Главная

«ПРОФЕССОР ИСТОРИИ» 13.02.2019

«ПРОФЕССОР ИСТОРИИ»

Связь культур и поколений. К 110-летию Анатолия Всеволодовича Фадеева

Неповторимая по красоте природа Абхазии и ее необычный народ, создатель морально-этического кодекса «Апсуара», всегда привлекали к себе неординарных личностей, которые порой, связав с Абхазией свою жизнь, вносили значительный вклад в развитие науки и культуры этой страны. Одним из таких бескорыстных и беспристрастных людей был Анатолий Всеволодович Фадеев (1908–1965) – известный советский историк-марксист. Его вполне можно назвать одним из родоначальников советской школы исторического абхазоведения, ибо он стоял у ее истоков. Безусловна его определенная роль в формировании таких маститых национальных историков Абхазии, как, например, Георгий Алексеевич Дзидзария. Диапазон историко-культурного мышления А.В. Фадеева был широким, как любят шутить археологи, «от палеолита до главлита». Одна из его значительных книг называется так: «Краткий очерк истории Абхазии. Часть первая. С древнейших времен до крестьянской реформы 1870 года» (Сухум, 1934). Хотя, конечно, А.В. Фадеев в основном занимался XIX веком Абхазии и феодализмом вообще.

В 2018 году исполнилось бы 110 лет со дня рождения Анатолия Всеволодовича.

О нем я впервые услышал от своего дедушки по материнской линии, Андрея Максимовича Чочуа, который был одним из первых директоров Абхазского института, где в 1931 году в возрасте 23 лет начал работать Анатолий Фадеев. И вот, по рассказам дедушки, когда они вместе ездили поездом в Тбилиси (например, для утверждения научной тематики института), как только трогался вагон, А.Фадеев, тогда заведующий отделом истории, первым долгом приносил два стакана чая – Андрею Максимовичу и себе. Дедушка удивлялся тому, что после выпитого стакана чая его попутчик становился разговорчивым и веселым. Так как в дедушкином стакане был действительно чай, и к тому же он плохо видел, то не мог подумать, что в стакане его визави вместо чая мог быть другой, более горячительный напиток. Но оставим подобные чаепития на совести этих интересных и дорогих мне людей.

Первый раз я увидел А. В.Фадеева в 1962 году, когда собирался поступать в аспирантуру Института археологии АН СССР. Мне очень хотелось стать археологом. Я с отцом, Хухутом Соломоновичем Бгажба, тогда директором Абхазского института, зашел к Фадееву в Институт истории АН СССР, на сектор феодализма, которым он тогда руководил. Отец и Анатолий Всеволодович были хорошо знакомы. А. В.Фадеев, как помню, был человеком невысокого роста, поджарым, с умными, живыми и ясными глазами, с уже поредевшими длинными светлыми волосами. Голос его был несколько грубоватым, но приятным. Говорил он интересно, складно и умно, словом, говорил – как писал свои научные труды. Любил пошутить. Он одобрил мое желание поступить в аспирантуру и посоветовал мне в руководители Евгения Игнатьевича Крупнова, известного археолога-кавказоведа, лауреата Ленинской премии.

После поступления в аспирантуру я снова был с отцом в гостях у Анатолия Всеволодовича, теперь уже в его квартире на улице Казакова у Курского вокзала. Жил он скромно – в двухкомнатной квартире с балконом. Он предстал перед нами добрым и гостеприимным хозяином. Другие члены его семьи, наверное, тогда находились на даче. Рядом с ним была большая собака, доберман-пинчер по кличке Бара. Меня в детстве кусала собака, и поэтому я ее побаивался, хотя она отнеслась ко мне дружелюбно. Судя по всему, у нее с хозяином были прекрасные отношения и взаимопонимание.

К сожалению, Бара в какой-то степени сыграла роковую роль в его жизни. За год до кончины Анатолий Всеволодович отдыхал в Крыму. Ночью во время его прогулки с собакой их резко осветила фарами проезжавшая машина. Бора от неожиданности испугалась и рванула поводок так сильно, что Анатолий Всеволодович упал и сломал себе ногу. Перелом был сложным и открытым. Заживление шло долго из-за диабета, и в итоге, к великому сожалению, в 1965 году профессор ушел в мир иной.

Похоронен Анатолий Фадеев в Москве на Новодевичьем кладбище, в новой его части. На могильном камне, рядом с его фамилией, выгравировано: «Профессор истории». Будете там – не забудьте положить на могилу букетик цветов в знак уважения, благодарности и любви к ученому. Что я и делаю каждый раз, когда бываю на Новодевичьем кладбище.

Олег БГАЖБА, заведующий отделом истории Абхазского института гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АНА, профессор Абхазского государственного университета, доктор исторических наук РАН


Возврат к списку