Главная

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре 13.12.2017

Турция – Абхазия: жизнь в диаспоре

ЧЕМУ НАУЧИЛИ ЛЕГЕНДЫ О СЕЙДЫКЕ

(Из дневниковых записей Полпреда Абхазии в Турции (1994 – 2014 гг.) Владимира Авидзба)

В записях, датированных 1994 годом – мартом, апрелем, маем и позже, – первое время пребывания их автора в Турции, – периодически повторяются его размышления: «Мои братья-соотечественники, действительно, стали чувствовать, что пусть далеко, но у них есть родная земля, есть Родина, есть братья. И если раньше контакты с исторической Родиной были у немногочисленной прослойки этой самой большой абхазской диаспоры, у ее наиболее просвещенной и состоятельной прослойки, то теперь этот интерес стал как эпидемия, он охватывает все большее число турецких абхазцев. Это очень прогрессивный симптом. Понятно, что толчком стала наша война. Она пробудила чувство национального самосознания, чувство братства почти в каждом, добралась до отдаленных деревень, где уже и думать забыли, что когда-то у них, у их предков, была своя Родина – Абхазия. Этим чувствам нельзя дать остыть. Мои обязанности расширяются и усложняются. А права? А какие права? Работа с диаспорой по всем возможным направлениям. Необходимо общение, ежедневное, и как можно с большим числом людей. Нужно со многими советоваться».

Такие вот задачи ставил себе Владимир Авидзба в первые месяцы своего нахождения в Турции и общения с соотечественниками. Джамалеттин Ардзинба – тогдашний председатель Комитета солидарности с Абхазией, Рахми Туна – известный стамбульский адвокат, Ирфан Аргун, Гюндуз Гечба, Ардашан Бганба, Юрдаер Амаршан, Реджеп Агрба – образованные деловые люди. Они обладали достоверной и полезной для работы Полпредства информацией. Поскольку дернеки (культурные центры) и в Стамбуле, и в других городах все-таки были местом притяжения людей, то акцент был сделан на них: работу в дернеках надо систематизировать, обогащать национальными и культурными традициями, проводить просветительские мероприятия, организовывать встречи с интересными людьми с родины – Абхазии.

Одним из первых мероприятий, которые могут принести наибольшую отдачу, у кого-то уже усилить, а у кого-то только пробудить интерес к Родине, Полпред посчитал знакомство членов диаспоры со старинными абхазскими легендами и былями. Как историк, он знал их немало, начать решил с тех, которые услышал уже здесь, в Турции. Их ему рассказал Энвер Дарымба, в те годы сотрудник стамбульской полиции (многие годы из 20 лет пребывания Владимира Авидзба в Турции Энвер Дарымба был его верным другом и соратником, до самых последних дней своей жизни). Смех, аплодисменты, реплики собравшихся – «Вот какими, оказывается, мы, абхазцы, были!», «Какое самоуважение! Какая находчивость! Мы этим будем гордиться!» – подтвердили: избранная тактика плоды принесет.

А легенды эти вот такие. В далекие времена в далекой Гуме жил богатый князь Агума Ачба. В том же селе жил Сейдык Авидзба, крестьянин он был непокорный, всегда со своим мнением, с сильным характером. Князя он особо не почитал, перед ним не склонялся, да и односельчан призывал не выполнять все княжеские прихоти. И многие его слушали. Надоело князю такое неповиновение крестьян, знал он и то, что верховодит всем Сейдык, и приказал привести его к себе. Пришел Сейдык. Князь и говорит ему: «Тебя в селе уважают, поговори с людьми, пусть слушаются меня, выполняют мои приказания. Сделаешь, о чем говорю, я твою любую просьбу исполню». Задумался Сейдык, потом снял с головы шапку и сказал князю: «Я совсем лысый, комары сотнями на мою голову садятся, кусают. Можешь сделать так, чтобы они мою голову оставили в покое?» Князь засмеялся: «Ты что, причем я и твои комары? Кто может им запретить садиться на твою голову?» Сейдык надел свою шапку и сказал: «Если ты не можешь повлиять на таких маленьких комаров, так как же ты хочешь, чтобы люди в селе тебя слушались?» И ушел. А князь остался ни с чем.

И другая легенда. То же село, тот же Сейдык, тот же князь. Наступает Новый год. Князь все-таки решил помириться с Сейдыком, чтобы и праздник красиво прошел, и в селе спокойнее стало. Послал крестьянину приглашение прийти в гости в новогодние дни. Сейдык приглашение принял, но стал думать: с чем прийти к князю, с пустыми руками вообще не пойдешь, а тут праздник. Думал и надумал. Дома у него был ствол орехового дерева уже с красной сердцевиной. Дерево это ценное, особенно сердцевина. Пришел Сейдык в гости и сказал князю: «Это мой подарок. Ты хорошо знаешь цену этому дереву. Из его сердцевины можно очень добротную основу для седла сделать. А то я как-то твое седло видел, и оно мне не очень понравилось». Князь оценил подарок, а от себя подарил крестьянину великолепного коня. Слуги подвели его к Сейдыку, но без седла. Сейдык вроде как попытался сесть на коня – не получается. А слуги насмехаются над ним: «Разве достоин ты такого княжеского подарка? Тебе не коня, а осла подарить надо». Князь, видя все это, говорит своим слугам: «Глупцы! Это не вы над ним смеетесь, а он над вами. Вы же никаких абхазских традиций не знаете. Кто же коня без седла дарит? Оседлайте коня сейчас же!» Оседлали слуги коня. Сейдык взлетел на него, погарцевал по двору и ускакал. Надо было спешить. Дома ждут. Новый год ведь!

…Сейдык Авидзба – не придуманный герой легенд, а реальная личность. Это он, спустившись с горного пастбища, увидев свою Гуму пустой и узнав, что все село переселилось в Турцию, собрал свою семью, стадо коз и овец и тоже направился туда. Целый год шел он по берегу Черного моря, пока не дошел до своих земляков-односельчан. Но жизнь в Турции ему не понравилась. И сказал он землякам: «Мы поверили, когда нам говорили, что в реках здесь течет мед, что если проткнуть ствол дерева, то потечет молоко, что на поле сами вырастают кукуруза и фасоль, и еще во многое другое поверили. Но ничего этого здесь нет. Все обман. Зачем же нам оставаться здесь, в Турции? Вернемся домой, в нашу Гуму, в нашу Абхазию. Это наша родная земля. Она ждет нас всегда». Кто-то прислушался к его словам, кто-то – нет. Он ушел. И остался на Родине. А жизнь его стала легендой.

Публикацию подготовила Лилиана ЯКОВЛЕВА


Возврат к списку