Главная

СЛУЖИТЬ ОТЕЧЕСТВУ 13.10.2017

СЛУЖИТЬ ОТЕЧЕСТВУ

Гражданин Республики Абхазия

Есть в жизни человечества события, над которыми время не властно. Более того, с годами, с новыми поколениями пережитое, переосмысливаясь, приобретает новую глубину. Мы воздаем должное мужественным людям, истинным патриотам, для которых слова «Родина», «Отчизна» – не пустые звуки, а дорогие сердцу понятия.

Связь поколений

В истории села Мыку Очамчырского района, сердца Абжуйской Абхазии, много славных страниц, о которых можно рассказывать до бесконечности. Его труженики – истинные патриоты. Они не только выстояли в трудные перестроечные годы, в Отечественной войне народа Абхазии, но и в первой четверти XXI века реализовали все мечты старшего поколения. Сельский труженик – по природе своей боец. Таким человеком, хранителем опыта, традиций и мастерства, истинным патриотом своей малой родины был Нури Кватович Тарба. И его единственный сын, общественно-политический деятель, ныне министр сельского хозяйства Республики Абхазия, Даур Тарба не подвёл своего отца. Выполнив все его наказы, стал достойным сыном своего Отечества. Да и в советские времена он проявил себя истинным патриотом своей большой Родины – СССР, выполняя интернациональный долг в рядах Советской армии во Вьетнаме.

Родился Даур Нуриевич Тарба в 1959 году в селе Моква (Мыку) Очамчырского района в семье сельских тружеников. Отец Нури Кватович пользовался большим авторитетом не только в селе, но и в районе, где уважали и ценили его за мудрость, традиционность мышления и смелость в принятии решений. Мать Роза Георгиевна растила сына и двух дочерей, окружив их большой любовью и заботой. Родители с детства детям прививали любовь к земле, труду, однако были и требовательными. Занятиям в школе в этой семье уделялось серьёзное внимание. Вспоминая родителей, Даур Нуриевич подчеркивает, что отец для него являлся примером, и память о нём будет жить в его сердце всегда, каждый час, каждую минуту. А мать он считает эталоном женского обаяния и природной красоты, уникальной хранительницей семейного очага, наделённой силой духа и великодушием. Единственного сына они, конечно, холили и лелеяли, и Даур Тарба также старался отдавать все свои душевные силы на любовь к ним.

С детства Даур Нуриевич мечтал стать прокурором, но в те годы в абхазском пединституте не было юридического факультета. Поэтому, окончив в 1977 году сельскую среднюю школу, он решил поступать на исторический факультет. Набрав на экзаменах 18 баллов, не прошёл по конкурсу. Но руки не опустил: поступил в Ткуарчалское ПТУ и получил квалификацию машиниста шахтного электровоза, работал на шахте. Затем попробовал ещё раз поступить в институт. Но тщетно. В 1978 году его призвали в ряды Советской армии, и Даур Тарба попал в инженерные войска в городе Владивостоке. Отправляя сына в армию, Нури Кватович дал ему наказ – не курить и вступить в ряды КПСС. И эти два завета отца Даур Тарба выполнил.

От Владивостока до Вьетнама

Служба в армии началась успешно. Пройдя сорокадневную «учебку», Даур Тарба сразу получил звание младшего сержанта. Его назначили командиром взвода. За примерное поведение и дисциплину, за участие во всех общественных мероприятиях Даура избрали секретарём комсомольской организации военной части. Он и здесь сумел проявить себя достойным гражданином и сыном своего Отечества, за что его родители получали благодарственные письма от военных командиров.

– Каждый день я писал письма маме, – вспоминает Даур Тарба, – и она мне также писала ежедневно, рассказывая о жизни семьи и села. Когда приходила почта, все мои друзья шутили: «Груз пришёл для Тарба». Её тёплые письма для меня были большой поддержкой.

