Главная

29.09.2017

АНДРЕЙ, УЛЬЯНА И ЗАУР. ИХ ПОЗНАКОМИЛА ВОЙНА

СЕНТЯБРЬ. АИААИРА – 24

Тогда ей было всего 23 года. Возраст, когда особенно томится сердце в ожидании любимого, хочется развлечений, ярких радостных впечатлений. Но юная россиянка из Санкт-Петербурга Ульяна Смирнова предпочла прийти на помощь сражающейся за свою независимость Абхазии. Она прибыла в Гудауту в составе казачьего войска из Ростова-на-Дону. Ульяна осознанно шла в самое пекло войны, пытаясь спасти раненых бойцов, вовремя оказать медицинскую помощь, не обращая внимания на свист пуль и разрывы снарядов. И хотя это был ее выбор, по-видимому, испытание войной было предначертано ей судьбой, ведь в жизни ничего не случайно. Здесь, на войне, она встретила своего будущего супруга, добровольца из Ставрополья Андрея Сердюкова. «В Абхазию меня подвигло приехать чувство справедливости, сознание того, что страдает малочисленный народ и надо помочь ему», – признается Ульяна. И она сделала все, что зависело от нее.

«Добровольцы очень помогли нам во время войны, и мы не должны забывать об этом, – говорит Заур Константинович Аршба, кавалер ордена Леона. – Группа «Эдельвейс», которая дважды высаживалась на Восточном фронте, состояла в основном из добровольцев. Андрей Сердюков был командиром, а я его заместителем. Мы все знали его под позывным «Худой», нас так и называли – группа «Худого». Все бойцы воевали отважно, выполняли специальные задания, но Андрей выделялся. Он такие вещи делал! У него был опыт военных действий, приобретенный в Карабахе, где он получил ранение. Я многому научился у него. И самое главное – он научил меня минировать. Надежный, уверенный в себе, он и видом своим, и поведением вселял уверенность в других. А санинструктор Ульяна тоже удивила меня своей отвагой. Обстрел. Хочется бросить все и спрятаться, а эта юная девушка рвется вперед, ведет за собой людей, оказывает помощь раненым. Она никогда не ныла, а в случае необходимости могла и твердость характера проявить. И Ульяну, и Андрея я всегда вспоминаю с особым чувством. Ни одна успешно проведенная операция на Восточном фронте не обошлась без группы «Эдельвейс». Она формировалась на Восточном фронте в ноябре 1992 года, начиналась с 12 человек, и тогда у нас даже оружия не было. После того как сформировалась, группа базировалась в основном в селе Лабре. Там все время шли бои, и группа всегда была на передовой. Затем во время перемирия ее перебросили в Гудауту. Первый десант на Восточный фронт был осуществлен в марте (тогда я и познакомился с Ульяной), второй – в августе. Обоими десантами командовал «Лакут» – Заур Зарандия».

Заур Аршба родился и вырос в Ткуарчале. После окончания Московского горного института жил и работал в г. Гагре. Война застала его в г.Очамчыре, куда родители переехали, купив дом. Перебрались в Ткуарчал, но только в ноябре он смог отправить жену Элину Барциц и двоих малолетних детей (Каме был годик, а Михе восемь месяцев) вертолетом в Гудауту. Он рассказал, что первая операция, в которой он участвовал, была в октябре: из засады группа бойцов взорвала Чащинский мост в районе Кындыг. «После одной из боевых операций было много раненых, – продолжил рассказ Заур Аршба. – Их и одного убитого погрузили на машину, но водитель отказался ехать, опасаясь, что дорога заминирована. Я разминировал те мины, которые поставил сам, но ставил ли их враг и если ставил, то где, я не знал. Тогда я по совету одного из бойцов сел на лошадь и поскакал впереди машины, чтобы показать, что мин нет. Главное, мои дети были в безопасности, а о себе я в тот момент не думал. Спасать раненых надо было. Мы благополучно добрались до лазарета. Обратно возвращались вместе с парнем Воуба. Жаль, имени его не помню. Он так и стоит перед глазами. Через месяц его убили в Меркуле. Ему и 18 лет не было. Так вот, шли мы уже в темноте. Только что освободили деревню, в окнах домов виднелись горящие свечи, вокруг пустота, безмолвье, слышен только стук копыт. И вдруг из темноты крик: «Кто идет?»

– Аиааира, – ответили мы. Это был пароль.

Наши приветствовали в ответ выстрелами (это я потом узнал), а мы не поняли. Страх заставил скакать изо всех сил. Я, словно акробат, перекувыркнулся через лошадь и встал на ноги. У Воуба было ружье, пятизарядка, а у меня пистолет ТТ. Мы были готовы к самому худшему. Но… дальше все было спокойно.

Мираб Кишмария, выезжая на позиции, часто брал меня с собой, и от Покуаша до Атары Абхазской я помогал как мог очертить линию обороны, минировал, укреплял позиции, показывал, где лучше копать, где поставить огневые точки. Кроме того, на отцовском «Запорожце» я возил аммонал. Кстати, в одной из военных песен этот «Запорожец» упоминается».

О себе Заур Аршба рассказывает неохотно, больше о боевых друзьях. И по его словам чувствуется, как ему дороги Андрей Сердюков и его супруга Ульяна Смирнова.

«Андрея убили в Гагре спустя два года после войны, – с болью говорит Заур Константинович. – Ульяна с сыном Владимиром живет в Санкт-Петербурге, в небольшой коммунальной квартире на Васильевском острове. Я долго искал их, искал, чтобы узнать, как сложилась их дальнейшая судьба, требуется ли помощь ей, поддержка. И главное, я хотел, чтобы до семьи дошли награды: медаль «За отвагу», которой посмертно был награжден Андрей Сердюков, и юбилейная к 20-летию Победы в Отечественной войне народа Абхазии, которой была удостоена Ульяна Смирнова. Несколько лет эти награды лежали у меня в столе, и когда я брал их – обжигали руки. Я просил многих, кто ехал в Санкт-Петербург, разыскать Ульяну. А помог мне совершенно посторонний человек».

Так Ульяна Смирнова вновь попала в Абхазию. 12 сентября министр обороны Абхазии Мираб Кишмария вручил семье добровольца Андрея Сердюкова – вдове Ульяне и сыну Владимиру – его награду медаль «За Отвагу». Министр сказал: «Мы все знаем, сколько во время войны сделал Андрей для Абхазии. Он был достойным и мужественным человеком, отважно и точно выполнял специальные задания на войне и после нее. И супруга Андрея Ульяна проявила себя на высоком уровне в дни войны. Благодаря таким ребятам, которые нам помогли, мы победили». И Ульяне Смирновой в этот день вручили юбилейную медаль.

Память. Она помогает преодолевать невзгоды, помогает жить с болью об ушедших и не сломиться. О чем думала Ульяна, принимая награду своего супруга? Какие чувства переполняли ее? Что в этот момент испытывал сын отважных добровольцев, выросший без отца? Это останется тайной для нас. Главное, что Абхазия помнит своих героев.

Лейла ПАЧУЛИЯ


Возврат к списку