Главная

Гражданин Республики Абхазия 20.10.2017

Гражданин Республики Абхазия

ГЕРОЯМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ – ИМИ СТАНОВЯТСЯ

Рассказывает первый министр обороны Республики Абхазия Владимир Аршба

Говорят, время лечит. Но эта боль вряд ли утихнет. Война – всегда война. Под ее черным покрывалом непременно окажется чей-то дом, чья-то семья. Из нашей маленькой республики прошли военными дорогами солдаты не одной войны. Не зажили раны Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 годов. Однако немало горя принесла и десятилетняя Афганская война, где наши молодые ребята гибли, исполняя свой интернациональный долг перед нашей общей Родиной – СССР. Так давайте же не забывать об этих людях. Не будем равнодушны и неблагодарны.

Эти две войны приняли в свои «объятия» кадрового офицера, генерал-лейтенанта, кавалера ордена Леона Владимира Георгиевича Аршба. Он родился накануне праздника Великой Победы в ВОВ – 8 мая 1959 года. Хочется думать, что именно это совпадение предопределило его дальнейшую судьбу – он из всех войн и жизненных ситуаций выходил не только победителем, но и героем. Окончив среднюю школу, с 1976-го по 1980 годы учился в Тбилисском высшем артиллерийском училище. После его окончания судьба забросила его в Германию. Там лейтенант Владимир Аршба в течение полутора лет проходил службу в Группе советских войск, где был начальником радиолокационного комплекса в батарее звуковой и радиолокационной разведки в Шенвальде под Берлином. И уже в ноябре 1981 года советский офицер Владимир Аршба уезжает в Афганистан исполнять свой интернациональный долг.

Афганское «пекло»

Зачем, страна родная, отправляла

В афганский ад ты лучших сыновей?

А сколько их потом не досчитала?

Им не увидеть Родины своей…

Но кто там побывал, тот знает,

Как шли в огонь, под пули умирать.

Леонид Заблоцкий

Афганистан всегда был кровоточащей точкой на карте мира. Сначала Англия в XIX веке претендовала на влияние над этой территорией, а потом Америка включила свои ресурсы, чтобы в XX веке противостоять СССР. В 1978 году в Афганистане произошла революция, которая повлекла за собой гражданскую войну, серию переворотов, развал экономики и политическую нестабильность. И уже в 1979 году по просьбе афганского руководства правительство СССР принимает решение о вводе советских войск в Афганистан с целью оказания интернациональной помощи дружественному афганскому народу. Туда были отправлены: 30 вертолетов, экипажи для танков и боевых машин, пехота для охраны правительства и аэродромов Баграм и Шинданд, воздушно-десантная дивизия, спецбатальон для личной охраны Амина. Затем в северные районы Афганистана ввели подразделения милиции, разместили там советские гарнизоны и взяли под охрану дороги Афганистана. Участие в боевых действиях не предусматривалось, предполагалось, что войска станут гарнизонами и возьмут под охрану важные объекты. Однако советским солдатам всё же пришлось сопровождать колонны с грузами, вести борьбу с караванами, доставляющими оружие из Пакистана и Ирана и вместе с афганцами вести боевые действия.

– Мне было 22 года, когда меня, молодого офицера, – комсомольца, вызвали и спросили: «Ты поедешь в Афганистан исполнять интернациональный долг?» – вспоминает В.Аршба. – Я, не зная даже, что там происходит, не задумываясь, согласился. Даже офицеры не обладали информацией о том, что творилось в Афганистане. Приехали в Ташкент на пересыльный пункт с чемоданами, но все пришлось оставить там. Только потом мы, 24 советских офицера, поняли, куда нас посылают. Прилетели в Кабул, в одну из самых высокогорных столиц мира, и за нами прислали простреленную машину ГАЗ-66. Поселили нас в палатках. После Германии это был ад. Попал в город Баграм, где и началась для меня война.

