А моя дорогая тетя Зина Шамба, мамина сестра! – продолжает Манана. – Как она помогала мне с Асидой! Один раз приезжаю, а дочка называет мамой тетю Зину… Но я не обиделась. Потому что пока я работала, Зина давала моей девочке тепло, какое может дать только мама… Что уж тут скажешь…

Обычно дети занятых родителей редко выбирают те же профессии. А вот Асида и Руслан безоговорочно пошли по стопам мамы и папы. Манана уверена: все это только потому, что семья, родные поддержали их, не позволили, чтобы Асида и Руслан почувствовали недостаток любви, ни на минуту не дали их с Райко детям усомниться, что родители их любят, и даже вдали от дома, на гастролях, думают только о них. Пока Манана и Райко выступали, укрепляя честь и славу (как бы пафосно это ни звучало, так и есть!), они согревали теплом своих сердец их мальчика и девочку, заботились о них, водили на музыку, были им друзьями.

Заслуженная артистка Республики Абхазия Асида Шакая – молодая и очень быстро растущая в профессиональном отношении певица. Вместе с супругом Рамином Барасом они воспитывают троих детей – Леона, Рабию и маленького Багратика.

Две дочери Николь и Наалочка растут в замечательной семье актера Абхазского государственного драматического театра Руслана (Бабасик) Шакая и юриста Мадины Маргания (Маан). Многие знают Руслана еще и как талантливого КВНщика.

Внуки обожают собираться в доме бабушки и дедушки – за забором, превращающим участок вокруг небольшого малоквартирного дома в отдельную республику, среди яблонь и разной веселой живности. Во время каникул младшее поколение семьи берет на себя заботу о старших. Девочки варят гостям и домашним кофе, мальчики помогают дедушке по хозяйству. Они счастливы все вместе, весело шутят, обсуждают предстоящие дни рождения, как будут готовиться, что подарят… У них большая семья, объединившая множество славных фамилий, сохранившая и продолжившая в детях лучшие национальные традиции… А в основе всего – любовь, уважение, доверие…

– Наверное, мы, музыканты, общий язык с людьми легко находим тоже благодаря музыке, – улыбается Манана. – Бывало, только соберусь повысить голос, а кто-то внутри с иронией говорит мне: «Крещендо!», то есть «громче, по возрастающей», и сердиться больше не хочется, становится смешно…

Конечно, судьба семьи Мананы, как, собственно, судьба любой семьи – это череда разных событий, череда радостей, преодолений и, увы, потерь… Нет уже на свете отца, Петра Гадлия… Не смог пережить отец гибель двух своих детей. Погиб в бою во время Отечественной войны народа Абхазии сын – отчаянный Роман Гадлия, а уже после Победы трагически погибла дочь – красавица Анжела. Ей был всего 21 год. Водитель-преступник сбил ее прямо на остановке. Нет на свете и прекрасной великодушной Этери и многих других дорогих Манане людей…

Недавно у Рустама, старшего сына Романа, родился сын. Собравшиеся родственники молча ждали, как же решат молодые назвать первенца. А Рустам предоставил младшему брату – Анрику – выбрать имя для племянника. Мальчика назвали в честь героического деда – Романом.

В этот счастливый момент Манана не могла сдержать слез и невольно вспомнила другую историю – историю их семьи, накрепко переплетенную с историей Родины.

А случилось вот что: после июльских военных событий 1989 года Романа, который проявил себя мужественно и смело в те дни, несправедливо обвинили в убийстве человека и посадили в тюрьму. Никто не знал, где его держат. Одни говорили, что Романа отправили в Грузию, другие утверждали, что в Россию… А между тем Роман Гадлия томился в застенках следственного изолятора на улице Энгельса в центре Сухума, и зарешеченные окна его камеры выходили во двор детского сада. И вот однажды к ногам одной воспитательницы-абхазки упал какой-то странный предмет.

– Карандаш, что ли? – удивилась женщина. – Неужели малыши балуются?

Но тут она вспомнила про изолятор и, быстро подняв предмет, зажала в руке. Только оставшись одна, женщина развернула тщательно замаскированную записку. В ней Роман просил передать семье, что он в Сухуме.

Женщина нашла Манану и, рискуя, привела ее во двор детского сада под видом практикантки. Целый час женщины (Манану облачили в халат, как было принято) гуляли с детьми по двору, но Роману никак не удавалось проявить себя – слишком много других воспитательниц было во дворе. И только когда уже все отправились на обед и чуть не плачущая от разочарования Манана ступила на порог здания сада, вслед ей раздался громкий крик брата «Манча!»

– Ноги подкосились, и я буквально упала на руки моей новой нечаянной подруги, – взволнованно рассказывает Манана, в который раз переживая те же чувства, что и в тот день. – Я рыдала и никак не могла остановиться. Но теперь мы знали, что наш Рома жив и его надо спасать. Благодаря огромным усилиям и вмешательству Мирона Шамба, отца Сергея и Тараса Шамба (он в то время был председателем коллегии адвокатов) брата удалось вызволить из тюрьмы. Но главные испытания ждали нас впереди. Испытания для наших мужчин и для нас.

– Конечно, мужчины знали, что война неизбежна и были готовы к ней морально, а мы, женщины, хотели верить в лучшее, – тяжело вздыхает моя собеседница…

Во время войны артистическая семья Шамба-Шакая выступала перед воинами между боями, дети помогали в госпитале, и все переживали за родных, оставшихся на восточной стороне…

Известие о гибели брата Манана встретила стойко. Казалось, что случившееся – сон, который сейчас отступит, но дни сменяли друг друга, а боль невосполнимой потери теперь навсегда с ней…

Иногда она задает себе вопрос: сколько может вынести и вытерпеть человек? И понимает, что человек с Божьей помощью может все…

Сегодня солистка Государственной хоровой капеллы Абхазии, солистка Абхазской государственной филармонии, педагог Сухумского музыкального училища имени Чичба Манана Петровна Шамба репетирует новую программу, работает с учениками. Среди ее воспитанниц прекрасные и уже прославленные голоса – Нана Черкезия, Альдона Цкуя.

Манана считает себя счастливым человеком – счастливой женщиной, матерью, бабушкой, певицей. Она всем желает счастья, здоровья и радости.

Где бы она ни выступала – под сводами храма, на поляне в селе или на сценах, она остается собой – той самой лучезарной и при этом очень скромной девочкой Мананой из третьей Сухумской школы. Нет в ее жизни места гордыне и тщеславию. Есть только стремление работать и дарить свой труд людям. Кому много дано, с того много и спросится…

– Спасибо моей половинке, – улыбается Манана, – главе нашей семьи Райко Шакая. Мы вместе сорок лет. Он – моя опора во всех делах, поддерживает, вселяет уверенность и отгоняет сомнения.

Вот так и живет Манана Шамба – в ладу с Господом, с собой, с людьми и собственной совестью…

Юлия СОЛОВЬЕВА


Возврат к списку