Главная

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре 20.09.2017

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре

СОВЕТ, КОТОРЫЙ ДАЛ ОДИН ТУРЕЦКИЙ ВОЕНАЧАЛЬНИК

(Из дневниковых записей Полпреда Абхазии в Турции (1994 – 2014 гг.) Владимира Авидзба)

Кто автор этой традиции, никто не знал, да особенно и не вникал, но соблюдали ее строго. А традиция в следующем: в три-четыре месяца раз в Анкаре, в гостеприимном ресторане или кафе, собирались представители черкесской диаспоры (в Турции в черкесскую диаспору входят адыги, абхазцы, чеченцы, кабардинцы, абазины, убыхи, другие представители северокавказских народов, численность этой диаспоры – до восьми миллионов человек), собирались, чтобы пообщаться и поесть национальную еду. Национальная еда, конечно, больше была поводом, главное – узнать новости о далекой Родине, получить информацию о конкретных событиях, происходящих там, узнать, кто был там недавно и что видел своими глазами, кто собирается оттуда приехать сюда и т.д.

Руководство абхазской диаспоры – Комитет солидарности с Абхазией, дернеки всегда приглашали на эти собрания Полномочного представителя Абхазии Владимира Авидзба. А он, как правило, и не отказывался. Но каждый раз к этим встречам готовился, потому что его обязательно просили рассказать о новостях абхазской жизни, причем, не обязательно политических. Турецких кавказцев интересовало об Абхазии все: послевоенная экономика, сельское хозяйство, уровень рождаемости, то, как приживаются на исторической Родине бывшие абхазские махаджиры, вернувшиеся домой, не готовит ли Грузия новое нападение на Абхазию, пишут ли после войны абхазские поэты стихи, и еще многое-многое другое.

Вот как раз о творческой жизни в Абхазии поэтов, писателей, художников, разумеется, после небольшого традиционного экскурса в политическую обстановку того периода, Авидзба и собирался рассказать.

Но тут он увидел среди гостей знакомое лицо (только знакомое лицо, представлены они друг другу не были) – это был очень высокий чин Вооруженных сил Турции – начальник Генерального штаба Доган Гюреш, по происхождению чеченец. Полпред сразу же отбросил мысль о необходимости знакомить всех присутствующих с творческой жизнью в Абхазии: «Надо протянуть линию связи: Абхазия – Чечня. И это, конечно, прежде всего, будет Отечественная война абхазского народа против грузинского агрессора и братская помощь чеченских добровольцев и других северокавказцев, вместе добившихся Победы. Пусть обо всем этом, об эпизодах войны, о боевом братстве, о многих других деталях, об именах своих земляков узнает начальник штаба турецкой армии».

Именно об этом он и стал говорить, когда к нему обратились с просьбой выступить. Слушали внимательно, не перебивая, вопросы посыпались потом, но материалом он владел, и неотвеченных вопросов не осталось.

Вскоре к столу, где сидели Ирфан Аргун, Гюндуз Гечба, другие члены Комитета солидарности и Владимир Авидзба, подошел Селями Агрба – их большой друг и высокий чин в Министерстве внутренних дел Турции. Обратившись к Авидзба, он сказал: «Тебя просит подойти и приглашает к своему столу Доган Гюреш».

Поздоровались они дружески. Начштаба сказал, что узнал для себя много интересных подробностей. Поговорили и о сегодняшнем дне в Абхазии, в Чечне. Прощаясь, турецкий военачальник сказал: «Мне известно, что вас поддержали русские. Не прерывайте эти контакты, держитесь за них».

На очередном заседании Комитета, где, как обычно, присутствовало много приглашенных, Полпред рассказал о своем знакомстве с высоким чином турецкой армии и беседе с ним, озвучил и сознательно подчеркнул его совет. И для тех членов Комитета, и для приглашенных, кто еще сомневался в необходимости дружеских отношений Абхазии с Россией, слова военачальника стали последним и решающим аргументом. Противники сотрудничества с Россией изменили свое мнение. Более того (и это подчеркнуто в записях дневника особо), в среде абхазской диаспоры они стали наиболее активными пропагандистами дружеских абхазо-российских контактов.

***

26 августа 2008 года. Дословная запись в дневнике, в переводе с абхазского на русский.

«Это было во второй половине дня. (После достаточно длительной болезни я находился дома). Вдруг под окнами раздались автомобильные сигналы, их было много. Затем я услышал крики: «Вово! Вово! Выходи». Несколько человек поднялись в квартиру и практически силой вытащили меня на улицу и усадили в машину. «Абхазия – независимая страна! Независимую Абхазию признала Россия!» Я об этом великом событии уже знал, мне позвонили из Абхазии. Со мной была моя семья. Все вместе мы поехали в дернек. Там уже собралась огромная толпа народа. Мы стали пробираться, чтобы войти в помещение, но это было почти невозможно. Вдруг меня подхватили, стали подбрасывать и кричать: «Абхазия, Абхазия! Слава независимой Абхазии!» Жена и дочь перепугались – я был еще не совсем здоров. В зале дернека народу было еще больше, меня просили обратиться к людям. Я стал говорить, но слышали только те, кто был поблизости. Но это было совершенно не главное, главным был настрой людей – торжествующий, патриотичный. Они осознали себя частью своей Родины, Родины, которая и их усилиями тоже стала самостоятельной, ни от кого не зависимой. Это была победа – их общая победа, победа, объединяющая их, разделенных сотни лет назад, в единое целое.

Мы все разместились в машинах с флагами, и несколько часов ездили по Стамбулу, сигналя и громко сообщая о своем торжестве. Полиция нас не трогала. Жители Стамбула, узнав о причине такого ликования, приветствовали нас.

А уже через семь дней, 2 сентября, в Стамбул приехал министр иностранных дел России Сергей Викторович Лавров. В Генеральном консульстве Российской Федерации в Стамбуле состоялась его встреча с представителями черкесской диаспоры. А потом Лавров побеседовал со мной и поразил доскональным знанием ситуации, дал много рекомендаций, которые, уверен, будут актуальны для нас еще много лет». («Я был прав, все актуально и сегодня». Эту запись В.Авидзба сделал в апреле 2017 г.).

Публикацию подготовила Лилиана ЯКОВЛЕВА


Возврат к списку