В этот момент глаза этого сильного мужчины стали влажными, и мне показалось, что в них отразилась детская наивность и беспомощность, потребность в материнской ласке и заботе.

Как-то ночью взвод подняли по тревоге и приказали готовиться к отправке для выполнения интернационального долга. Куда – не сказали. В те годы шла война в Афганистане, однако их отправили в другое государство – Вьетнам.

– В то время в СССР была мощная коммунистическая идеология, – вспоминает Даур Тарба. – Когда ночью нас подняли и спросили: «Есть ли желающие исполнить интернациональный долг перед Родиной?», первым из строя вышел я. Мне было всё равно, куда нас отправят, для меня было важнее не посрамить имя абхаза и выполнить наказ отца – быть патриотом и не прятаться ни за чью спину. Мы прошли медкомиссию, и мне показалась странным, что при осмотре врачи записывали все шрамы на теле, родимые пятна. Позже я понял, что всё это фиксировали для того, чтобы в случае гибели опознать труп солдата.

Пройдя все спецпроверки, мощный десант из 500 солдат был отправлен из Владивостока. Плыли по океану 10 дней и не знали куда. И лишь на 11-й день было объявлено, что корабль прибывает в Социалистическую Республику Вьетнам.

Вьетнамская база «Камрань»: «хомтот» и «зеттот»

История нашей цивилизации полна кровавых войн и трагедий. Люди ещё не научились жить в мире на одной маленькой планете, затерянной в холодном Космосе. Война все чаще становится инструментом обогащения одних за счет горя и бедствий других. В прошлом веке утверждение о том, что миром правит сила, было очередной раз подтверждено войной во Вьетнаме.

В период войны во Вьетнаме база «Камрань» находилась на юге страны и служила крупным тылом для военно-морских сил США. В 1972 году США её передали в пользование вьетнамской армии. 3 апреля 1975 года город был оккупирован северными вьетнамскими войсками. И эта база была привлекательна для Вооруженных сил Советского Союза своим выгодным стратегическим положением и удобным расположением для нахождения там кораблей и самолетов. В то же самое время она выступала в роли противовеса американской военной базе на Филиппинах. Это давало возможность сохранять мир и стабильность в Юго-Восточной Азии. 2 мая 1979 года было заключено двустороннее Соглашение, которое предполагало бесплатную аренду базы сроком на 25 лет. На такой стратегический объект, как российская база в Камрани, правительство СССР возложило ряд задач. Среди них были также: обеспечение электроэнергией всех судов, находящихся на стоянке в порту «Камрань», а также снабжение самолетов продовольствием и водой; сохранение собственной инфраструктуры и развитие советско-вьетнамской дружбы и сотрудничества.

– Именно эти задачи и поставили перед нами, когда мы вступили на вьетнамскую землю, – рассказывает Даур Тарба. – «Камрань» была единственной крупнейшей военной базой СССР, которая располагалась на расстоянии 2500 миль от самого близкого советского порта.

Встречали советских солдат с цветами и музыкой. Их поселили в казармы, построенные американцами во время войны, и выдали тропическую форму – шорты, майки, кепки и летние сорочки. И даже здесь Даур Тарба не остался в стороне от активной общественной работы. Он возглавил комсомольскую организацию военной части.

– Там было много техники, военных автомашин, складов с оружием, оставленных американцами, – вспоминает Даур Нуриевич. – Впервые там я увидел гранатомёт. Мы помогали со всем этим арсеналом справляться вьетнамским солдатам. Языка не знали, но как-то изъяснялись. И сейчас помню два слова: «хомтот» означает плохо, «зеттот» – хорошо. Страна была очень бедной. Мы помогали им продовольствием. Они ели черепах, змей.

Старший сержант, кандидат в члены КПСС Даур Тарба прослужил на три месяца дольше. И за это время ни разу не воспользовался отпуском. Перед демобилизацией правительство Вьетнама наградило его орденом Дружба народов.

