Главная

СБУДЕТСЯ ЛИ МЕЧТА МНОГОДЕТНОЙ СЕМЬИ? 19.01.2018

СБУДЕТСЯ ЛИ МЕЧТА МНОГОДЕТНОЙ СЕМЬИ?

Дела семейные

В этот волшебный яркий праздник Нового года каждый из нас ждет чуда, ждут его все – и взрослые, и дети. Я всегда так думала, но, оказывается, есть и исключения. Владимир и Манана Габлая уже давно не ждут ничего и в чудо не верят. В больших красивых глазах Мананы нет отчаяния, но веры тоже нет, веры в то, что когда-нибудь у них появится свой дом.

Сегодня многодетная семья ютится на заброшенной кондитерской фабрике в г. Сухуме. Информация об этом появилась еще летом, и, признаться, я была уверена, что ее жилищная проблема давно решена, ведь для Абхазии это небывалый случай – чтобы семья, в которой восемь детей, не имела своей крыши над головой. И люди, с кем я говорила на эту тему, убеждали меня, что проблема уже давно решена. Поэтому, получив от главного редактора задание написать о встрече Нового года в многодетной семье, я решила осветить, как счастливы Габлая под новой крышей дома своего. А так как я знала, что отец семейства работает сторожем на фабрике, пошла к нему, чтобы узнать, куда они переселились. Каково же было мое удивление, когда узнала, что счастливых перемен здесь нет и не предвидится! Семья по-прежнему живет на третьем этаже заброшенного здания, где плесень, сырость, со стен сыплется штукатурка, а в дождь заливает водой, повсюду невыносимые отвратительные запахи, от которых начинает першить в горле. Сейчас дети, к счастью, здоровы, но кто знает, чем для их неокрепшего растущего организма это обернется в будущем?! Кроме того, здесь бегают крысы и ползают змеи. «Пытались их травить, – говорит отец семейства, – но ничего не помогает. Страшно за детей. Все знают, в каких условиях мы живем, обещают помочь с жильем, но дальше обещаний дело не идет. Мы устали ждать, никому не верим и ни на что не надеемся. Снимать квартиру я не могу, денег не хватает, хотя работы не боюсь. Я берусь за любую, лишь бы платили. Я никого ни в чем не обвиняю, но порой так больно становится: почему в своей стране мы должны жить вот так, не иметь своей крыши над головой. Я просил выделить нам любую квартиру без ремонта. Пусть будут одни стены и потолок. Я бы сам все привел в порядок, но мне говорят, что не имеем права, и обещают обеспечить хорошим жильем. И где оно?»

«Никто не скажет, что наши дети голодные, плохо одетые, не хотят учиться, что мы не следим за ними, – говорит Манана. – Здесь горячей воды нет, но я грею ее для купания. Они всегда у меня под присмотром. Мы все делаем для них, что в наших силах. На кусок хлеба всегда заработаем. Единственное, в чем нам нужна помощь, – это жилье. Здесь находиться страшно. Не дай Бог произойдет замыкание, случится пожар – сразу все сгорит, ведь постройка в основном из дерева. Часто гаснет свет, зимой очень холодно, во время сильного дождя помещение заливает водой. Конечно, здесь не место для детей, но пока другого выхода у нас нет.

Манана тяжело вздыхает. В ее голосе звучит обида, но злости нет. Удивительно, что преодолевая перипетии судьбы, она сохранила свет в душе, который дарит другим. И Владимир стойко выдерживает испытания. По его лицу видно, что его сердце терзают тяжелые думы, ведь он глава семьи, кормилец, он в ответе за всех, поэтому и работает не покладая рук.

С будущим мужем Манана познакомилась во время грузино-абхазской войны. Однажды ночью ее привлек лай собак, а затем крики о помощи. Это трое бойцов, ушедших на очередное боевое задание, увязли в болоте. Их спасли, двоих отправили к родным, а третий был в тяжелом состоянии, откуда он – никто не знал. Это и был Владимир. Манана выхаживала его. Тогда и пробежала между ними искра, вспыхнув в сердцах негаснущим чувством любви. Свадьба состоялась после войны. И приезжали молодых поздравить не на обычных машинах, а на БТР. Такое не забывается.