По 1 октября 1983 года Владимир Аршба воевал в Афганистане командиром взвода оптической разведки (ВОР) в артиллерийском полку, а затем в звании старшего лейтенанта – командиром батареи звуковой и радиолокационной разведки. Он принимал участие в восьми армейских операциях в составе 181-й мотострелковой дивизии 40-й армии, четыре раза участвовал в глубинной разведке с группой ГГР. 22 октября 1982 года был ранен. Во время эвакуации транспорт подорвался на фугасе, в результате чего получил вторую тяжелую контузию.

Его подразделению приходилось выполнять различные сложные задания, в которых Владимир Аршба был артиллерийским корректировщиком в составе отдельного разведбатальона 181-й мотострелковой дивизии. Оторванные от основных сил, они отбивались от превосходящих сил противника, горели кишлаки, дома, техника. Но никто не колебался. Многие шли навстречу душманам с гранатой в руках, спасая товарищей. Они стали Героями Советского Союза.

Подразделение, в котором находился Владимир Аршба, получило задачу – помочь афганским подразделениям в уничтожении банды душманов, засевшей в высокогорном кишлаке. Корректировщик огня лейтенант Аршба шел в авангарде роты. Именно поэтому основная мощь огня душманов из засады обрушилась на него. Аршба был ранен. Он понял, что их окружили душманы. Тогда было принято решение – подразделению выходить из ущелья со своей группой корректировщиков, которая будет прикрывать их отход. В результате потерь в подразделении не было.

– Однажды нас подвела афганская полиция, – вспоминает В.Аршба. – Они незаметно исчезали перед встречей с душманами. В этой операции погибло четверо наших солдат и шестеро были ранены. Вертолёт за ними прилетел через 4 часа. Мы отстали от основного взвода. Восемнадцатилетние солдаты смотрят на меня испуганно, спрашивая: «Лейтенант, куда идти, впереди неизвестный кишлак?» А мне самому было тогда 22 года, но я их успокоил, и мы пошли на верную смерть. Но Бог спас нас, произошло чудо, и мы догнали чужую роту. И опять под пулями стали догонять по голым скалам свою роту. Мы искренне были убеждены, что ведём справедливую борьбу.

Афганская война продолжалась с 25 декабря 1979 года до 15 февраля 1989 года. Война не была проиграна. Это была не победа оружия, а победа нового политического мышления. Ограниченный контингент советских войск пересек границу по мосту Дружбы и покинул Афганистан. Чужая война застыла на советской земле в обелисках, в песнях «афганцев» да стихах. Но обо всем этом молчали. На задворки аэродомов доставлялись из Афгана «чёрные тюльпаны» – оцинкованные гробы, груз 200. И лишь на обелисках последних лет войны, на памятниках была начертана вся правда: «Погиб при исполнении интернационального долга в Афганистане».

– Первого погибшего парня в Афгане из Абхазии я привез в Гагру – Мишу Калинина, который сгорел в палатке вместе с 23 солдатами, – вспоминает В.Аршба. – Гроб был без права вскрытия…

Героями не рождаются – ими становятся. Чтобы не попасть в руки врага, советские воины подрывали себя гранатами. Есть ли что выше такого героизма? А ведь у каждого, кто был в Афганистане, дома были мать, жена или любимая девушка. Они ждали с нетерпением писем от своих мужей, сыновей, женихов.

На войне, как на войне: всю жизнь на передовой

В октябре 1983 года Владимир Аршба попадает в город Дилижан (Армения) в составе 7-й армии, где он служит командиром артиллерийской батареи управления. В 1985 году получает звание капитана. И через три года, в 1988 году, через два часа после сильнейшего землетрясения в Армении, принимал активное участие в спасении людей, ликвидации последствий стихийного бедствия в городе Спитаке.

