Главная

В ОЗЕРЕ СКУРЧЕ – ВОДЫ КОДОРА,  или ПРИМЕР МЯГКОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИРОДНОЙ СИЛОЙ 24.01.2018

В ОЗЕРЕ СКУРЧЕ – ВОДЫ КОДОРА, или ПРИМЕР МЯГКОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИРОДНОЙ СИЛОЙ

Как воплощаются в жизнь проекты природообустройства

Река Кодор, по которой проходит граница между Гулрыпшским и Очамчырским районами Абхазии, – не имеет соперниц среди других наших рек по мощи и своенравию. Даже непредсказуемая Бзыбь уступает ей.

По словам специалистов, стоит оставить Кодор без участия человека, и он вернется в свое первоначальное русло – разольется на километры, сметая на пути дома, дороги, линии электропередачи, памятники истории… И там, где сегодня находится взлетная полоса Международного аэропорта имени В.Г. Ардзинба, и там, где по Кодорскому шоссе движется поток машин, будет властвовать совсем другой поток – получившего свободу Кодора. И если сотни лет назад жители здешних мест могли позволить реке вести себя как ей заблагорассудится, мы сегодня просто обязаны держать речное русло Кодора в сравнительно жестком коридоре.

Мероприятия по обузданию Кодора входили в число самых дорогостоящих проектов природообустройства и в советское время. Чтобы сохранять Кодор в нужном русле, необходимо постоянно наблюдать за состоянием реки, не допускать размыва дамб на протяжении 26 километров по ее течению до места впадения в море. Глядя на реку в межень, когда уровень воды минимальный, трудно себе представить, что эта река выносит в море больше 7 кубических километров воды в год и около одного миллиона тонн инертного материала. Когда же наступает время таяния снегов в горах, усиленного теплыми весенними дождями, Кодор превращается в неукротимого монстра, сметающего все на своем пути, с грохотом ворочающего огромные валуны и подчиняющегося только законам гидродинамики. Для того чтобы удержать реку такой мощи требуются огромные технические и материальные ресурсы, которых нет, а значит, нужны стратегии, позволяющие решать эти задачи малыми средствами, используя знания и бережное отношение к природе.

Вот уже десяток лет жители сел Уарча и Адзюбжа в весенние месяцы спят спокойно – их дома и дворы не затапливают мощные паводковые воды. Это результат активной деятельности отечественной компании «Нерудинвест» (генеральный директор Б. Квирая), создающей в речной пойме искусственные дамбы, позволяющие предотвратить разгул Кодора. Строительство бетонных берегоукрепительных сооружений на дистанции в 26 км – крайне дорогое, неподъемное для республиканского бюджета мероприятие, поэтому сотрудники компании в течение последнего десятилетия возводят дамбы из материала, производимого самой рекой, одновременно расчищая русло от наносов, препятствующих свободному течению вод. Но даже эти многокилометровые дамбы, которые приходится обновлять ежегодно, не могут гарантировать послушного поведения буйной строптивицы.

В 2017 году мощь стихии испытали жители села Владимировки. Был причинен ущерб домовладениям и сельхозугодиям. Тем не менее специалисты нашли способ управлять рекой, решив попутно даже не одну, а целый комплекс природоохранных задач и задач по обеспечению безопасности населения и коммуникаций. Примечательно, что при обсуждении нескольких проектов вариант, предложенный абхазскими специалистами и учеными, а именно компанией «Нерудинвест» и Институтом экологии АНА, оказался не только наименее затратным, но и самым перспективным при кажущейся фантастической его смелости.

Итак, был разработан проект многорукавной дельты для реки Кодор. Один большой рукав шириной 60 м был проложен по старому руслу Кодора, и в него входит более трети водного потока в паводок, разгружая основное русло реки и снимая угрозу затопления правого берега с селом Уарча. При этом после того как паводок проходит, в этом искусственном русле остается инертный материал, который используется для хозяйственных нужд.

Кстати (и это известный факт), огромный объем инертного материала реки Кодор, выносимый в море, очень слабо учувствует в формировании морских пляжей, потому что он практически полностью теряется в подводных каньонах, безвозвратно скатываясь на большие глубины. А искусственный рукав позволяет сохранять ценный ресурс для производства строительных материалов в доступном для человека месте.

Другой искусственный рукав, значительно меньший по объему расхода воды (до 12 куб/ сек) было решено отвести по более древнему руслу Кодора, пропустив его воды через искусственное озеро Скурча, образовавшееся в 60 – 70-х годах прошлого века в результате разработки гигантского карьера. Рукав начинается за железнодорожным мостом.

…От центральной трассы в сторону моря на месте хлипкой проселочной дороги компания «Нерудинвест» построила современную дорогу шириной девять метров, подняв её полотно на четырехметровую высоту. Эта дорога также выполняет роль искусственной дамбы.

Вот мы и едем по этой дороге. Оставив могучее движущееся тело Кодора справа, проезжаем созданный строителями железобетонный мост, под который как раз и заведен этот искусственный рукав основного русла.

Вдоль нового речного рукава созданы небольшие проточные пруды, имитирующие лесные озера, в которых развивается молодь речных рыб, гнездится птица и развивается околоводная живность. Эти озера очень похожи на естественные лесные озера-старицы, характерные для дельты многих крупных рек, и они выполняют важную экологическую функцию – повышают ландшафтное разнообразие, а вместе с ним общее биоразнообразие района.

Этот рукав протяженностью пять с половиной километров вливаясь свежей речной водой в озеро Скурчу, обогащает его, насыщает кислородом, вымывает из глубин воду, зараженную сероводородом.

