Главная

В ЛАДУ С ПРИРОДОЙ 27.09.2017

В ЛАДУ С ПРИРОДОЙ

Будни наших сел

О селе Атаре Армянской, славившемся в советское время своим развитым сельским хозяйством, я хоть и слышала, но никогда не приходилось там бывать. А ведь когда-то, я читала не раз, в селе в промышленных масштабах выращивали чай, табак, а жители сдавали в сельскую контору тонны фруктов из своих садов. Да и люди жили здесь весьма зажиточно и богато. Однако во время грузино-абхазской войны в Атаре шли ожесточенные бои. Спасаясь, жители села, в основном армяне (поэтому село и называется Атара Армянская), стали уезжать, а после войны в родные края уже не вернулись. Так село практически опустело и пришло в упадок...

Несколько лет тому назад Атара Армянская зажила новой жизнью. Что удивительно, в село стали приезжать целыми семьями люди из России и обживать ее плодородные земли. Здесь ожили цитрусовые плантации, ореховые и яблоневые сады, заработала и школа. Более того, теперь на многих прилавках наших магазинов, что не может не радовать, появилась экологически чистая продукция уже известного бренда – «Атара». Это соки, варенья, джемы, различные овощи и фрукты, которые у населения пользуются спросом.

В один из будних дней редакция газеты «РА» решила отправить меня вместе с коллегой Энвером Ходжава в знаменитое очамчырское село, точнее, в семью Виктора Ланга, переехавшую сюда четыре года назад. Это они пригласил нас посетить Атару Армянскую. Да и нам захотелось посмотреть, в каких условиях живет русская община, на что жалуются и нуждаются ли в какой-либо помощи.

Из Сухума в Атару Армянскую мы выехали утром. Представшая перед нами картина когда-то одного из красивейших уголков Абхазии теперь не радовала взгляд. Большая часть домов обветшала и пустует, а многие сады и орешники уже многие годы в зарослях колючки и дикой ежевики, некому за ними ухаживать. Да и дорога в Атару Армянскую грунтовая, после войны асфальт так и не был проложен, но поселенцы не жалуются на жизнь, наоборот, счастливы, что имеют возможность жить на свежем воздухе, есть экологически чистую еду, вести спокойную, размеренную жизнь, чего, по их словам, нет в современных городах, особенно мегаполисах.

– Мы даже телевизор не смотрим из-за обилия негативной информации. Правда, о событиях, происходящих в мире, знаем. Пользуемся Интернетом, – при встрече рассказал нам Виктор.

Найти дом, в котором он живет с супругой Викторией и двумя детьми, нам удалось не сразу. В селе, считающемся немаленьким, живет всего лишь 25 семей – около 100 человек. Но по пути мы так никого и не встретили, так что не у кого было и спросить, как проехать к дому. Заблудиться здесь было просто, ведь рядом с Атарой Армянской находятся и другие села – Аракич и Атара Абхазская, а указательных знаков никаких нет.

– Уф гуща! – радостно вздохнули мы на абхазском, когда у ворот двухэтажного дома с небольшим двориком заметили радостно улыбающегося Виктора Ланга. Выйдя из машины и тепло поздоровавшись со всеми членами семьи, мы приняли заманчивое предложение попробовать фрукты и ягоды из их собственного сада. Кто может отказаться от таких угощений?

Два участка, которые находятся в распоряжении семьи Виктора Ланга, находятся за домом. На одном из них супруги выращивают овощи. Виктор с обязанностями агронома справляется довольно-таки неплохо. Он сажает, точнее, изучает неприхотливые экзотические культуры, которые здесь не распространены, но если их начать сажать, они могли бы давать богатый урожай.

– Одна из таких культур – спаржа, – рассказывает Ланг и показывает на длинные тоненькие побеги небольшого кустарного растения, растущего в теневой части огорода (спаржа любит тепло и влагу).

– Очень люблю спаржу, но никогда не видела, как растет она, – замечаю я.

– Однако далеко не все, что продается в магазинах, – продолжает мой собеседник, – является настоящей спаржей. Часто нас обманывают, и под видом молодых побегов этого растения продают соевую спаржу, которая делается из соевых бобов. То есть используется особая технология приготовления.

– Надо же, я об этом и не знала, – говорю я.

– И я не знал, а теперь благодаря своему пристрастию знаю. Ждем богатый урожай, вместе с женой будем потом мариновать (продукция появится на прилавках абхазских магазинов).

Я продолжаю изучать растения, посаженные Виктором:

– А это что?

– Это – маракуйя, это оливковые деревья, правда, плодов пока у них нет, это – помидоры «черри», а вот чайоты и бататы (кстати, я их уже не раз встречала на сельскохозяйственных выставках среди продукции от Атары Армянской. – Э.А.), – продолжает Ланг. – Батат отличается от картофеля сладостью и своей формой. Корнеплоды у него более округлые и вытянутые. И одно из основных достоинств батата – то, что растение не поражается колорадским жуком в отличие от картофеля. Это позволяет выращивать экологически чистую продукцию без применения химических препаратов.

– А дальше у нас, – продолжает Виктор, показывая в глубь участка, – мандариновые плантации, около 6 гектаров, которые четыре года назад не были такими ухоженными, как сейчас.

Виктор привел их в порядок, сделал обрезку деревьев. Правда, зимой большую часть урожая мандаринов они потеряли, не успели собрать его вовремя. Морозы ударили слишком рано. Естественно, теперь они учтут все свои ошибки и надеются на хороший урожай.

(Продолжение в следующем номере)

Эсма АРДЖЕНИЯ


Возврат к списку