Главная

РУСДРАМ. Еще одна ступень. Постскриптум к XIV Международному театральному фестивалю имени А.М. Володина 23.02.2018

РУСДРАМ. Еще одна ступень. Постскриптум к XIV Международному театральному фестивалю имени А.М. Володина

АБХАЗСКИЕ «ПЯТЬ ВЕЧЕРОВ» ПРИВНЕСЛИ В ИСТОРИЮ ФЕСТИВАЛЯ «ЛИФТ ЛЮБВИ», «АМЕРИКАНСКИЕ ГОРКИ» ЧУВСТВ И МУЖЕСТВО НА НЕИЗВЕДАННОЙ СЦЕНЕ

После долгих размышлений о театре и об искусстве вообще, я пришла к выводу, что в искусстве такие понятия, как центр и периферия, весьма условны, ибо Господь не выбирает места, где поселить гения… Он просто чертит путь.

А при условии, что Земля наша круглая, предначертанный путь может пройти в какой угодно точке. И какую угодно точку можно условно считать центром театральной жизни или центром живописи… Но вот созданный 14 лет назад Международный театральный фестиваль имени А.М. Володина «Пять вечеров», пожалуй, исключение из правила. Фестиваль родился в Санкт-Петербурге, или, точнее, в Володинском Ленинграде, где впервые пьеса «Пять вечеров» была поставлена в БДТ Георгием Товстоноговым.

Когда стало известно, что спектакль «Пять вечеров», поставленный у нас в РУСДРАМе в 2017 году молодым московским режиссером, учеником Леонида Хейфеца Антоном Киселюсом, станет участником престижнейшего Володинского фестиваля, у меня не возникло сомнений, что публика от нашей постановки будет в восторге.

– Это же Петербург, особый город, и фестиваль элитарный, – старалась вернуть меня к реальности актриса Анна Гюрегян. – Мы, наконец-то, узнаем мнение театроведов и будем рады услышать профессиональную критику в свой адрес.

Между тем генеральный директор Ираклий Хинтба вместе с режиссером Антоном Киселюсом и главным сценографом спектакля Виталием Кацба решали, каким образом везти в Северную Венецию весь трехэтажный дом с лифтом и множеством переходов на разных уровнях.

Оказалось, все возможно. Ровно в полночь, когда стрелки часов по Санкт-Петербургскому времени перенесли нас в Ленинград 1958-го, группа монтировщиков РУСДРАМа под руководством заместителя генерального директора Дениса Джопуа приступила к монтажу декораций на сцене театра на Литейном и воссоздала ее буквально за несколько часов.

Выяснилось, что устройство сцены на Литейном немного отличается от нашего, и это «немного» осложнило работу актерам и «ассистирующим» им во время спектакля костюмеру Маргарите Гребневой и реквизитору Татьяне Гудзь.

Антон Киселюс прямо в ходе репетиции менял детали некоторых мизансцен, чтобы «вписать» их в предлагаемые условия новой площадки.

По словам самих актеров, ответственность давать спектакль в заключительный пятый день фестиваля заслонила все остальные эмоции. Об усталости и волнении никто даже не думал, словно не было вечернего перелета, бессонной ночи из-за понятного напряжения перед спектаклем и перемены климата.

И вот наступил час «Ч». Анна Гюрегян, Армен Амирбекян, Марина Сичинава, Рубен Депелян, Симона Спафопуло и Люпчо Спасов словно не играть вышли, а настоящую жизнь проживать. И прожили ее – с высочайшим накалом подлинных чувств, с любовью к героям своим и к зрителям.

В антракте я подошла к некоторым из них с диктофоном и попросила поделиться впечатлениями.

– Просто замечательно! Я – под большим впечатлением, – сказала Татьяна Павловна Войтова, – как это все достигается игрой актеров… Особенно мне нравится актриса, играющая Тамару. Мы, к сожалению, не знаем этих актеров. Это же театр из Абхазии. Игра великолепная!

Зрительница подчеркнула, что на спектакль они пришли всей семьей и представила свою дочь Ирину Качанову.

— Мы приходим на этот фестиваль каждый год, – присоединилась к разговору Ирина. – Что касается сегодняшнего спектакля, то мне очень нравится. Особенно главная героиня. Пока не могу привыкнуть к Ильину. Может быть, из-за того, что у него очень современная внешность. Так что я еще не могу определить, нравится ли он мне. Наверное, нужно остаться наедине с собой и подумать, как-то примириться… Уж слишком он для меня неожиданный. Катя – тоже новая для меня… Одним словом, спектакль нравится.

Забегая вперед, скажу, что мне удалось увидеть Ирину после спектакля, и она сказала: — Все, приняла Ильина, да, он хорош. Понравился. Все понравилось!

Не сразу принял спектакль наш земляк ученый-искусствовед Боча Аджинджал, много лет возглавляющий Абхазскую диаспору Санкт-Петербурга, большая группа представителей которой пришла поддержать театр из родной Абхазии.

