Главная

ДВА СУХУМСКИХ БОЙЦА. ОТЕЦ И СЫН. 13.02.2019

ДВА СУХУМСКИХ БОЙЦА. ОТЕЦ И СЫН.

Память

На центральном стадионе «Динамо» висит мраморная доска. На ней золотыми буквами высечено: «Здесь, на стадионе «Динамо», в суровые дни 1941 года из спортсменов-добровольцев были сформированы первые отряды Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, героически сражавшиеся в тылу врага».

Среди спортсменов-добровольцев был великолепный мастер ринга Сергей Щербаков, который являлся десятикратным чемпионом СССР. И этот рекорд еще никто не побил. В 1952 году на Олимпийских играх в Хельсинки он стал серебряным призером, а также абсолютный чемпион СССР Н.Королев и другие выдающиеся спортсмены Советского Союза.

Среди известных спортсменов был Хазбулат Иванович Мамацев, наш земляк, студент института физкультуры, разносторонний спортсмен. Хотя он и был самым молодым, но прошел отбор и подготовку на «отлично».

Вот как вспоминает Сергей Щербаков один из многих боевых эпизодов в тылу врага, в котором принимал участие наш земляк X.Мамацев:

К боевым операциям мы готовились на стрельбище «Динамо», что в Мытищах. Мы готовились взрывать мосты и железные дороги, изучали рукопашный бой и меткую стрельбу, делали марш-броски. Мы учились воевать. Много изобретательности понадобилось нам. В ноябре мы были заброшены под Сухиничи. Там шли жаркие бои. Наш отряд совершал дерзкие набеги в тылу врага, организовывал диверсии.

Совершив рейд в 120 километров, мы обосновались далеко за линией фронта, получив важное задание не пропустить вражеский эшелон с техникой. Разбились на четыре пары, в которые вошли фехтовальщик С.Скорников, П.Маркин, X.Мамацев, лыжник И. Мокропуло. Расчет был прост: действуя раздельно, мы должны были заминировать железную дорогу.

Но случилось непредвиденное: у одного из бойцов по трагической случайности раньше времени взорвался динамит. Что делать? Возвращаться? Но тогда задание не будет выполнено. И мы приняли с Мокропуло и Мамацевым решение: проскочить незаметно для фашистов к мосту. Это удалось, мы замаскировались в кустах у полотна. Томительно тянулось время, застыли руки, ломило спину. И пошевелиться нельзя, рядом враги, вдруг заметят. Мы видели, как к месту взрыва неслись дрезины с фашистами. Патруль был усилен. Вдруг показался груженый эшелон, который нам нельзя было пропустить. Критическое положение придало нам отчаянности. Ловкий крепыш Мамацев рвался в бой. Этот парень, уроженец юга, из Абхазии, физически крепкий, отлично ходил на лыжах, взрывной по характеру, он не знал страха. Более опытный И.Мокропуло сдерживал нас. Едва очередная дрезина с охранниками проходила мимо нас, как мы бросались к полотну, мгновение – и мина заложена. Поезд был рядом. Едва успели отбежать на лыжах в сторону леса, как ухнул мощный взрыв: эшелон полетел под откос.

За нами началась погоня. К лагерю двигаться мы не могли: враги тогда бы обнаружили его, пошли чуть-чуть в сторону. Хоть и была зима, но стояла оттепель. Впереди показалось озеро, но лед был таким тонким, что мы могли провалиться, идти в обход – потерять время. Рискнули, пошли прямиком, за нами оставался мокрый след. Немцы, как выяснилось потом, много лет спустя, оказались лыжниками высокой квалификации. Их специально забросили для действий против партизан. У них были гоночные лыжи. Фашисты побежали в обход, и преимущество в скорости было на их стороне благодаря легкой амуниции. Нам пришлось нелегко. Спасибо Ивану Мокропуло, он хорошо «лидировал» перед нами. Благодаря спортивной закалке, мы сумели первыми проскочить к лесу. Здесь, прямо на лыжне, поставили две мины. Едва замаскировались в соседних кустах, показались фашисты. Мины сработали исправно.

После войны капитан внутренних войск Хазбулат Мамацев возвращается в Сухум и работает директором детско-юношеской спортивной школы гимнастики. Впоследствии его переводят начальником отдела физического воспитания при Министерстве просвещения Абхазии.

***

Давно ушел из жизни человек, который был уважаем и любим всеми, кто знал его. Коренной сухумчанин, Александр Хазбулатович Мамацев жил ритмом и интересами родного города, его судьбой и проблемами. Как у каждого патриота Абхазии и ее столицы, у него было много друзей, товарищей и знакомых, которые задаются сегодня вопросами: как? Почему так случилось? И трудно ответить на вопросы о такой трагической и нелепой смерти.

Александр Мамацев умел собирать вокруг себя людей. С ним было интересно беседовать, внимать ему, потому что это был содержательный человек, и душевной симпатией был согрет уже сам его говор, а заразительный смех его мог развеселить и самого неулыбчивого человека.

В трудные для нашей Родины дни он пошел защищать ее от незваных и злобных пришельцев. Всю Отечественную войну прошел он с автоматом в руках суровыми фронтовыми дорогами в составе Сухумского батальона. Мужество и стойкость не изменяли ему никогда. На тропе у села Шрома он подорвался на мине. До него по этой тропе прошло 9 человек, но, казалось, злосчастный рок поджидал его. Он выжил, но стал инвалидом.

Однако физический недуг не был властен над силой его духа. Саша никогда не жаловался на жизнь. Он понимал и принимал ее такой, какая она есть. Он нашел в себе силы управлять автомобилем посредством одной ноги. Стремясь найти свое место в ходе известной «майской войны» в 1998 г. в Галском районе и событий в Кодорском ущелье, он подвозил на своем фронтовом «Жигуленке» наших бойцов и все необходимое для боевых действий. Он всегда стремился быть в рядах защитников Отечества, в этом нельзя было ему отказать. А когда у него попросили данные, чтобы представить его к медали за боевые заслуги, он ответил: «Я ведь всего-навсего делал то, что должен был делать».

Живя в согласии с внутренним долгом и совестью, Александр Хазбулатович Мамацев прошел свою 50-летнюю жизнь по-мужски порядочно, правильно и красиво. Таким, душевным товарищем и истинным гражданином, и запомнится он надолго всем.

Соб. инф.


Возврат к списку