Главная

СПАСАЛА НАДЕЖДА… 29.09.2017

СПАСАЛА НАДЕЖДА…

СЕНТЯБРЬ. АИААИРА – 24

Надежда спасала её все время. И когда она сразу потеряла двоих сыновей. И когда потом третьего. Потом четвертого. Каждый раз она успокаивала себя словами, сказанными при первой, двойной потере, её родственником Виктором Тванба: «У тебя еще трое сыновей!». Трое! Ради них стоит жить! Вон у других единственные гибнут… Потом сказала: «У меня ещё двое!». А потом остался один, ради которого продолжила жить. И продолжает жить.

Несмотря на потерю четырех сыновей, она, эта ладная и приятная женщина –Тамара Давидовна Эзугбая – не стала злой, нудной, не окутана тяжелой аурой. Наоборот, она несет положительную энергетику, с ней уютно и как-то спокойно. Я это ощущала даже тогда, когда с ней говорила о страшных днях в её жизни – конечно же, самых страшных. Я знаю многих матерей, которые потеряли своих сыновей на войне или не на войне, знаю тех, кто потерял единственных. Но таких, кто потерял бы в один день двоих, а в войну – четверых, не знаю, по крайней мере в нашей Отечественной подобных фактов больше не было. В Великую Отечественную войну 1941 – 1945 гг., да, были женщины, увы, потерявшие сразу пятерых. И продолжали жить. Но, впрочем, что у них за жизнь?! Видимо, человек – это очень крепкое создание.

Вот и Тамара Давидовна – крепкий человек. Она с мужественным и добрым сердцем. И это позволяет ей жить дальше.

…Она находилась в Дурипше с самым младшим, пятым сыном Джаналбе, которому было 12 лет. Наступил Новый, 1993-й год. Когда за ней 1 января прислали какую-то гусеничную технику, потому что в выпавший в ту пору снег другой транспорт ходить не мог, и повезли в Нижнюю Эшеру, сказав, что умер муж, она подумала: слава Богу, что не дети, и вот, оказывается, почему она не могла притронуться к приготовленной родственницей курице – предчувствие беды было.

Когда вошла в свой двор, увидела мужа. Поняла, что беда к ней постучалась пострашней. А тут еще и два гроба. В одном её сын Давид. В другом какой-то бородатый парень. Тамара оплакивать стала их обоих, думая, что мама этого бородатого, видимо, не знает, что и она сына лишилась. Что, видимо, привезли они и его, чтобы здесь похоронить – так тогда делалось: хоронили где было возможно, где было безопасно, а потом, после войны, скольких перезахоронили! (Перезахоронение ждало и Тамару, об этом скажу позже). Через какое-то время она присмотрелась к бородатому – о, ужас! Это тоже её сын, Астамур! Они оба воевали на Восточном фронте. И погибли, оказывается, еще 25 декабря, во время боёв за Лабру. И только сейчас, в ночь Нового года, смогли их привезти.

Тогда сыновей похоронили на холме Верещагина. Потому что так посоветовал Отар Авидзба, который тоже потерял в войну сына: «Мало ли что может случиться?! Лучше там, потому что если мы проиграем, то грузинские танки могут их могилы выворотить». Эзугбая ведь на трассе живут, около военного санатория.

В течение шести месяцев Тамара Давидовна похоронила в Верхней Эшере еще двоих. Последним хоронила старшего своего Алмасхана. Погиб 24 июля 1993-го. Тогда, оказывается, она в горячке сказала: «Давайте убьем и младшего, последнего, и на этом покончим с нашей семьей…».

А потом, 12 марта 1994 года, она перезахоронила всех в один день – с холма Верещагина тела сыновей перенесли в родную усадьбу в Нижней Эшере.

К моменту гибели все они были очень юными: Алмасхану 23 года, Давиду, названному так в честь отца Тамары, должно было вскоре исполниться 22 года, Астамуру шел 19-й, а Владимиру было 17 лет.

Все награждены посмертно. Давиду присвоено звание Героя Абхазии, Алмасхан и Астамур удостоены орденов Леона, Владимир – медали «За отвагу».

Кстати, Алмасхан, когда уходил однажды на линию огня, сказал: «Хорошо, что Джаналбею всего 12 лет, и он не на фронте. А мы – не жильцы. Мама, всегда думай о тех, у кого никого не остается».

Они, кто на войне был, каким-то образом почти всегда знали, что их ждет…

Тамара Давидовна продолжала жить, если это можно было назвать жизнью. Ходила как тень. С 80 кг похудела до 42 кг. Все время была занята поминальными свечками и даже не до младшего было, и не помнит, всегда ли его вовремя кормила. «Сердце у тебя каменное», – говорила ей её родная мама Раиса Тванба. Но я хочу сказать иначе, как уже сказала вначале: не каменное у Тамары Давидовны сердце, а мужественное. Ведь она и впрямь смогла жить дальше, остаться доброй, быть полезной людям.

