Главная

Лазурная гавань ее жизни 04.03.2011

Лазурная гавань ее жизни

Когда беседуешь с ветеранами труда, то невольно раскрывается не только биография человека, но и страницы истории той отрасли, в которой ему довелось трудиться. Об этом подумалось мне и в ходе разговора с Верой Михайловной Бунченко.

Но сначала о ее личной биографии. Вера Бунченко родилась в 1928 году в Пятигорске в семье служащих. Девочке было три года, когда родители переехали в Абхазию, в Гагру. Закончив здесь школу, Вера поступила на бухгалтерские курсы в Сухуме. После завершения учебы вышла замуж за капитана Сухумского морского порта. С этого времени вся ее дальнейшая жизнь связана с этим важным транспортным узлом республики. С 1956 года Вера работала кассиром морвокзала. В ту пору здесь был довольно большой объем работы, на вокзале было всегда многолюдно. Бунченко успешно справлялась со своими обязанностями. Проявляемое ею высокое чувство ответственности было должным образом оценено, и ее назначают руководителем службы перевозки пассажиров. А в 1971 году она становится заместителем начальника морвокзала.

Вера Михайловна вспоминает, что в 60-х годах прошлого века Абхазское пароходство входило в Черноморское управление, располагавшееся в Одессе, и все движение в абхазской акватории было в его ведении. Но с течением времени грузинское морское начальство все же добилось передачи в их распоряжение наших морских линий. Сыграло свою роль не только стремление подчинить себе все и вся в Абхазии, но и то, что наше пароходство всегда было в числе передовых в Черноморском бассейне, опережая своими производственными показателями порты Батуми, Поти, Севастополя, Туапсе, Сочи.

– Пассажирский поток через наш порт, – делится воспоминаниями Вера Бунченко, – был очень большой. Летом к причалу почти ежедневно подходили от двух до четырех теплоходов. И если учесть, что на борту каждого из них было от 600 до 1200 человек, то представьте, сколько туристов спускалось на берег – на экскурсию или просто погулять по городу. И самыми востребованными у гостей были обезьяний питомник, Ботанический сад, Сухумская гора, рестораны «Нартаа», «Абхазия», «Амра». Вечерняя набережная была столь многолюдной, что быстро и не пройдешь. И помнится такая, например, колоритные картинка – пришвартовался, скажем, теплоход «Александр Пушкин» с передовиками производства из Средней Азии, и видишь: на дворе июль, а по набережной шествуют хлопкоробы в ватных халатах. С другой стороны, туристы из Прибалтики привлекали внимание тем, что одевались по-европейски изысканно.

Особые условия, как говорит Вера Михайловна, создавались для приема иностранного судна. Таковые приплывали в основном из ГДР и Румынии, изредка – из Болгарии и Греции. Тут уж к порту спешили бдительные пограничники и сотрудники КГБ и милиции, приводили и группы школьников, которым надлежало приветливо улыбаться. Прямо на причале проводились митинги дружбы, шел обмен сувенирами и подарками, ребята декламировали стихи. Но любое частное общение с иностранцами запрещалось.

Хотя, как помнится автору этих строк, в Сухуме, как и в любом портовом городе, находились рискованные деловые люди, которые, минуя все кордоны, находили контакты и с заморскими туристами, и с судовыми командами, чтобы прибрести те или иные вещи. И мы, молодые сухумчане, знали, у кого можно купить настоящие американские сигареты, джинсы, пластинки, журналы, часы, ручки и другие модные предметы. Сегодня все это смешно, но тогда, когда местные молодые люди собирались на верхней площадке «Амры», многие демонстрировали в своем кругу нечто с иностранного судна. Это было круто – явиться на «Амру» в штатовских джинсах с наклейкой «Левайс» и небрежно закурить «Мальборо» того же происхождения.

– Среди населения пользовались популярностью трехчасовые морские прогулки на таких супер-лайнерах, как «Адмирал Нахимов», «Александр Собинов», «Тарас Шевченко», «Россия», – рассказывает Вера Михайловна. – По сути это были целые плавучие городки, где можно было посмотреть фильм, зайти в магазинчик, в бар или ресторан, отличавшиеся особой обстановкой, и выпить хороший коньяк или мартини. Эти выходы в море были настолько привлекательны, что в Сухум стали приезжать, чтобы покататься на теплоходе, жители грузинских городов Зугдиди, Цхакая, Кутаиси, Рустави. Однако через некоторое время капитаны больших кораблей отказались от предоставления таких развлечений. Для этого выделили судна поменьше, типа «Колхиды», «Ай-Петри», но они не вызывали интереса у людей, и вскоре все сошло на нет… Конечно, всякое довелось повидать Вере Бунченко. Море доставляет не только радость. Как забыть такое ЧП 60-х годов, когда однажды «Россия» врезалась носовой частью в главный сухумский причал. На пирсе собрались все руководители и порта, и города. «И меня поразило, – говорит ветеран абхазской морской службы, – как на моих глазах за считанные минуты сравнительно молодой темноволосый человек – капитан теплохода – превратился в седовласого мужчину. Знал, что отвечать по всей строгости за случившееся придется персонально ему…».

Сухумский порт был одним из самых удобных на Черноморском побережье. И многих привлекала возможность отправиться в путь морским и достаточно комфортабельным маршрутом. К нам прибывали пассажиры из Грузии, Азербайджана, Армении, чтобы затем добраться до Ялты или Одессы. А билеты, как поясняет Бунченко, были разной стоимости. Можно было пуститься в странствие, и обосновавшись на палубе, с ветерком, так сказать, заплатив за это всего лишь 8 руб.70 коп. Семиместная каюта 3-го класса обходилась каждому следующему в Одессу в 11 руб.30 коп. Но зато билет в двухместную каюту первого класса стоил 30 руб.70 коп. «Люксы», где стояли телевизор с тремя каналами и телефон, стоили дороговато (44 руб. 50 коп.), тем не менее они пользовались повышенным спросом.

Вере Михайловне довелось проводить из Сухумской бухты много пассажирских кораблей. Последний «свой» теплоход она проводила 14 августа 1992 года. Это был «Дмитрий Шостакович». Следуя курсом из Батуми, он причалил к Сухумскому пирсу и вместо стоянки в полдня уже через час, взяв всех желающих на борт, вышел в море, дав протяжные гудки – прощальные гудки в тумане начавшейся войны. «И было грустно видеть, – говорит В.Бунченко, – что на причале не осталось ни одного человека, пустынной была и набережная. И стало ясно, что еще не скоро доведется увидеть оживленным этот уголок нашего любимого города…».

Сегодня она продолжает работать на родном предприятии, уже в отделе кадров госкомпании «Абхазское морское пароходство». Руководством республики и советских погранвойск она награждалась памятными медалями и почетными грамотами. Здесь, в одной организации, она проработала 55 лет. В связи с этой датой недавно гендиректор пароходства З.Ардзинба, коллеги тепло поздравили ветерана, отметив ее верность избранному делу, добросовестное отношение к службе.

На стене в ее кабинете висит большой рекламный плакат с белоснежным лайнером, уверенно рассекающим морскую гладь. «Знаете, гляжу на него и психологически это мне помогает держаться в жизни, несмотря ни на что, всегда на плаву», – говорит Вера Михайловна Бунченко, вся жизнь которой связана с морем, с его лазурной Сухумской бухтой, с людьми.


Возврат к списку