По словам директора института экологии АНА Романа Дбар, озеро Скурча с глубинами до 27 метров до ввода в него кодорской воды было застойным водоемом, в котором на глубинах более двух метров уже не было жизни. Но теперь в нём, как в яслях, развивается миллионами молодь кефали всех видов. А соединение озера с морем широким 50-метровым гирлом обеспечило постоянную связь моря и озера и доступность его богатых кормом вод для молоди многих морских рыб. Наглядной демонстрацией этого стали сотни рыбаков-любителей, устроивших из досок и жердей самодельные пирсы на берегах озера. Вывод прост: здесь есть рыба, а смешение речных и морских вод обеспечило высокое разнообразие – кефаль и сазан, щука и барабуля, карась и хамса, морские скаты и шемая, караси и белуги и многие другие виды пресноводных и морских рыб одновременно. Некоторые представители рыбного населения просто поражают воображение, например, давно известные огромные полуцентнеровые сомы. (Подробнее о видах рыб, которые водятся и размножаются в озере Скурче, а также о зарыблении озера черноморским лососем мы расскажем читателям в одном из следующих выпусков экологической полосы «Рица».)

Словом, идеи ученых из Института экологии АНА, предложивших для реализации этот проект природообустройства и трансформации старого карьера в озеро-лиман, превзошли самые смелые ожидания.

– Вода, поступающая в озеро, составляет менее 1,5% от мощного потока Кодора, – дает нам пояснения помощник генерального директора компании «Нерудинвест» Беслан Гулиа, который и везет нас к Скурче. – Мы регулируем интенсивность водного потока на основе рекомендаций и данных мониторинга, который осуществляют ученые и специалисты Института экологии АНА и их коллеги с кафедры природообустройства Казанского госуниверситета, в частности, профессор Нафиса Мингазова. В озере уже около 30 новых видов рыбы, причем живут они в разных водных слоях, и, что очень существенно – вода в этих слоях характеризуется разной плотностью, и в зависимости от времени года на поверхности может находиться речная кодорская вода, а на дне – соленая морская. И наоборот. Зимой холодная вода Кодора опускается на дно, а на поверхность выдавливается более теплая соленая. Такая реверсия слоев воды в озерах – редкое явление.

Важное уточнение: поскольку озеро Скурча с прилегающими к ней участками является природным заказником, лов рыбы здесь не возбраняется, но – пожалуйте только с удочкой. Ведь озеро, в которое стремительно возвращается жизнь, по свидетельству ученых, уже сегодня является самым крупным нерестилищем черноморской кефали, изменившей состояние популяции этой рыбы у берегов Абхазии. Получается настоящий рыбный инкубатор…

Мы едем вдоль рукава реки и видим, что она уже сама начинает искать себе путь, то соединяясь в единый поток, то разветвляясь, а потом соединяясь снова.

– Водой не покомандуешь, – шутит Беслан Гулиа, – своенравный у рек характер...

И вот, наконец, отъехав шесть километров от главной трассы, мы подъезжаем к самому озеру, и Беслан показывает нам еще один питающий рукав реки, поясняя при этом, как гидротехники, чтобы умерить строптивый нрав Кодора, обеспечивают поступление воды дозировано, по специально проложенным трубам. Кроме того, здесь установлены шлюзы, регулирующие поступление воды в озеро.

Даже в декабре, в ненастную погоду, сквозь дождь, территория вокруг озера отливает каким-то изумрудно-хризолитовым сиянием. В ответ на наши восторженные возгласы «Как же ухоженно и красиво!» Батал замечает, что там, где теперь посажены фруктовые деревья, совсем недавно была захламленная пустошь. И все это тоже осуществила компания «Нерудинвест».

На самом озере и его островах (площадь зеркала воды озера Скурча составляет 125 га) гнездятся лебеди и журавли, орланы-белохвосты и другие краснокнижные виды птиц, а в густые леса новой многорукавной дельты Кодора с предгорий спустились косули. Освоились и остались жить.

Чтобы звери и птицы чувствовали себя здесь в безопасности, охота в этих местах была несколько лет назад запрещена специальным распоряжением Кабинета Министров РА, а вся дельтовая зона зарезервирована под отдельный кластер проектируемого национального парка «Кодорское ущелье».

Приблизившись к морю, мы наблюдаем, как свободно воды озера соединяются с морем. А это значит: воды реки, промывая озеро, уходят в море. После того как исследования подтвердили возможность создания постоянной и устойчивой связи озера и моря – с помощью реки – экологи и хозяйственники в лице компании «Нерудинвест» решили в перспективе основательно обустроить устьевую зону – место соединения моря и озера, расширив вход в озеро и укрепив его долговечными железобетонными конструкциями.

Они же мечтают на этом пространстве создать новые особо охраняемые природные территории, развить транспортную инфраструктуру страны, например, построить транспортно-логистический узел, призванный связать шоссейную и железную дороги, аэропорт и морские перевозки.

Когда окидываешь взглядом все это пространство, невольно приходят мысли о том, что в подобной работе на реке не может быть что-то сделано один раз и навсегда. Река требует к себе неустанного внимания, она меняется ежедневно и ежечасно, и управление ею требует очень серьезных средств и глубоких знаний. Но можно сделать и другой важный и жизнеутверждающий вывод: наши специалисты способны решать даже очень трудные задачи. И путь решения – в согласованной и креативной их деятельности, в их профессионализме и любви к родной природе и стране.

Заира ЦВИЖБА, Юлия СОЛОВЬЕВА

P.S. Наши собеседники по Скурче просили нас, журналисток, особо отметить, что все это было бы невозможно, если бы жители близлежащих сел и в первую очередь села Адзюбжи не поддержали их начинания. Именно благодаря этой поддержке и непосредственному трудовому вкладу проект был воплощен в жизнь.


Возврат к списку