Самые смелые – уже после спектакля – даже прошли за кулисы и сфотографировались со своими любимцами-актерами, а Боча Аджинджал преподнес арт-директору фестиваля Марине Дмитревской книгу о великом абхазском художнике, декораторе Императорских театров Александре Чачба, которую он подготовил и издал.

К сожалению, не все желающие смогли оказаться в числе счастливчиков-зрителей, потому что билеты на спектакли Володинского фестиваля традиционно раскупаются заранее.

На спектакле РУСДРАМа был переаншлаг, в проходах дополнительно установили стулья (и те были все заняты!), а на подходе к театру и в его уютном дворике десятки людей спрашивали «лишний билетик».

В фойе тоже царила особая Володинская атмосфера, стены были украшены стендами с портретами драматурга разных лет и его выдающимися остроумными цитатами, посередине был сооружен огромный буфет, в котором Клавы (и это тоже непременный персонаж всех фестивалей, в роли которых кто только не перебывал — и актрисы, и театроведы) разливали газировку, а молодые зрители, которые только открывают для себя Володина и пьесу «Пять вечеров» не читали, гадали и даже спорили – какой поворот сюжета ждет их во втором акте.

Петербуржанки Ольга Иванова и Маргарита Сенкевич подчеркнули искреннюю профессиональную игру актеров. Так и сказали: «Не играют, а просто живут!»

Журналистское чутье подобно хищнику привело меня к театроведу Анне Кисловой (в тот момент я не знала, что это она), и на мой вопрос нравится ли ей спектакль, Анна ответила, что нравится очень, и особо отметила: «К тому же все актеры – красавцы необыкновенные!»

Сегодня сам спектакль и пятый заключительный вечер фестиваля уже кажутся сном. Но тем не менее все это было – и два с лишним часа под «оголенными проводами» обнаженных эмоций, и овации, и крики «Браво!», и несмолкающие аплодисменты, и слова восхищения, которые так были важны для наших актеров, для всех нас. В собственном РУСДРАМовском зале они уже привычные, а на неизведанной площадке – на сцене Государственного драматического театра на Литейном – особые, значимые для каждого.

Ведь таким образом принимали прочтение Володина РУСДРАМом и Киселюсом самые преданные поклонники и истинные ценители гения великого драматурга.

И мнение зрителей – это тоже мнение людей, которые за 14 лет существования фестиваля видели десятки спектаклей – в том числе и «Пять вечеров», поставленных режиссерами из разных стран и театров мира. Значит, путь театра, усилия и блистательный менеджмент генерального директора Ираклия Хинтба, талант и чуткость режиссера Антона Киселюса и, без преувеличения, гениальная игра наших актеров, воспитанных на родной абхазской почве в лучших традициях русской театральной школы, увенчались грандиозным вдохновляющим успехом.

Мне посчастливилось стать свидетелем, как люди пришли смотреть пьесу своего любимого драматурга, а уходили, очарованные игрой неизвестных им актеров театра из Абхазии, который они приняли и полюбили.

Зал реагировал живо, тепло, зрители смеялись в комические моменты, которые блистательно удались нашим актерам, и буквально не дышали, когда Тамара (Анна Гюрегян) наконец позволила чувствам вырваться наружу и воскликнула: «Какой ужас, если бы я за кого-то вышла замуж!»

В финале – не спектакля уже, а самого фестиваля – вместе с актерами РУСДРАМа, режиссером спектакля и организаторами фестиваля Виктором Рыжаковым и Мариной Дмитревской на сцену вышли генеральный директор РУСДРАМа Ираклий Хинтба, главный художник спектакля Виталий Кацба, художник по свету Евгений Лисицин и художник по костюмам Инеза Пация.

Виктор Рыжаков вручил русдрамовцам драгоценную награду Володинского фестиваля – бронзовую фигурку Александра Моисеевича Володина и еще раз поздравил всех участников и зрителей с днем рождения драматурга и завершением фестиваля.

Заключительный вечер изобиловал праздничными речами, воспоминаниями, чествованием наших прекрасных актеров.

– Я видела спектакль на родной площадке, – сказала мне в интервью театральный критик Оксана Кушляева (именно она приезжала в Абхазию, чтобы посмотреть и принять решение об участии наших «Пяти вечеров» в фестивале), – и увидела еще раз сегодня. Я очень рада, что РУСДРАМ нашел в Петербурге своего зрителя, который принял и полюбил ваш спектакль. Я вообще за то, чтобы театр встречался с разной публикой. Публика, которая видела огромное множество спектаклей «Пять вечеров», готова смотреть Володинские спектакли каждый год и сравнивать – та ли Тамара, не та ли Тамара? Вы сами видели, что публика живо реагировала, где-то смеялась, где-то стихала. И хотя вашим артистам было не просто – сцена незнакомая, зал довольно глухой, они не стали форсировать звук, не стали работать на зрителя, они не растерялись и создали на сцене живую историю – свою, как они с режиссером ее прочувствовали.

