Главная

МОЛОХ В АБХАЗИИ 03.08.2017

МОЛОХ В АБХАЗИИ

Страницы нашей истории

(Продолжение. Начало в № 78, 79)

Как уже отмечалось, Большой террор в Грузии не только придал толчок формированию грузинской нации, но и способствовал усилению грузинского национализма. «В результате близорукой политики московского руководства, – заключают авторы, – именно на периферии непоправимым образом были заложены структуры медленного развала советской империи. Бывший народный комиссар национальностей Иосиф Сталин, будучи истинным творцом этой политики, стал могильщиком Советского Союза в буквальном смысле этого слова». (С. 343-347). Данное исследование немецких ученых по своей компетентности, новизне, научной смелости и проницательности, безусловно, станет ярким событием в историографии. Это совершенно непохожий, новаторский взгляд на события, основанный на уникальной методике, которая позволила за сухими цифрами увидеть драматическую судьбу не только отдельных личностей, но и трагедию целых народов, о которых до сей поры предпочитают хранить молчание.

В Абхазии, особенно в новейшее время, вышло немало работ по репрессиям 30-50-х гг. Многие положения абхазских историков, независимо от них, нашли свое неожиданное новое подтверждение у немецких исследователей. Что касается раздела «Грузия в пути», то порой кажется, что дискуссия между немецкими и некоторыми грузинскими учеными идет не только на разных языках, но и в параллельных мирах. Одни сохранили выдержку и такт, достойно «держали удар», другие – в пылу полемики позволяли себе высказывания в духе 37-го года...

К сожалению, нет возможности оппонировать по всем темам, тем более что на протяжении почти 30 лет были даны ответы на многие вопросы тому же Д.Гамахария. А пишет он одно и то же, например, о пришлости абхазов в Абхазию не то в XVII, не то в XVIII в. Немецкие авторы тактично ответили ему, что вообще-то речь о другом периоде, да и Г.Анчабадзе возразил: помимо этой «теории» (в основном П.Ингороква), есть и другие мнения известных грузинских историков, которые относят абхазов к автохтонным этносам. «Теория» Ингороквы, любимца Берия, появилась в 1949-1951 гг., когда готовилась депортация абхазов и ее целью было доказать, что это не коренной, а пришлый народ, и потому его можно выслать... Данная фальшивка используется в Грузии в периоды обострения грузино-абхазских отношений и служит «для внутреннего пользования». В свое время ее признали политизированной и подвергли серьезной критике. Немецкие авторы вынуждены были заметить: «В новейшей грузинской историографии вектор миграции оказался повернут на 180 градусов (речь здесь идет не об эмиграции абхазов из Абхазии, а об их иммиграции в Абхазию), однако эта позиция не получила поддержки за границами Грузии» (С.356).

Д.Гамахария возмущает фраза авторов «Этноса и террора» о «старой традиции грузинского национализма XIX века», откуда берут начало современные проблемы Грузии, включая территориальную. Он часто упоминает Я.Гогебашвили, но нигде не говорит о его программной статье о колонизации Абхазии мегрелами, известной под весьма красноречивым названием «Кем заселить Абхазию?» (Тифлисский вестник.1877).

В свое время грузинский академик Г.Джибладзе заметил, что «за исключением некоторых ошибок, допущенных особенно в статье, опубликованной в 1877 году – «Кем заселить Абхазию?», Я.Гогебашвили занимал принципиально правильную позицию в вопросах, касающихся абхазского народа» (Джибладзе Г.Н. Педагогика и методика. Письма, мемориал. Тбилиси, 1974. С.152 (на груз. яз.)). Так, например, в своем раннем известном сочинении «Бунебис кари» («Ключ к природе».1858) он подчеркивал, что абхазы самостоятельный народ и что «они из большого народа стали малочисленными, над ними нависла опасность исчезновения».

Не устраивают Д.Гамахария и этнодемографические данные, основанные на «посемейных списках» 1886 г. и материалах Первой всероссийской переписи населения 1897 г., которые он называет чрезмерно политизированной имперской статистикой, а немецких авторов сравнивает с шовинистами и сепаратистами (!). Причина здесь одна – в этих самых авторитетных переписях дана реальная картина, а недовольство вызвано тем, что мегрелов в Абхазии тогда было еще не так много. В 1886 г. абхазов числилось 58963 человека (85,7 %), а грузин (в основном мегрелы и лазы – 3558) – 4166 человек (6%). Д.Гамахария, А.Тотадзе и др. заявляют, что в 1886 г. самурзаканцы были мегрелами, а не абхазами, но это противоречит фактам. В посемейных списках по Самурзаканскому участку самурзаканцы и мегрелы (незначительное количество) даны в разных графах, а в итоговой таблице самурзаканцы представлены вместе с абхазами. Да и Я.Гогебашвили подчеркивал: «Самурзаканцы – ветвь абхазского племени» (ТВ.1877. 9 ноября. № 245).

Следует напомнить, что абхазы были тогда «виновным населением» (1877-1907 гг.) и имперским властям не было никакого резона увеличивать их численность в своей статистике... Это к вопросу о «политизированности» переписи 1886 года. В 1897 г. абхазы составляли 58697 человек (55,3%), а грузины (в основном мегрелы 23810) – уже 25875 человек (24,4 %).

Оценку этнодемографическим процессам в Абхазии во второй половине XIX – первой четверти XX века дал в 1926 г. известный востоковед В.А.Гурко-Кряжин. «Количество абхазов, – отмечал он, – проживающих сейчас в стране, совершенно не соответствует той роли, которую они играли в исторических судьбах. Искусственное разжижение абхазского населения объясняется тремя главными причинами: массовой эмиграцией их в результате завоевания Кавказа Россией и ее войн с Турцией, инфильтрацией мингрело-грузин, ассимилирующих аборигенов страны, и колонизационной политикой царского правительства». (Гурко-Кряжин В.А. Абхазия. Издание Научной Ассоциации Востоковедов при ЦИК СССР. М. 1926. С.10).

Число грузин в Абхазии неуклонно возрастало, в основном за счет переселенческой колонизации в 1918-1921 гг. и особенно в 1930 – 1950-е гг.

Вообще следует заметить, что целый ряд грузинских исследователей (А.Ментешашвили, Д.Гамахария и др.) предпринимают попытки довести до ничтожной цифры и без того небольшое абхазское население, ссылаясь при этом на необъективные и второстепенные грузинские источники. По поводу умышленного занижения численности абхазов еще 30 марта 1920 г. в абхазской газете «Апсны» высказался один из лучших знатоков абхазской жизни Дмитрий Гулиа. (См.: Лакоба С. Ответ историкам из Тбилиси: документы и факты. Сухум, 2001. С. 50-52).

Приходится лишь удивляться, как это абхазы вообще дожили до сего дня в грузинской статистике...

Д.Гамахария отдельно коснулся вопроса о «демократических» выборах в третий (первый был создан в ноябре 1917 г.) Абхазский Народный Совет (АНС) в 1919 году. О каких «демократических» выборах может идти речь, если Абхазия со второй половины июня 1918 г. была оккупирована Грузией, если АНС, Абхазский парламент, дважды разгонялся вооруженной силой (15 августа и 9-10 октября 1918 г.), а многие его депутаты-абхазы были арестованы и содержались в Тифлисе, в Метехском замке.

Накануне этих выборов в 1919 г. английское командование требовало освободить абхазских депутатов. Вообще об этом периоде и о полемике с грузинскими историками мною подробно было сказано в ряде изданий, начиная с 1989 года. Достаточно привести выступление министра ВД Грузии Н.Рамишвили в парламенте Грузии 17 декабря 1918 г., в котором он признавал, что в Абхазии до сих пор действовал только «правительственный меч».

(Продолжение в следующем номере)

Станислав ЛАКОБА, научный сотрудник АбИГИ, профессор АГУ


Возврат к списку