– Советская армия была великой школой, – говорит Даур Тарба. – Именно там мы становились самостоятельными, приобретали настоящие мужские качества характера. Там тебя оставляли наедине с собой, и ты должен был выжить.

Родители Даура Тарба не знали о его командировке во Вьетнам, и когда он не вернулся в срок со службы, подумали, что он погиб. Отец его обивал пороги военкомата, однако ему так никто ничего не сказал. Вернулся домой солдат Тарба в 1980 году.

Траектория политической карьеры

В 1981 году Даур Тарба поступает на юридический факультет Абхазского государственного университета, где вёл активную комсомольскую и общественную работу. После его окончания работал в комсомольских и партийных органах. Путёвку в жизнь дал ему тогда первый секретарь Абхазского обкома комсомола Эдуард Шамба, которого Даур Тарба считает своим старшим другом и наставником, эталоном настоящего коммуниста. Отличная партийная характеристика тогда была и у Даура Тарба. В ситуациях, имевших достаточно принципиальное значение, он всегда поступал как настоящий коммунист. Речь не о том, что он следовал каким-то принятым в партии канонам, – эти решения диктовались системой ценностей и ориентиров в его сознании, заложенной его отцом. Он поступал как «ментальный коммунист». Даур Нуриевич никогда своих жизненных принципов не «декларировал», он просто жил по ним. И благодаря этому он усвоил, что то, что у человека в голове, несопоставимо важнее того, что на голове; что работать для реализации своего человеческого потенциала гораздо интересней, чем бездельничать.

В 1989 году Даур Тарба поступает в Нижегородскую партийную школу, которая через год была преобразована в социально-политический институт. Таким образом, он осваивает новую специальность, став политологом. В архиве семьи Тарба сохранилось письмо доктора экономических наук, профессора Геннадия Власова, которое он прислал в газету «Абхазия». В нём он пишет: «Знакомство с семьёй Тарба из Моквы произвело на меня большое впечатление. Я понял, что абхазский народ стремится строить добрые отношения с людьми разных национальностей. Тонкий такт и дружелюбие к гостю, почитание старших – замечательная традиция абхазов. И мы, русские, во многом ещё должны у них этому учиться».

Перестройка внесла коррективы в карьеру Даура Тарба. Демократизация общества, политика гласности сделали неизбежным обострение, казалось, давно решенного национального вопроса. Активисты национальных движений сочли текущий момент наиболее подходящим для начала активной борьбы за самоопределение. Реформа политической системы, проводившаяся Горбачевым, ослабление центральной власти неуклонно вели к еще большей активизации национального движения. Не осталась в стороне и Абхазия. В 1992 году Даур Тарба избирается депутатом Верховного Совета Абхазии 12-го созыва, кандидатуру ее выдвинули старейшины четырёх абхазских сёл Очамчырского района. После избрания в так называемый «золотой Парламент» молодого депутата пригласил на беседу Владислав Григорьевич Ардзинба.

– Ознакомившись с моей биографией и послужным списком, он сказал: «Сегодня мы таких людей со свечкой ищем, а ты откуда взялся, где же ты был…», – вспоминает свою первую встречу с Владиславом Ардзинба Даур Тарба. – Выйдя из его кабинета, мне показалось, что весь мир был у моих ног. Он для меня был и остался величайшей личностью, человеком №1. Для меня было большой честью, когда он подарил мне именной пистолет. Самым дорогим для меня документом является удостоверение депутата «золотого Парламента».

Война и мир

В Гудауте Даур Тарба возглавил штаб по оказанию помощи Восточному фронту. Объём работы был огромным. Он летал на Восточный фронт несколько раз. Решал различные вопросы. Было трудно, но и с этой задачей он справился.

После войны Даур Тарба работал генеральным директором Государственной компании «Абхазхлеб», заместителем председателя правления коммерческого банка «Универсал-банк». Вновь был избран депутатом Парламента Абхазии. Трудился в должности председателя Государственного комитета по управлению государственным имуществом и приватизации Республики Абхазия. Работал главой Администрации Очамчырского района.