11 февраля в редакции Петербургского театрального журнала состоялось профессиональное обсуждение спектакля, на котором присутствовали актеры, занятые в спектакле, режиссер Антон Киселюс, сценограф Виталий Кацба и генеральный директор РУСДРАМа Ираклий Хинтба. Редактор журнала и арт-директор фестиваля Марина Дмитревская, а также уже знакомые нам театроведы и театральные критики Анна Кислова и Оксана Кушляева сделали детальный разбор спектакля, каждой роли в нем. Причем, Оксана провела сравнительный анализ и подчеркнула, что в Петербурге роль Тамары удалась Анне Гюрегян еще лучше и тоньше, чем на родной сцене.

Критики отметили, что русдрамовцам удался психологический спектакль (самое сложное направление театрального искусства), было много замечательных находок, в частности когда Тамара крадется к двери под стихотворение Некрасова «Есть женщины в русских селеньях», по-новому трактуется сцена прихода Тамары к Тимофееву, неожиданно представлена и сцена встречи Зои и Тамары, она удачно превращена в комическую.

– Мне понравилась, что не играется драма Зои. Сколько я видела спектаклей, в каждом Зоя — абсолютное зеркало Тамары: «Нет его у тебя, нет его и у меня!», а вы дали совершенно иное прочтение роли. Один бросил, второй, вот сейчас еще и третий… И дальше – тоже иная трактовка. Обычно Тамара, пришедшая к Зое в магазин, теряется под напором новой знакомой Ильина. В вашем спектакле Зоя и Тамара предстают перед зрителями равными. Зоя наступает, Тамара дает ей отпор. И подобных сцен в спектакле немало, – отметила Марина Дмитревская.

Единодушными оказались критики и относительно прекрасной актерской подготовки и, замечу без ложной скромности, способностей наших артистов.

Не остались равнодушными и к интересному сценографическому решению – трехэтажный дом, лифт, живущий вместе с чувствами Тамары, которые Марина Дмитревская сравнила с «американскими горками», а лифт так и назвала – «лифт любви».

И еще несколько комплиментов от Анны Кисловой. Она отметила, что образ Тамары создан Анной Гюрегян настолько достоверно, что во время спектакля критик поймала себя на ощущении, что она сама так же чувствует себя в определенные моменты реальной жизни… Отметила Анна Кислова и работу Рубена Депеляна в роли Славы.

Задавая вопрос Антону Киселюсу, осознанно ли он выбрал пьесу Володина «Пять вечеров», авторитетные санкт-петербургские критики не были готовы, что разговор из театральной плоскости перейдет в совершенно иную – более углубленную, общественно-значимую.

– Александром Моисеевичем Володиным и конкретно этой пьесой я болею, наверное, лет с пятнадцати, – сказал Антон Киселюс. – Мне близка тема расставания, мне самому и очень многим в моем окружении приходилось уезжать, переезжать, вынужденно и болезненно расставаться, рвать какие-то уже сложившиеся отношения. Все это больное и виденное во время развала Союза, на который пришлось мое детство. И когда поступило предложение от театра из Абхазии, пережившей войну, в которой эта война и сегодня еще остается в каждом и, как говорит в пьесе Слава, кого-то согнула, кого-то поломала, искалечила судьбы, все сошлось: моя любовь к Володину, театральное и общественно-значимое. Для меня в этой пьесе было главным показать – каким образом этот момент переживает одинокая женщина, которая растит еще и не своего ребенка, и эта тема мне показалась необходимой в Абхазии. Мне показалось, что для культуры Абхазии важно иметь в репертуаре театра пьесу, в которой такая героиня скажет со сцены все, что у нее на душе.

Ираклий Хинтба поблагодарил Марину Дмитревскую, Анну Кислову и Оксану Кушляеву за подробный анализ спектакля, подчеркнув, что актерам в Абхазии очень не хватает именно этого – глубокой профессиональной критики и доброжелательных советов, направленных на главное: чтобы зритель в итоге получал совершенный театральный продукт. Марина Дмитревская и Ираклий Хинтба договорились о сотрудничестве. Будем надеяться, что театроведы теперь будут у нас в Абхазии частыми гостями.

Поблагодарили критиков и актеры. Даже небольшие сделанные замечания они восприняли как бесценный мастер-класс.

– Они рассматривали нашу работу с таких аспектов, которые нам даже в голову не приходили, и нам открылись новые глубины в образах наших героев, – поделились со мной Марина Сичинава и Рубен Депелян.

Петербург встретил коллектив РУСДРАМа не только благодарным зрительским приемом, но и относительно теплой погодой. И я уверена, что успех на сцене Театра на Литейном придаст уверенности нашим актерам в их новых работах на радость всем нам.

Юлия СОЛОВЬЕВА

Сухум – Санкт-Петербург – Сухум


Возврат к списку