Главная

ИХ ПЕСНЬ БЫЛА О ЖИЗНИ И СМЕРТИ… 21.02.2018

ИХ ПЕСНЬ БЫЛА О ЖИЗНИ И СМЕРТИ…

Армянскому батальону исполнилось 25 лет

В Абхазии произошло значительное событие – в канун 25-летия Победы 25-летие со дня своего создания отметил Армянский отдельный мотострелковый батальон имени И.Х. Баграмяна. Отметил с привлечением общественности, в Сухуме, в зале музея Боевой Славы имени В.Ардзинба. Именно он, Главнокомандующий Абхазской армией Владислав Григорьевич Ардзинба, 9 февраля 1993 года издал приказ о создании батальона, главным идеологом и организатором которого являлся Альберт Гаспарович Тополян – Герой Абхазии, в дни грузино-абхазской войны являвшийся заместителем Председателя Верховного Совета Абхазии и заместителем Председателя Государственного комитета обороны, а перед началом войны – руководителем армянской общественной организации «Крунк» в Абхазии.

Мероприятия начались с возложения венков к могиле Главнокомандующего ВС и Первого Президента РА В.Ардзинба в селе Эшере и к могилам бойцов в парке Боевой Славы в Сухуме.

Затем все перешли в зал музея. Торжественное собрание открыла директор музея Мзия Бейя – Герой Абхазии, санинструктор в дни грузино-абхазской войны. В своей вступительной речи она напомнила, что в марте 1993 года бойцы батальона имени Баграмяна торжественно приняли присягу, и первым её принимал Альберт Гаспарович, что командиром батальона был назначен Вагаршак Косян, а его заместителем – Геворк Маркарян. Об Армянском батальоне газета «Республика Абхазия» писала не раз, в том числе и я писала о его руководителях А.Тополяне и В.Косяне. Вот отрывки из одного моего материала, которые свидетельствуют об истории создания и героическом пути батальона.

«При создании Армянского батальона Тополян предложил кандидатуру Вагаршака Косяна, и Владислав Григорьевич Ардзинба её поддержал. Кстати, ядро будущего батальона складывалось уже там, в Гагрском районе, и именно Косян и его ребята предложили дать ему имя Баграмяна».

«Батальон стал дислоцироваться в интернате №2 в Цандрипше. Первый бой его подразделение – сводная штурмовая рота из 53 человек – приняло во время мартовской операции. Тогда 4 бойца погибли, 4 пропали без вести, а 16 получили ранения.

В мае Армянский батальон вышел на Гумистинский рубеж обороны и вошел в 1-ю бригаду под 4-м порядковым номером. В июле бойцы батальона пошли на Цугуровку, но неудачно, в августе на Ахбюке проводили позиционные бои, а в сентябре участвовали в наступлении – через мост на Гумисте, через Замок феодалов… После освобождения Сухума путь лежал к Ингуру – через Пшап, Мясниково, Ганахлебу и т.д. Утром 30 сентября были на границе с Грузией».

«Во время освобождения Сухума был отдельный Лабрский санитарный взвод во главе с Ардашем Аведяном, бывшим председателем колхоза села Лабры – они смогли уйти от грузин и присоединиться к Армянскому батальону еще в Цандрипше. По ходу боевых действий к батальону присоединялись мерхеульские, цебельдинские, гулрыпшские армяне. Они мстили грузинам за свои поруганные семьи, за сожженные дома».

«Впрочем, не все знают, что было два официальных армянских батальона. Второй батальон – отдельный стрелковый имени маршала Баграмяна – был создан позже решением Верховного Совета Абхазии, командовал им Геворк Маркарян. Этот батальон при сентябрьской операции по освобождению г.Сухума был придан 4-му отдельному мотострелковому батальону имени И.Х.Баграмяна под командованием Косяна».

И вот еще один отрывок – из выступления Президента РА Р.Хаджимба на нынешнем торжественном мероприятии в честь 25-летия Армянского батальона:

«Героическая история подразделения не закончилась после Победы над агрессором. В конце октября 1993 года Владислав Ардзинба отдал приказ об освобождении Кодорского ущелья. Важная роль в выполнении задачи Главнокомандующего отводилась и батальону имени Баграмяна. В последующем бойцам подразделения еще не раз приходилось вступать в бои. Каждый раз, когда Абхазии угрожало новое вторжение со стороны Грузии, личный состав Армянского батальона собирался вместе. Как боевая единица подразделение принимало участие во всех военных кампаниях, начиная с 1998 года и по 2008 год».

Естественно, что армяне в дни грузино-абхазской войны воевали и в составе других батальонов, а в составе Армянского батальона были представители и других народов Абхазии, и что были у них у всех отвага, мужество, братская дружба и верность, преданность Родине – общей для тех, кто её любил и считал долгом в час набатный не стоять в стороне от её бед, а спасать от врага коварного и жестокого. Не просто так более 20 армян удостоились самого высокого звания – Герой Абхазии, многие и многие другие стали кавалерами боевых орденов и медалей. И сколько горьких потерь, сколько могил, сколько раненых! Армяне разделили нашу общую беду, и как говорят, кровью подтвердили свое право жить на абхазской земле. Хотя последнее выражение мне не очень нравится. Ведь живут на абхазской земле и те, кто её не защищал, кто покинул её в лихую годину, а потом спокойно вернулся. И это горько и обидно, конечно. Как обидно и то, что способные держать оружие греки и евреи улетели, за редким исключением, в свои исторические страны. А встали бы рядом, как армяне… Как добровольцы из северокавказских республик, из России, хотя они не родились в Абхазии и она их не взрастила… И в общей сложности было бы меньше потерь.