24 февраля 2010 года Даур Тарба был назначен вице-премьером Республики Абхазия. На этой должности курировал вопросы развития абхазского языка, науки, экономики, курорта и туризма, транспорта, связи, экологии. 4 марта 2011 года ушёл в отставку по собственному желанию. В 2009 году возглавил республиканскую политическую партию «Единая Абхазия».

В июне 2013 года партия «Единая Абхазия» во главе с Дауром Тарба произвела сенсацию во внутриполитической жизни республики, когда на своем съезде объявила о переходе в оппозицию. В принципе, ситуация, когда политическая партия переходит из разряда провластных в оппозиционные и наоборот, вполне заурядная, но обычно это связано со сменой властной команды в государстве. Когда же такой переход совершается без смены власти, – это явление весьма редкое. А за «Единой Абхазией» в свое время прочно закрепилась репутация партии власти, более того – полного аналога «Единой России». А 29 ноября 2013 года на заседании Координационного совета политических партий и общественных организаций Республики Абхазия Даур Тарба единогласно был избран председателем этой организации.

2 октября 2015 года Даур Тарба сложил с себя полномочия председателя РПП «Единая Абхазия».

– К сожалению, в работе партии было много формализма, отсутствовала внутрипартийная дискуссия по самым насущным проблемам жизнедеятельности государства и человека, – рассказывает Даур Тарба. – Я посчитал, что партия стала с опозданием откликаться на злободневные вопросы дня и отставать от жизни. Кроме того, настала необходимость в перестройке всей организационно-партийной работы. Организацию необходимо было обновлять молодыми кадрами и укреплять её ряды. В данном вопросе я был предельно честен и открыт, поддерживал предложение коллег по кадровому обновлению. При этом я, вне зависимости от партийной принадлежности, оставался сторонником государственной линии, направленной на сохранение стабильного развития страны, консолидацию всего общества, укрепление правопорядка и роста благосостояния народа Абхазии.

Вспоминая свою жизнь и политическую деятельность, Даур Нуриевич подчеркнул, какую роль сыграл в его жизни Президент Сергей Васильевич Багапш.

– Сергей Васильевич остался в моей памяти как самый дорогой и любимый человек. Он был для меня недосягаемой политической глыбой. Пока я жив, буду помнить его как великого, мудрого и доброго человека. Самой дорогой и значимой наградой для меня является орден «Ахьдз-Апша» III степени, который мне вручил Сергей Багапш в 2009 году.

Сегодня Даур Тарба возглавляет Министерство сельского хозяйство. Трудно ему приходится работать на этом сложном участке народного хозяйства. И как человек советской формации он считает, что чувство ответственности никто не отменял. Он болеет за своё дело всей душой. И пока не всё получается у нашего молодого государства, как того требует сегодня наша жизнь, он надеется, что всё получится.

Много наград у Даура Тарба. Среди них и орден Петра Великого, орден Минобороны России, медаль «Гордость России» за образцовое служение Отечеству, ордена четырёх степеней за заслуги перед казачеством, много почётных грамот.

Супруга Даура Тарба Нато – врач, сегодня возглавляет Сухумский медицинский колледж. Является преданной супругой и заботливой матерью троих сыновей.

– Не будь в моей жизни такой спутницы, моя жизнь сложилась бы по-другому, – говорит Даур Нуриевич. – Старший сын Константин окончил Московский строительный университет, средний сын – Ростовский железнодорожный институт, а младший Нури – студент Ростовского университета. У нас трое внуков.

Так сложилась судьба гражданина Абхазии Даура Нуриевича Тарба, патриота, бесконечно любящего свою Родину, землю, село, семью, который всегда служил своему Отечеству, не предавая идеалы и наказы своего отца.

Публикацию подготовила Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку