Главная

«ПО ЛЕЗВИЮ КИНЖАЛА…» 16.02.2018

«ПО ЛЕЗВИЮ КИНЖАЛА…»

Гражданин Апсны

Так называется книга выдающегося абхазского государственного и общественного деятеля Аслана Тамшуговича Отырба, которая является посмертным изданием, составленным из материалов его домашнего архива. Издание наследия А.Отырба стало возможным благодаря его супруге Татьяне Еснатовне Конджария-Отырба. Она скрупулёзно собирала и хранила материалы и документы, с которыми приходилось работать Аслану Тамшуговичу. Судьба его архива такая же непростая, как и у самого А.Отырба. В условиях тотального контроля слежки было непросто хранить эти документы, поэтому большая их часть была утеряна. В книгу «По лезвию кинжала…» вошли выступления А.Т.Отырба на советских и партийных форумах, профессиональная и личная переписка, документы из личного архива, представлены воспоминания и размышления современников о его жизнедеятельности, а также материалы, посвящённые его верному соратнику – супруге и дочери Елене.

Составитель книги доктор исторических наук Аслан Авидзба своё предисловие к изданию начал со слов:

– Несчастен тот народ, который вынужден изучать свою историю по чужим источникам – это высказывание историков справедливо, и об этом знают все, кто имеет отношение к реконструкции прошлого. Однако вдвойне несчастен народ, у которого нет выразителей своих интересов, боли и чаяний. К счастью, у абхазского народа всегда были достойные сыны и дочери, готовые пожертвовать ради блага своей Родины личной карьерой, благополучием и нередко самой жизнью. Это Нестор Лакоба, Ефрем Эшба, Константин и Тамара Шакрыл, Аслан Отырба, Владислав Ардзинба...

Одним из достойных представителей этой блистательной плеяды является Аслан Тамшугович Отырба. Ему было предопределено жить и трудиться в один из самых тяжёлых, трагических периодов в истории абхазов… Он был одним из активных организаторов борьбы за свободу и независимость абхазского народа, занимал одно из ведущих мест в обществе, в историческом движении народа Абхазии. Аслан Авидзба считает, что проблемы, ставившиеся во всех перечисленных письмах и выступлениях актуальны и сегодня.

– Эти проблемы стали для абхазского народа «классическими», – сказал А.Авидзба. – Они сегодня такие же животрепещущие, как и во времена видных деятелей абхазского национально-освободительного и просветительского движения. Авторы этих выступлений видели далеко вперед. Они знали, что проблемы, о которых они говорили, являются болевыми точками нашего народа.

…Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа, расположившийся в бывшем особняке абхазского князя Джото Чачба-Шервашидзе, произвёл на меня особое впечатление своим старинным архитектурным интерьером. В советское время здесь располагался Совет Министров Абхазской АССР. И сегодня всё в нём свидетельствовало о том, что здесь когда-то находился центр идеологии Абхазии, без которой невозможно было творить историю и строить государство. Именно здесь я встретилась с дочерью Аслана Тамшуговича Аллой – кандидатом философских наук, народной артисткой Республики Абхазия, членом редакционной коллегии книги «По лезвию кинжала…». Эта хрупкая интеллигентная женщина, с утончёнными чертами лица, рассказывала о своём отце так самозабвенно и взволнованно, что мне иногда приходилось переводить тему разговора и возвращаться к современной действительности. Её глаза, цвета морской волны, во время беседы постоянно становились влажными. В них отражалась безграничная любовь к родителям, сёстрам, боль к истории её народа, которую вершил её отец.

– Мои родители действительно верили в идеалы справедливости коммунистической идеи, – рассказывает Алла Отырба. – Для них идеи равенства и справедливости не были просто разговорами. Они, действительно, ко всем людям одинаково относились и сами никогда не пользовались привилегиями. Отец не был националистом, хотя кое-кто и пытался его обвинить в этом. Его выступления никогда не были направлены против дружбы абхазского и грузинского народов.

Это подтверждает и младшая дочь Людмила – заслуженный врач Республики Абхазия, врач-кардиолог высшей категории: – Дом, в котором находилась наша первая квартира, был интернациональным. В нём жили абхазы, армяне, грузины, греки. И они все со своими проблемами шли к папе. А вопросы были разные – и бытовые, и политические. Об отношении к нему как националисту, речи вообще не было.

Аслан Тамшугович Отырба родился 25 января 1910 года в селе Абгархуке Гудаутского района. После окончания сухумской горской школы им. Н.А. Лакоба, учился в Московском институте истории, философии и литературы, работал преподавателем и заведующим учебной частью Сухумского педагогического института. А в декабре 1939 года А. Отырба был призван на действительную военную службу, откуда вернулся лишь в 1946 году. Всю Великую Отечественную войну он находился на разных должностях по политической линии, был награждён орденами и многочисленными медалями.

После гибели главы Абхазии Н.Лакоба в 1936 году наступил тяжелейший этап в истории абхазского народа. Была обезглавлена нация. Абхазов практически не стало в руководящих партийных и советских органах. Массовым репрессиям подверглось крестьянство.

В таких условиях была Абхазия, когда Аслан Тамшугович Отырба вернулся после демобилизации из Советской Армии. Его супруга Татьяна Еснатовна впоследствии вспоминала: «Вернулся из армии только в 1946 году. В институте не нашлось ему места. Его возмущал тот факт, что для абхазов нет работы. Его школьные товарищи помогли ему устроиться лектором-пропагандистом в обкоме партии, где он проработал до 1951 года».

Это было время тотального контроля над абхазами. Даже женитьба А.Отырба становится вопросом обсуждения влиятельных структур. Дочь «врага народа» не подходила на роль супруги коммуниста с безупречной биографией. Идеологи обкома партии пригрозили ему лишением партбилета. Но и здесь Аслан Тамшугович проявил твёрдость духа, ответив секретарю обкома: «Не тебе, тыловой крысе, отбирать у меня партбилет, вручённый мне на фронте в 1942 году».

С 1951 по1953 годы А.Отырба работал старшим преподавателем основ марксизма-ленинизма одновременно в Сухумском и Батумском государственных пединститутах. А 1953 год стал для него переломным.

– Мама вспоминала, как после смерти Сталина и разоблачения Берия отца назначили на ответственную должность заведующего отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома, а затем в ЦК КПСС, был согласован вопрос о его назначении первым секретарем Абхазского обкома Компартии, – рассказывает Алла Отырба. – Оставалось дождаться утверждения этого решения. И в свои 43 года папа становится первым должностным лицом Абхазии.

Однако грянул знаменитый VII пленум ЦК КП Грузии, на котором предложили выступить Аслану Тамшуговичу. Дочери Аслана Отырба из рассказов своей мамы узнали о деталях его поездки в Тбилиси:

– Вечером он позвонил домой и сказал: «Собери меня, мне надо срочно ехать в Тбилиси, а также выпиши тезисы по национальному вопросу у Ленина, я не успеваю». Буквально в пути, в поезде, он писал наспех своё выступление для пленума. Когда он вышел к трибуне и заговорил по-русски, публика стала шуметь. Его прерывали и не давали говорить. Тогда, обратившись к президиуму, он сказал: «Если вы свой актив не можете успокоить, я наброски своего выступления оставлю в президиуме». С трудом успокоив аудиторию, ему дали возможность закончить выступление.

О проблемах абхазского народа ранее говорили представители интеллигенции, а теперь открыто и с высокой трибуны был брошен вызов порочной системе. В период всесилья структур и подразделений Коммунистической партии и, казалось бы, тотального контроля со стороны ЦК Грузии, система получила удар, откуда она не ожидала. Ее разоблачал заведующий отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома Компартии Грузии, да еще к тому же человек, чья кандидатура фактически была согласована на должность первого секретаря Абхазского обкома Компартии, об избрании на который после этого выступления не могло быть и речи. Аслан Тамшугович, безусловно, знал на что шел, но это был его выбор, выбор человека, не пожелавшего заключать сделку со своей совестью.

