Главная

20.09.2017

ДОЧЬ ПОКОРИТЕЛЯ СКАКУНОВ

Абхазия в лицах

(Продолжение. Начало в № 97)

«Каждый по-своему воображает рай, мне он с детских лет представляется библиотекой»…

Под этими словами, которые аргентинский писатель Хорхе Луис Борхес сказал после того, как его назначили директором библиотеки, Зина Сабекия с удовольствием бы подписалась.

Быть хранительницей книг Зине, видно, на роду было написано… В семье она – единственный филолог. Все остальные дети Чото Сабекия и Тины Воуба получили экономическое образование. Наверное, в чутком материнском сердечке Тины отложилось: Зине всегда нравились книги.

В уютной школе села Тхины Очамчырского района Зину помнили и помнят все. И передают из уст в уста, как она рвалась в школу вместе со старшей сестрой. И даже раньше ее научилась читать. В пять лет.

– Я вместе с Нателлой стихи учила, когда она пошла в первый класс, – со свойственной ей застенчивостью говорит Зина Чотовна.

Первой книгой, которую она прочла самостоятельно, было издание Дмитрия Гулиа, 1962 года, на абхазском языке, с рассказом, который в переводе на русский называется «Почему в семье Сабекия не едят зайцев». Сама книжка была из разряда тех, что запоминаются на всю жизнь. Много раз читанная-перечитанная, с доброй аурой.

– И сам рассказ словно пронзил меня. Он был написан так ярко, выпукло, что я все живо представила и всем рассказывала. Мало того, Гулиа написал этот рассказ о девушке из нашей семьи, дедушкиной сестре. Так вот, девушка по фамилии Сабекия сидела как-то во дворе и вязала. А в это время из лесу охотничьи собаки выгнали зайца… Заяц пробежал между прутьями изгороди, прыг – и притаился у девушки на коленях. Она прижала зайчишку к груди, а собак прогнала, хоть они возвращались к своим хозяевам неохотно: добыча-то ускользнула…

У зайца так колотилось сердце и такими говорящими глазами он смотрел на девушку, что она, покормив его, как гостя, овощами, отпустила с богом.

После этого случая, который, конечно, получил огласку в округе, представители фамилии Сабекия зайцев не едят.

– Так вы по сей день придерживаетесь этого табу и не едите зайцев?

– Нет, так и не едим. Когда наши ребята на охоту собираются, старшие всегда предупреждают, чтобы за зайцами не охотились, ни в коем случае не убивали их.

Только несведущий в библиотечном деле человек может предположить, что работа в библиотеке размеренная, неспешная. Хотя если вы скажете об этом Зине, она, чтобы вас не обидеть, конечно, согласится, кивнет, мол, так и есть… Но сама-то она знает: связать жизнь с библиотекой – а уж тем более в наши дни – может только самоотверженный человек.

– Когда нашими умами овладело телевидение, все стали говорить: ну вот, теперь книги на свалку! Появился интернет, в котором можно найти буквально все, но люди приходят и говорят: «Мы хотим ощутить тепло книги». И я понимаю: пришел мой человек, для которого книги, как и для меня, – живые.

– Это в тебе говорит консерватор, – шутят родные, хотя сами боготворят и берегут волшебную атмосферу, которая заполняет любое пространство, где появляется их мама. С самого раннего детства дочери Зины – и Радочка, Радмила, которая сама уже жена и мама, и младшие Астанда и Гуранда – вели себя тихонько и, даже играя, перебегали по дому на цыпочках, когда мама садилась работать. Сначала она просто писала планы, как оптимизировать работу, а потом планы превратились в планы масштабных библиотечных мероприятий, и сегодня все сценарии проводимых в Сухумском районе событий, связанных с библиотекой, создает именно она, Зинаида Сабекия.

Да-да, сначала Зинаида Сабекия начала работать в Сухумском районе, а уже потом, в послевоенные годы, вошла в ее жизнь и библиотека Академии наук.

…Знакомство Зины с районом началось в 1980 году, когда она пришла в качестве старшего библиографа на работу в ЦБС (централизованная библиотечная система) Сухумского района, к которой относились все сельские библиотеки. ЦБС находилась в селе Баслата.

– Заметьте, в те времена в Сухумском районе было 40 (!) библиотек, а библиотечный фонд в целом составлял 440 000 книг, – рассказывает Зинаида Чотовна. – Сухумский район по составу населения был по преимуществу грузинский. Я сразу заметила некоторые недостатки в работе. Быстро привела русский сектор библиотечной системы в порядок, а также предложила во время семинаров, которые для библиографов и других библиотечных работников систематически устраивали и проводили на грузинском языке специалисты из Тбилиси, параллельно проводить и на русском. Мою инициативу поддержали, так что дела пошли очень даже хорошо.

– Со временем я узнала, что была единственной абхазкой среди библиотекарей района. Потом, конечно, положение изменилось. Несмотря на то, что библиотеки были разбросаны по селам, мы все дружили и помогали друг другу независимо от национальности. Помню, у одной нашей подруги (сами знаете, как бывает) – то она проблема, то другая… Она стала пропускать работу, библиотека часто встречала читателей замком на дверях, и на нее даже поступило несколько жалоб. Мы не могли допустить, чтобы комиссия, которая должна была вот-вот приехать с проверкой, обнаружила провал в работе одной из наших библиотек. В выходные дни мы приехали и помогли подруге привести все в порядок: дополнить картотеку, все новые поступления правильно оформить и разместить… Комиссия приводила спасенную нами библиотеку всем в пример как образцовую. Не представляете, как мы были счастливы!

(Окончание в следующем номере)

Юлия СОЛОВЬЕВА


Возврат к списку