– Когда мы попали туда, пришли в ужас, – рассказывает В.Аршба. – У нас была своя задача, и мы имели лишь сапёрные лопатки. А нас звали на помощь из-под обломков люди, и мы с трудом вытаскивали их. И, не успев оправиться, в 1989 году я попал в зону межнационального конфликта на границе между Арменией и Азербайджаном, где был заместителем военного коменданта Иджеванского района Армении, затем начальником штаба артиллерийского дивизиона. Мы обеспечивали безопасную отправку азербайджанцев в Азербайджан, и оттуда армян в Армению. Нам дали приказ: на огонь отвечать, если стреляют в нас из нарезного оружия. А это означало – смотреть смерти в глаза. Вот такие приказы начали давать перед развалом Советского Союза. И несмотря ни на что, эти приказы мы выполняли.

В июле 1989 года Владимира Аршба посылают в Абхазию, он возвращается на Родину, ему присваивают звание майора, а в 1991 году назначают военным комиссаром города Ткуарчал. Его избирают заместителем председателя Ассоциации воинов-интернационалистов («афганцев») Абхазии. Вроде, жизнь стала налаживаться. Однако с января 1992 года он – командир Агудзерского батальона Абхазского полка (Абхазской гвардии). И уже в марте он вместе со своим подразделением занимает оборонительные рубежи у реки Ингур на границе между Абхазией и Грузией. А 14 августа, в первый день вторжения войск госсовета Грузии в Абхазию, вместе с Мушни Хварцкия принимает участие в организации обороны и вооруженного сопротивления в районе Красного моста в Сухуме. Так для кадрового офицера Владимира Аршба началась новая война, но она для него была непростой.

– Человек, который живёт в отрыве от своей родины, начинает её идеализировать, – говорит генерал-лейтенант Аршба. – Но потом приходит разочарование. Для меня Афганская война была лёгкой прогулкой по сравнению с нашей войной. Там был артиллерийский корректировщик, был авианаводчик, была поддержка, летали вертолёты, привозившие оружие и продовольствие. А здесь не было ничего…

В начале войны кадровых военных в Абхазии можно было пересчитать по пальцам. Я был комбатом спецназа отдельного полка внутренних войск Абхазии, который формировался на базе 8-го батальона внутренних войск МВД СССР. Вооружения было на 50% личного состава, а основной массой стали резервисты, призванные военкоматами. Если брать соотношение сил на начало войны, мы полностью проигрывали Грузии по всем параметрам. Ничего не говорило о том, что мы можем противостоять противнику. Но в боевом уставе всегда берется голое соотношение сил и средств, цифры, данные, и не написано о соотношении силы духа, патриотизма, готовности умереть за Родину. Мы выиграли за счет этого.

16 августа по личному поручению председателя Верховного Совета Республики Абхазия Владислава Григорьевича Ардзинба Владимир Аршба начал формировать три батальона по 500 человек, однако 17 августа попал под авианалет и получил контузию. В конце августа на вертолете его перебросили из Гудауты в Ткуарчал, где до середины сентября он организовывал оборону и формировал военные подразделения в восточной части Абхазии. Затем его отозвали в Гудауту и назначили командующим Во-оруженными силами Республики Абхазия уже в звании полковника, а затем исполняющим обязанности министра обороны Абхазии. Освобождение Гагры проходило под руководством Владимира Аршба и Султана Сосналиева. Однако за четверть века, прошедшие после войны, на ежегодные празднования в честь освобождения Гагры генерал-лейтенанта Аршба пригласили лишь один раз.

– После неудачного Мартовского наступления мы перешли с батальонной на бригадную систему Вооруженных сил, – вспоминает В.Аршба. – Этого было достаточно для обороны на узком фронте. Практически все разведроты были из «афганцев». Их опыт очень пригодился. Шесть «афганцев» погибли в абхазской войне. Мы себя не считаем пенсионерами, списанными со счетов. В войну к нам приходили пожилые люди под 70 лет, и когда им отказывали в отправке на фронт, то они оскорблялись до глубины души. Мы были вынуждены выдавать им карабины и ставить на охрану водозаборников, каналов, мостов, чтобы были при деле. В российской армии возрастной ценз намного ниже. У нас же 60-летний мужчина еще способен бегать по горам. Мы уже научены горьким опытом.