По-разному оценивали его выступление. Одни считали, что Аслан Отырба не должен был рисковать в такой ситуации, должен был дождаться своего назначения на высокий пост и потом делать подобные заявления. Другие считали, что этого вообще не надо было делать. Однако, по словам его супруги, он никогда не жалел об этом и говорил: «Не все знали, в каком положении мы находимся, об этом надо было заявить». Он никогда не был карьеристом и всегда считал, что поступил правильно. В результате его прозвали националистом №1, и все время преследовали, почти до конца жизни».

С 1958 по 1975 год А.Отырба был одним из руководителей Совмина Абхазской АССР. Но и на этой высокой правительственной должности он последовательно и принципиально отстаивал национальные интересы Абхазии, был инициатором многих государственных и партийных решений, направленных на восстановление ущемленных прав абхазского народа. Аслан Тамшугович пользовался огромным авторитетом в абхазском народе, его слово часто имело ключевое значение на многочисленных сходах и митингах. Поэтому всю свою жизнь Аслан Тамшугович «ходил по лезвию кинжала».

В августе 1968 года А.Отырба попал в автомобильную аварию в гудаутском селе Приморском. В машине находились его дочери. Алла вспоминает тот роковой день:

– Удар пришёлся на ту сторону, где сидел папа. Сразу после столкновения с большегрузной машиной он повернулся и спросил: «Все живы, как твои руки, Алла?» Я уже была студенткой консерватории, будущей пианисткой».

– У папы была раздроблена бедренная кость, – рассказывает Люда. – Все остальные отделались небольшими ушибами. Ситуация была тяжёлой. После операции последовали осложнения, врачи не давали никаких гарантий. Однако невероятная сила воли моего отца вернула его к жизни. Первый месяц, пока его состояние было тяжёлым, весь двор Республиканской больницы был полон народу. Люди не расходились.

По рассказу дочерей Аслана Тамшуговича, многие говорили, что авария была неслучайной, как и другие аварии, которые происходили после телефонных звонков с угрозами. Однако он никогда никому не мстил, не пытался выяснять отношения.

– Я хорошо помню папину фразу: «Того, кто упал, не надо добивать, никогда не надо пользоваться тяжёлым положением человека», – говорит Алла.

В 1975 году Аслан Тамшугович ушёл с должности зампредседателя Совмина Абхазии и был назначен руководителем Абхазской организации общества «Знание». Он вел большую работу по пропаганде научных знаний. Известный абхазский историк А.Куправа, работавший вместе с А.Отырба, свидетельствует о том, что «своей умелой и энергичной деятельностью он высоко поднял авторитет этой организации».

Аслан Тамшугович прошёл достойно свой жизненный путь вместе со своим другом и соратником – супругой Татьяной Еснатовной.

– Всю жизнь они шли вместе, – рассказывает Люда. – У родителей была духовная связь. Вся жизнь мамы была подчинена его ритму.

Выдающийся государственный и политический деятель Абхазии, достойный сын абхазского народа Аслан Тамшугович Отырба ушел из жизни 9 января 1990 года, не дожив чуть более двух недель до своего 80-летия. Через 10 лет, 16 марта 2000 года, уже в независимой Абхазии отмечали его 90-летний юбилей. На нём выступила Татьяна Еснатовна с речью. Выполнила свой долг и через 4 дня, 20 марта, ушла из жизни.

Через призму жизнедеятельности А. Т. Отырба можно охарактеризовать все, что пережил и испытал на себе абхазский народ. Этим гордятся его дочери. Сегодня Алла является солисткой Абхазской государственной филармонии, Люда – ведущий кардиолог республики. Супруг старшей дочери Елены, которой уже, к сожалению, нет в живых, – абхазский поэт, академик АНА М.Т.Ласуриа – член редакционной коллегии изданной книги, принимал активное участие в её издании. В книге много фотографий из семейного альбома, иллюстрации писем, обложек книг. Но одна фотография Аслана Тамшуговича, датированная 1934 годом, поразила меня. На ней стоит статный молодой человек с густой шевелюрой, одет в модный костюм, тонкие черты его красивого лица и осанка создают образ интеллигентного человека, а глубокий взгляд устремлён в какое-то необозримоё будущее. Светлое будущее его народа, ради которого он жил и боролся.

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Возврат к списку