А мама её, бабушка четырех внуков, не смогла выдержать их гибели, её парализовало, и она была прикована к постели 12 лет, а потом умерла.

Летом 2005 года умер и муж Тамары Давидовны, Наполеон Владимирович Эзугбая.

Я всегда думала, что Эзугбая – это грузины, сама-то Тамара Давидовна в девичестве носила фамилию Авидзба. И удивлялась, что ребята с такой фамилией проявили героизм и патриотизм по отношению к Абхазии. Я сказала об этом ныне их матери. Она объяснила: это абхазская фамилия – Езыгуаа. В Галском районе проживали 176 абхазских семей, и когда в одну из горьких для абхазов ночей их записывали грузинами, три семьи на это каким-то образом смогли не согласиться. Об этом, о том, что их из абхазов переделали в грузин, есть сведения, по словам Тамары Давидовны, и в книгах, и в прессе. Вот их семья как раз из тех трех дворов, оставшихся абхазами. Хотя, конечно, хочется верить, что потомки других тоже знают о своих истинных корнях.

…Нынешняя надежда Тамары Давидовны – её внук и две внучки. Это сын и дочь от подросшего Джаналбе, женившегося в 2001 году на очень хорошей девушке, с которой дружил еще с детского садика. Правда, дети еще маленькие, шести и четырех лет – поздно родились. Но все равно, жизнь продолжается, очаг не закрылся, есть у неё, у бабушки Тамары, заботы о них, маленьких. Она помнит, не забывает и о том, что есть семьи, где никого не осталось, где не осталось не только сыновей, но и дочерей. А у неё есть и другая внучка – от Алмасхана, Шорена её зовут, и это особая история. Все сыновья к началу войны были холостыми. Но когда погиб старший Алмасхан, семья Эзугбая получила через Международный Комитет Красного Креста письмо, в котором сообщалось, что у них растет внучка. Оказывается, у соседки-грузинки с сыном был роман, и у них 26 июля 1992 года, ровно за год до его гибели, родилась дочь. Но старшие ничего об этом не знали. «Мы даже эту соседку с ребенком прятали у себя, когда шли бомбежки, не зная, что прячем свою внучку, – рассказывает Тамара Давидовна. – А во время сентябрьского перемирия она с ней уехала и сообщила только тогда, когда узнала, что Алмасхан погиб. Внучку мы увидели в её 16 лет – она к нам приехала в Эшеру. И уехала обратно к маме, в Грузию, но она наша, нашей крови».

Да, Тамара Давидовна не любит плакаться, страдать на публику, не любит, когда другие начинают причитать по поводу того, какая она несчастная. Зачем? Ведь есть надежда на лучшую жизнь. Если сегодня плохо, то завтра будет лучше, что-то изменится. В первую очередь станет лучше для молодежи – сегодня ей, молодежи, тяжело: необустроенность, влияние улицы, отсутствие работы, отсутствие ориентиров для подражания… Много проблем и в её родном селе, в котором она является главой Администрации с 2004 года (её на эту должность назначали экс-глава Сухумского района Лева Авидзба и Первый Президент РА Владислав Ардзинба). Здесь трудоустроены только человек 40 – благо, действуют две нефтебазы и газораздаточная станция, где можно было им начать работать. Плохо с сельским хозяйством – арендованные земли не обрабатываются, налогов собирается мало, да и система налогообложения, по её мнению, сегодня неправильная, налоги занижены, но что-то изменить не в её компетенции. Она сегодня борется за то, чтобы пенсионеры из Нижней Эшеры не ездили в Сухум за своей пенсией, а получали её в сельской Администрации, через аппарат, по коду, но с помощью кассирши, как это делается, впрочем, и в сухумском Сбербанке – ведь пожилые не могут пользоваться банкоматами. У неё много и других забот, но сейчас в целом речь не об этом, тем более что наша газета «РА» уже рассказывала о Тамаре Давидовне Авидзба-Эзугбая как о главе села.

Сегодня, в канун очередного Дня Победы, мы решили через газету напомнить о том, что есть у нас стойкая женщина-мать, есть другие матери, которые заслуживают того, чтобы мы низко им поклонились за всё.

Будьте здоровы и живите долго, Тамара Давидовна! Живите долго все другие мамы – с надеждой на то, что в Абхазии все будет хорошо.

Мы тоже верим в это, а иначе, как говорят сейчас, за что воевали, за что погибали?!

Заира ЦВИЖБА


Возврат к списку