Мне досадно, что в послевоенное время моя кассета с записью заседания Военного совета после провала Мартовского наступления пропала из архива Минобороны Абхазии. Она была в единственном экземпляре.

«Власть нужно или уважать, или бояться»

Весной 1993 года Владимира Аршба назначают министром обороны. А с августа 1993 года он – советник по военным вопросам при Председателе Верховного Совета Абхазии. И в октябре ему уже присваивают звание генерал-майора и назначают военным комиссаром Республики Абхазия.

С июня 1996 года Владимир Аршба – первый заместитель министра обороны Абхазии, начальник Генерального штаба. В мае 1998 года Грузия попыталась взять реванш за свое поражение в войне, но была наголову разбита Абхазской армией в Галском районе. После победной «шестидневной войны» под руководством Владимира Аршба ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.

– Сегодня ветераны Абхазии категорически против каких-либо компромиссов по отношению к Грузии, – говорит генерал-лейтенант. – Я родился в семье кадрового военного, на военной службе с шестнадцати лет. Моя Родина не меняется, как неизменны понятия о вероятном противнике. В этом плане я радикален – не приемлю многовекторности. У нас на сегодня единственный друг и стратегический партнёр – Российская Федерация, которая первая признала нас как самостоятельное государство. Хотя, когда началась война в Абхазии, руководство России того периода действовало в большей степени в интересах Грузии. Это известные факты. Но несмотря на это, больше, чем народы Юга России, казаки, добровольцы с Северного Кавказа, для Абхазии никто не сделал. Мы не платили добровольцам ни копейки. Люди шли сюда на свой страх и риск. Основная масса искренне воевала за Абхазию. Считаю, что до сих пор мы живем не в войне, пусть и без полноценного мира, только благодаря России.

В 2005 году Владимир Аршба вновь назначается советником Президента РА по военным вопросам, с 2009-го по 2015 годы возглавляет Миграционную службу Абхазии. Сегодня он находится в действующем резерве Минобороны РА. Является членом Общественной палаты Абхазии.

На мой вопрос, почему кадровый военный сегодня не востребован, Владимир Георгиевич ответил:

– Мы воевали не ради должностей и кабинетных кресел. Сегодня в нашей стране нестабильная, можно сказать, критическая ситуация по многим параметрам: раскол в обществе по политическим взглядам, разгул преступности и наркомании, не решаются многие социальные вопросы, медицина не на должном уровне. Всё это происходит из-за разобщённости нашего общества. Это произошло, на мой взгляд, ещё в 2004 году. Как поделилось общество в том году, таким и осталось оно по настоящее время. Сергей Васильевич Багапш пытался объединить народ, но не успел. К большому сожалению, сегодня и власть, и народ находятся в какой-то прострации. Есть два отношения народа к власти: либо её нужно любить, уважать и делать всё, что она предлагает, либо власть нужно бояться. Третьего не дано. А у нас сегодня именно третье: не уважают и не боятся. Вседозволенность, безнаказанность, круговая порука порождают тот хаос, в котором мы сегодня живём. Сегодня у нас нет ни одной отрасли, где была бы благополучная ситуация. И это несмотря на то что Россия нам оказывает большую финансовую помощь для развития экономики и социальной инфраструктуры. Мне очень трудно было адаптироваться в гражданской жизни, которую я всегда сравниваю с военной жизнью. Во всём должны быть дисциплина и порядок, однако абхазский менталитет позволяет себе иногда давать слабину в этом направлении. А в армии была поговорка: «Не хочешь – заставим, не можешь – научим». Только такой принцип жизни может сегодня исправить ситуацию. И начинать надо с самодисциплины.

Публикацию подготовила Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку