Главная

Нам пишут читатели 02.02.2018

Нам пишут читатели

ВСТРЕЧИ С ПАТРИАРХОМ

(Воспоминания из моего дневника)

Еще когда я был подростком, Баграт Васильевич Шинкуба стал для меня объектом обожания, преклонения.

И позже, в периоды первых с ним личных встреч, а затем и длительных общений, он оставался для меня тем же кумиром.

Первые дневниковые записи о встречах с Багратом Васильевичем сделаны в бытность мою заместителем управляющего «Абхазкнигой» (1975 – 1976 гг.), затем и.о. управляющего (1976 – 1977 гг.).

Баграт Васильевич был тогда Председателем Президиума Верховного Совета автономной республики Абхазия.

Из дневников 1975 года

За полдень был у Б.Шинкуба. Шел с оживлённым и приподнятым настроением… Переступив порог здания, я стал впадать в некое трепетно-завораживающее состояние души. Такое ощущение я испытывал лишь перед ним.

Рабочий день на исходе. Но Баграт Васильевич свеж, хорош, бодр, готов к активному общению. Активен он по-особому, по-багратовски. Баграт Васильевич – сама умеренность, сдержанность во всех своих проявлениях. Его интересовало, где можно достать его книги «Последний из ушедших» на абхазском языке и «Стихи и баллады» московского издания.

Я сказал, что этих книг нет нигде в торговой сети. Баграт Васильевич осведомился, какова связь нашей организации с «Абсоюзом»?

– При распределении книжной продукции местного издания, – отвечал я, – мы выделяем «Абсоюзу» 30% от общего тиража для сельских библиотек и магазинов.

Он попросил выяснить, не залежались ли случайным образом где-нибудь там вышеназванные книги.

«Ты сейчас находишься в самом центре обиталища души важнейшего дела. Не ленись, прояви инициативу»,– сказал он.

(Чтобы яснее понять подоплеку метафоры об учреждении «Книготорга» как «обиталища души важнейшего дела», процитируем абзац из письма Д.И. Гулиа в высшую инстанцию, в ЦК КПСС, лично Никите Хрущеву, двадцатью годами раньше, в 1957 году, в период «хрущевской оттепели» после очередного масштабного всеабхазского схода по отстаиванию конституционных прав абхазского народа).

Итак, Д.И. Гулиа:

«ЦК КПСС. Первому секретарю товарищу Н.С. Хрущеву.

… Возьмем аппарат «Книготорга» Абхазии, распространяющего в основном издания на абхазском языке. И здесь в руководстве нет ни одного абхазца».

Отметим: тогда же на это письмо народного поэта последовало реагирование на некоторые, поставленные в письме вопросы. Так, руководителем «Абхазкниготорга» был назначен Р.М. Гадлиба (Гадлиа) – замечательный патриот.

Но такой период длился недолго. Вскоре свергли Хрущева… При Брежневе вновь дела в Абхазии вернулись «на круги своя».

Шеварднадзе разрулил национальную политику в Абхазии в прежнее русло, но хитро и более изощренно. При нем «Абхазкнигу» возглавил один из лидеров махровых шовинистов в Абхазии Геге Шанава. Вновь, как в те дохрущевские времена, и в руководстве «Книготорга» не было ни одного абхазца. При Г. Шанава «Абхазкниготорг» был переименован на «Абхазское отделение «Сакцигни» Грузии».

А головной магазин, где производилась подписка, на так называемые дефицитные издания художественной литературы и книг об искусстве, получил название «Саунже» («Сокровище»). Этот магазин и по сей день размещается на первом этаже здания городской Администрации.

О поползновениях политики грузинских колонистов в Абхазии, важнейшим звеном которого был Г. Шанава, знала вся патриотически настроенная часть интеллигенции абхазского общества.

В газете «Советская Абхазия» (1974 г.) появилась разгромного содержания статья о Г. Шанава,зав. отделом писем этой газеты Александра Авидзба под названием «Феодал в директорском кресле». Статья получила громкий резонанс. В дело Шанава вмешались ответственные работники из ЦК КП Грузии (!). Геге был спасен.

В период долгого разбирательства этой статьи в следственных органах, видно, явно для проформы, на должность заместителя этого «феодала» от обкома партии, от доброжелателей самого Г. Шанава – был направлен абхаз – автор этих строк.

Ведь вновь, как во времена, о которых писал Д. Гулиа, в руководстве «Книготорга» не было ни одного абхаза. В обкоме партии этому абхазу на всякий случай дали напутствие – надо проявлять уважение и послушание к своему начальнику – Г. Шанава.

Вскоре выяснилась несовместимость позиций начальника и зама. Дело дошло чуть ли не до нервного срыва каждого из них. Уже в горкоме партии, где я состоял на партийном учете, заинтересовались мною…

Однако вскоре Г. Шанава после подведения годового итога (надо сказать, «Абхазкниготорг» был флагманом «Сакцигни» ГССР) появился на банкете аппарата торга в честь успешного завершения года. Но после того, как он там отметился и вышел на улицу, его насмерть сбила грузовая машина…

Только что от Б.В. Шинкуба. Цель встречи – организация подписки готовящегося к изданию трехтомника его произведений.

Я показал ему свой текст (на русском языке) для проспекта на издание трехтомника, следующего содержания:

«Решение и подготовка к выпуску собрания сочинений народного поэта Абхазии Б.В. Шинкуба является важным событием в духовной жизни его многочисленных читателей.

На произведениях выдающегося мастера абхазского художественного слова воспитывались и воспитываются подрастающие поколения его родного народа, его имя широко известно всесоюзному читателю.

Баграт Васильевич рассказал: «Побывал у нас гость из Чехословакии, сносно изъясняется по-абхазски; перевел стихи Иуа (Когониа). Поехали с ним в Афон. Зашли в дом к одному (Баграт Васильевич не назвал имени хозяина дома). Гость наш пустился на поиски книг в доме. Не нашел ни единого экземпляра на абхазском языке. Сидит наш гость раздосадованный. Тут не до трапезы.

Мы покинули этот двор тихо, молча. Да что там!

На днях у нас в Члоу я зашел в дом одного учителя. Тоже ни одной книги! Вызвать бы этого человека в райком, исключить бы из партии. Того он заслуживает, жулик»!

Когда уже шла война в Южной Осетии и Гамсахурдиа назначил первого префекта (главу региона) в Галском районе Абхазии, Баграт Васильевич скажет: «Россия не будет вмешиваться в эту бойню. Горбачев, душу которого грузины съели после апрельских событий, пальцем не пошевелит…»

Последовал мой вопрос: «Как нам, абхазам, быть? В Тбилиси неожиданно объявили, что на 27 февраля, на послезавтра, назначено заседание сессии Верховного Совета. Опередили нашу сессию, они что-то замышляют…»

Баграт Шинкуба ответил: «Наверное, замышляют назначения префектов в Абхазии!»

– Но это война!? – растерянно произнес я.

«Будет Богу угодно, выживет наш народ…

И нам надо сейчас предпринять все возможные меры…»

Л. АДЛЕЙБА, преподаватель абхазского языка и литературы очно-заочной СШ г.Сухума


Возврат к списку