Главная

ДЖЕМРЕ ЖАДЕ: «ТЕПЕРЬ Я НЕ МОГУ БЕЗ АБХАЗИИ» 20.09.2017

ДЖЕМРЕ ЖАДЕ: «ТЕПЕРЬ Я НЕ МОГУ БЕЗ АБХАЗИИ»

Белый корабль, появившийся на горизонте. Какие чувства он вызовет в душе одинокого человека, наблюдающего за ним на морском берегу? Корабль. Не его ли ждала Ассоль, вглядываясь в морскую даль, корабль с алыми парусами – символ воплощения мечты? Но тот, кто волею судьбы оказался далеко за пределами своей Родины, чьи родные пережили все тяготы махаджирства – насильственного переселения в Турцию, не увидит в море корабль с алыми парусами. У его корабля черные паруса, потому что море у махаджира ассоциируется с дорогой смерти, с дорогой в ад. Эта дорога омыта горькими слезами изгнанников по тем, кто не вынес тягот, ужаса переселения, кого поглотила морская пучина. Жгучая щемящая боль – память о тех далеких временах, наверное, передается генетически, ведь и потомки махаджиров мечтают вернуться на свою историческую родину, и это чувство родины, живущее в душе каждого, не дающее жить спокойно на чужбине, не подвластно ни векам, ни расстояниям. Тяга к родине предков неодолима. Всю свою жизнь махаджир доктор Кьазым Ертрук Жаде мечтал о возвращении на Родину, но мечте его не суждено было сбыться. Даже горсть родной земли не успела привезти ему его внучка Джемре. Он ушел из жизни незадолго до того, как она получила долгожданную визу. Это дедушка рассказал ей, как представители фамилии Жаде оказались на чужбине в Турции, сколько тягот и лишений им пришлось перенести. Одному из братьев Кьазыма Ертрука удалось избежать переселения, так как в этот момент он тяжело заболел и не мог даже взойти на корабль. Так он остался в родном селе в Адыгее. Долгие годы братья ничего не знали друг о друге. Джемре рассказывает, что только в 1994 году родственники из Адыгеи нашли их, и они стали общаться. Джемре с акцентом, но неплохо говорит на русском языке. Я с интересом слушаю ее.

«Мой дедушка, – продолжает Джемре, – говорил с нами на родном адыгском языке. Он хотел, чтобы мы знали его, хотя бы понимали язык. Он часто рассказывал о родине. Однако интерес к истории моего рода и вообще к истории диаспоры появился у меня во время учебы в институте. Преподаватель по социологии посоветовал мне изучать тему диаспоры, подчеркнув, что у адыгов очень богатая история. Я стала интересоваться литературой, связанной с насильственным переселением кавказских народов, расспрашивать своих родственников, которые как раз в то время впервые приехали к нам в Турцию из Майкопа, собрала немало материала об адыго-абхазской диаспоре. Так что уже давно эта тема стала частью моей жизни. Я неоднократно посещала представительства диаспор во многих странах мира. Давно изучаю, как проходит адаптация наших соотечественников, вернувшихся на историческую родину, с какими проблемами они сталкиваются. Можно сказать, что моя работа привела меня в Абхазию. Впервые я приехала сюда в 2006 году по приглашению Госкомитета по репатриации. Познакомилась с дипломатом Максимом Гвинджиа, и он предложил мне остаться и работать в Абхазии, так как Абхазии нужны социологи, тем более специалисты с хорошим образованием и большим опытом работы. Я училась в институте социологии и статистики в Анкаре, потом закончила магистратуру в Институте евразийских исследований, в разные годы защитила кандидатскую и докторскую диссертации. Преподавала в университете Сассекса в Великобритании, работала наставником в университетах в Турции, была задействована в различных научно-исследовательских проектах. А в Абхазии я живу уже десять лет».

Джемре с большой теплотой говорит обо всем, что связано с Абхазией, чувствуется, что теперь эта страна вошла в ее сердце навсегда. Ее неоднократно приглашали на престижную работу в Великобританию, но каждый раз она отказывалась, ибо связывает свое будущее только с Абхазией.

«За границей, безусловно, уровень жизни выше, но здесь другие отношения между людьми, больше свободы в определенной ситуации, – считает Джемре. – Да, зарплата маленькая, но зато есть хорошие друзья. Кроме того, Абхазия представляет большой интерес для меня как социолога. Я вижу, как с каждым годом жизнь становится лучше, и эта трансформация, может быть, не так заметная для коренных жителей, привлекает меня. Отрадно видеть, как некогда бедная страна постепенно возрождается. В первые три года меня здесь удерживал научный интерес, а теперь я не могу без Абхазии».

Конечно, Джемре было трудно обжиться на новом месте, но постепенно все наладилось. Поддержали подруги Лиза Кутарба, Виктория Хурхумал. В первый приезд Джемре Лиза предложила ей остановиться у нее, но Джемре подумала, что вдруг это сказано не от сердца, и решила остановиться в гостинице. Однако Лиза забрала ее домой. А отец Лизы сказал: «Ты мне будешь восьмая дочка». Он спросил: «Ты хочешь говорить на русском или учить абхазский язык?». Джемре ответила: «Учить абхазский». И все стали в доме говорить только на абхазском языке, вспоминает Джемре. Теперь она на абхазском говорит лучше, чем на русском. Обосновавшись в Сухуме, она то и дело приезжает в Кутол в семью Кутарба погостить, отдохнуть. Ей здесь всегда рады. Вот уже десять лет Джемре Жаде работает в Центре стратегических исследований при Президенте РА, участвует в различных форумах за пределами республики. Сфера ее научного интереса: диаспора, возвратная миграция, культурология. Джемре – автор свыше 25 научных статьей на турецком и английском языках, учебника «Тренинг-семинар по методологии социологических исследований» (Сухум, 2010), занимается подготовкой к изданию новой научной книги на русском языке, пишет статью «Литература абхазо-адыгской диаспоры». Она считает, что в будущем Абхазия сумеет создать свою программу репатриации по образцу Израиля, предлагающую полный пакет социальной поддержки тем, кто решился вернуться на историческую родину.

Родиной предков Джемре Жаде является Адыгея, но она нисколько не жалеет, что обосновалась в Абхазии. То и дело отправляется в Стамбул, в котором она родилась, и где всегда ее ждут мама и брат, но всегда возвращается. Дай Бог, чтобы все надежды Джемре оправдались, и сбылись мечты – самые главные. Пусть больше никогда никто не увидит на море корабль с черными парусами.

Лейла ПАЧУЛИЯ


Возврат к списку