Сегодня у Владимира и Мананы восемь детей. Старшая, Каролина, родилась в 1995 году. Она замужем, имеет двоих детей, и тоже без жилья, скитаются по съемным квартирам. Моисея и Матфея, 1997 и 1999 годов рождения, недавно забрали в армию. Суламита учится в Сухумском индустриальном колледже на повара-кондитера, Лаида – в 8-м классе, Ревекка – в 6-м, Елисей – в 1-м, учатся в сухумской пятой средней школе, а самому маленькому Тимофею – три года. Это ли не самое большое счастье на земле?

Родители с нескрываемой гордостью говорят о своих детях. Трудолюбивые, послушные, старательные. У Матфея есть дар художника, учился в Сухумском художественном училище на одни пятерки. Манана показывает мне его рисунки. «Мы делаем все для того, чтобы страна могла гордиться нашими детьми», – говорит она.

Елисей и Тимофей не отходят от меня. Оба ласковые, открытые, так и хочется их приласкать, погладить по голове, прижать к сердцу и долго-долго не отпускать. В глазах мальчиков столько доброты, тепла. Елисей – тоненький, светловолосый, приносит мне книгу – большую «Азбуку». Он водит пальчиком по строчкам стиха. Видно, что эта книга ему очень нравится, что его тянет к чтению.

Пока мы общаемся, из колледжа приходит Суламита – скромная, сдержанная, немногословная. Из ее разговора с мамой узнаю, что девочка получила пятерку.

Спрашиваю: «Под Новый год принято загадывать желание. Если не секрет, какое твое самое заветное?»

«Чтобы у нас был свой дом», – ответила девочка.

В помещении чисто, прибрано. Несмотря на убогость жилища здесь уютно. Может быть, благодаря ауре, которая окружает живущих здесь детей.

Как же Габлая оказались в таком незавидном положении?

Владимир тоже из многодетной семьи, так что надо было отделяться, отчий дом оставили младшему брату. Когда жили в селе Джали, дети ходили в школу за много километров, и только в хорошую погоду, вставали затемно. Однажды их настигли трое волков. По счастливой случайности рядом оказался человек с ружьем и пристрелил их, спас детей. Семья долго снимала квартиру, жили то в Очамчыре, то в Ткуарчале, но потом стоимость за съем жилья оказалась неподъемной. Так они с разрешения директора попали на заброшенную фабрику. Владимир брался за любую работу, научился печь хлеб, лаваш, мандарины лечил и обкапывал, чтобы семья не нуждалась. И трудности не сломили его, а закалили. Их всегда легче преодолевать, если внутри есть нравственный стержень.

«Слава Богу, сейчас мы живем в мире, – рассуждает Манана. – Могла ли я лишить своих детей жизни после того, что видела на войне? Это страшный грех. Каюсь, однажды, измученная нуждой и проблемами я решилась прервать беременность, но в последний момент вновь вспомнила глаза умирающего бойца, который так хотел жить. И не смогла, ушла из больницы».

Повторюсь, что для Абхазии это – небывалый случай. И я особо подчеркиваю, что без крыши над головой осталась семья абхазская (представители малочисленного коренного народа страны), в которой и отец, и мать сражались за свободу Абхазии.

Известно, что одной из главных проблем в нашем государстве является демографическая. Руководство страны предпринимает реальные шаги по поддержке многодетных семей, но этого недостаточно. Пробел и в жилищном вопросе. Большинство молодых семей не имеют своего жилья, снимают его. Я знаю молодую абхазскую семью, в которой женщина решилась на рождение второго ребенка спустя 12 лет, а ведь она могла бы родить (и мечтала об этом) уже и третьего, и четвертого ребенка, если бы не бытовые проблемы, стесненные жилищные условия.

Словом, без весомой социальной поддержки со стороны государства проблему демографии не решить. И еще вопрос: видя, как мыкается многодетная семья Владимира и Мананы Габлая, решится ли другая молодая семья иметь много детей?

Лейла ПАЧУЛИЯ

На фото: счастливые мгновения семьи Владимира и Мананы Габлая.


Возврат к списку