О потерях, жертвах и больших испытаниях говорили почти все выступавшие – на войне не без этого, увы! У семьи Асатурян, например, на войну ушли два сына – один потерял ногу, а другой не вернулся живым. Погибли Арам и Арарат Матосяны. Погибли Игорь Гунба. Авак Забунян. Сергей Манусян. Погиб… погиб… погиб… всего 69 человек из батальона.

Но на войне и не без мужества и дисциплины, чего было не занимать у бойцов 4-го Армянского батальона. И об этом говорили особо. Например, говорил Мухаммед Килба, Герой Абхазии, секретарь Совета Безопасности РА:

– Я непосредственно сталкивался с батальоном и отмечу четкую, жесткую дисциплину и организованность, которая была не везде, и от этого мы неоправданно теряли бойцов. Я всегда был уверен, что данное подразделение никогда не подведет при выполнении боевых задач.

Замминистра обороны и комиссар Вооруженных сил в годы войны Сергей Шамба подчеркнул в своем выступлении, что создание батальонов по национальному признаку в принципе недопустимо, но Альберт Тополян убедил в такой необходимости, и его бойцы священной кровью освятили общую нашу землю. Победа была возможной только потому, что были мы вместе. Как и перед началом войны, когда общественные организации – армянские, славянские – поддержали «Айдгылара».

В продолжение этой мысли, в продолжение жизни, в продолжение братства – Тимур Надарая, кавалер ордена Леона, коротко сказал: «Мы все, обнявшись друг с другом, должны строить наше государство».

И Альберт Гаспарович, которого из зала попросили выступить, а он не собирался этого делать, подчеркнул: «Если мы не объединимся, если будем делить людей на «белых» и «черных», не построим государства, у нас врагов много. Надо в школах говорить о своей истории, воспитывать сильный стержень любви к Родине, в том числе обретенной. Нам наши предки завещали: народ, рассеянный по миру, где бы ни жил, при необходимости должен кровью доказать свою верность той земле, на которой живет. И мы завещание выполнили. Но наши чаяния, наши старания – это чтобы наше Абхазское государство состоялось, а нам быть верным той стране, в которой живем».

…На торжественном мероприятии демонстрировался фильм об Армянском батальоне. Он не был бы таким насыщенным военными кадрами, если бы в дни войны Герой Абхазии (ныне – председатель армянской общины Абхазии) Галуст Трапизонян не приложил бы усилий для приобретения видеокамеры. В её поисках он выезжал в Адлер, обращался ко многим, но единственным, кто согласился приехать в Абхазию с камерой и вместе с 16-летним сыном, оказался Валерий Майромян. И его кадры стали основой фильма. И, как ирония судьбы, в этих кадрах запечатлён сам Галуст Парнакович – не только как он воюет, на носилках, с окровавленной ногой, точнее, без ноги, при мучительно-болезненных, но молчаливых минутах – как истинный мужчина-герой. Кстати, даже будучи таким тяжело раненным, Г.Трапизонян продолжал отдавать приказы – тогда бойцы брали Цугуровку, стратегически важную возвышенность. Конечно, он не мог, когда искал камеру, предположить, что по воле той же судьбы много кадров будет занимать он сам. Камеру искал для другого: на войне, конечно же, ребята погибали, и хотелось в память о них что-то оставить их родителям – о том, какими они смелыми были, как шли вперед, не страшась пуль и мин, как пели, танцевали, как дарили цветы медсестрам, как помогали в трудный час друг другу… Это все камера и запечатлела.

Впрочем, в фильме есть и трофейные кадры, раздобытые другим героем нашей войны – комбригом Виталием Смыр после мартовской операции.

В фильме много места отведено интервью и воспоминаниям: о батальоне говорят Владислав Ардзинба, Султан Сосналиев, Сергей Шамба, Мухаммед Килба, Виталий Смыр, Сергей Зебелян, Лонид Осия, Валерий Майромян, Тимур Надарая, Вагаршак Косян…

К сожалению, и некоторые уцелевшие бойцы, и военачальники, и руководители подразделений, запечатленные в кадрах фильма, да и не запечатленные тоже, за прошедшие почти четверть века ушли в мир иной – оставшаяся за плечами война все-таки укорачивает человеческую жизнь.

Сценарий к фильму написали и снимали его журналистка Манана Кокоскир и поэт, публицист, общественный деятель Владимир Зантария, который рассказал, как они работали перед съемками, как ездили по местам боев батальона, как они решили, что надо рассказать вначале об истории амшенских армян – о том, как они во время геноцида из Турции попали в Абхазию. Фильм тяжелый, в нем много боли и страданий – помимо мужества.

Фильм посмотрели во многих странах мира, в которых живет армянская диаспора.

Завершилось торжественное мероприятие на оптимистической ноте – школьники пели и танцевали, читали стихи, играли на национальных инструментах. И в заключение в исполнении Гарика Аракеляна была военная песня – о жизни и смерти, – которую пели бойцы Армянского батальона и которая в фильме звучала из уст погибшего при Шромском наступлении бойца Леонида Косяна.

Заира ЦВИЖБА


Возврат к списку