Главная

ЖУРНАЛИСТ ПЕРЕСТРОЕЧНОГО ПРИЗЫВА 01.03.2018

ЖУРНАЛИСТ ПЕРЕСТРОЕЧНОГО ПРИЗЫВА

Андрей Соловьев – один из самых ярких фотожурналистов России, который получил мировую известность благодаря своему бесстрашию. Он всегда находился в гуще горячих событий: освещал конфликт в Нагорном Карабахе, Приднестровье и многих других опасных точках бывшего Союза.

Когда началась грузино-абхазская война, Андрей Соловьев практически с первых дней встал в ряды военных журналистов. Его главным оружием была фотокамера, с помощью которой он рассказывал правду. По словам ветерана войны Анны Бройдо, Андрей был журналистом перестроечного призыва. Он был свидетелем практически всех наступлений абхазских войск. Снимки, сделанные на Ануаарху, вошли в золотой фонд абхазской фотожурналистики. Участвовал в Мартовском наступлении.

«Андрей был не из тех, кто открыто выражал свое мнение. Но в Мартовском наступлении он шел вместе с нашими бойцами с зеленой повязкой на голове. Он сочувствовал абхазам, это даже видно на фотографии, где у него перевязана простреленная рука, – рассказывает Анна Бройдо.– Ранение в руку не остановило Андрея Соловьева. Он продолжал работать. Стал сотрудничать с Associated Press. Тогда техника была очень интересная. У него был огромный стальной чемодан, куда вставлялась пленка. Потом включал этот аппарат, который начинал жужжать. Происходило чудо с возникновением в воздухе голограммы цветного фото: это шла передача фото в Америку. Ему выдали кевларовый бронежилет. Я над ним подсмеивалась, что бронежилет не спасет, если что… Как накаркала…»

Во время Июльского наступления Андрей Соловьев брал с собой и Анну Бройдо: «Мы ездили с ним в места событий. Он заказывал машину и брал меня с собой с условием в кадр не лезть. Каждый из нас делал свою работу. Потом, когда меня контузило в Эшере, он меня вывозил оттуда».

После Июльского наступления журналисты еще не раз встречались.

«Потом мы увиделись с ним в самом начале Сентябрьского наступления. Поехали в Эшеру. Я осталась в Эшерском войсковом пункте, а он поехал дальше, а вечером в тот же день я узнала, что его привозили раненного в голову. С этим ранением его отправили в Москву. В Москве ему сказали, что не надо ездить больше в Абхазию, надо снимать Белый дом, где тогда были беспорядки. Он там походил пару дней, и потом все-таки уговорил свое начальство, чтобы ему разрешили уехать опять в Абхазию.

И он принимал участие в последнем победном наступлении Абхазской армии.

«Он шел с нашими ребятами. Я в это время осталась в Эшерском войсковом пункте, вступила в ряды медсанбата. 27 сентября он сделал много фотографий, которые широко известны в Абхазии. Например, он сфотографировал абхазского бойца Владимира Календжи, спасавшего мальчика из горящего дома», – рассказывает Бройдо. А через несколько часов самому Андрею пришлось спасать женщину... Он сидел в укрытии, чуть дальше здания Совмина, ближе к маленькому рынку. И тут выскочила женщина и закричала о помощи. Андрей бросился на помощь женщине, хотя знал, что везде сидят грузинские снайперы. В этот момент снайпер как раз и поймал его в шею.

***

Анна Бройдо и Андрей Соловьев планировали после войны написать книгу.

«Мы много с ним разговаривали о жизни. И как-то договаривались, что когда закончится война, мы напишем книгу вместе. Он даст свои фотографии, а я напишу текст,– вспоминает журналистка. – Но он не дожил каких-то трех дней до Победы».

Книгу Анна Бройдо написала сама. Она называется «Дорога, ведущая к храму, обстреливается ежедневно».

Фотографу Андрею Соловьеву посмертно присвоено звание Героя Абхазии, он награжден орденом «За личное мужество».

(По публикации Спутник-Абхазия)


Возврат к списку