Главная

21.02.2019

ДОБЫВАТЬ ИЛИ НЕ ДОБЫВАТЬ НЕФТЬ ЗВУЧИТ КАК БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ АБХАЗИИ

В Парламенте РА

К сожалению, у Абхазии еще одна головная боль – хроническая, с резко выраженными обострениями. Как её лечить, пока мало кто знает. Впрочем, таких болей у Абхазии немало. Я часто вспоминаю, какой ажиотаж стоял в обществе, какие копья ломались и перья летали, когда обсуждался вопрос кредита по железной дороге. Высочайшие чиновники тогда пытались убедить и, видимо, убедили, что кредит этот будет выплачивать бизнес, при этом не называлось имя того, кто за бизнесом стоит. В результате не «бизнес» выплачивает кредит – многомиллионный, а государство, из года в год, и еще многие годы предстоит это делать. В ущерб нашему развитию.

Сейчас за действиями по геологическому изучению, разведке и добыче нефти стоят определенные компании, определенные лица. Спор о нефти, действительно, разгорелся давно. Написано об этом много материалов. Вот лишь две выдержки из публикаций в интернете, которые достаточно красноречивы:

«Поиск нефти в Абхазии начался еще после Великой Отечественной войны. По предварительным расчетам, сделанным еще в СССР, запасы нефти на шельфе Абхазии — около 300 – 500 миллионов тонн. Однако, как утверждают специалисты, ни одна компания не приступит к добыче нефти на том или ином участке, основываясь лишь на данных советских времен. Сегодня компании проводят собственные геологоразведочные работы с помощью современного, более точного оборудования. В послевоенное время вопрос добычи углеводородного сырья, то есть нефти, был поднят с подписанием в мае 2009 года соглашения о сотрудничестве между Министерством экономики Республики Абхазия (тогда возглавляла Кристина Озган) и ОАО «НК «Роснефть». В 2013 году распоряжением правительства под председательством Леонида Лакербая дочернему предприятию «РН-Шельф Абхазии» предоставлено право на геологическое изучение, разведку и добычу нефти на Гудаутском участке акватории Черного моря. В соответствии с законодательством Абхазии, на основе данного распоряжения Минэкономики (тогда возглавлял Давид Ирадян) подписало договор с нефтяной компанией и выдало лицензию, предоставляющую право проведения разведывательных работ в течение 5 лет и последующей добычи сырья в течение 40 лет».

«Подписанный 14 мая 2014 года Закон «Об инвестиционной деятельности», заменивший устаревший Закон «Об иностранных инвестициях» и призванный привлечь иностранных инвесторов, вступил в силу. Что примечательно, в данный Закон благополучно была включена исключительно выгодная для нефтяных компаний норма – им предоставлены преференции в виде освобождения от налога на прибыль и налога на имущество на весь период окупаемости проекта (статья 47, часть 2), тогда как для любых других проектов такие преференции предоставляются на срок не более восьми лет с начала реализации. Таким образом, нефтяные компании могут быть освобождены от уплаты данных налогов на все 45 – 50 лет предполагаемой работы».

Вообще количество задействованных в нефтяную проблему компаний и чиновников за все эти прошедшие годы слишком большое, и непросто разобраться в их взаимоотношениях и их позициях. Оставим прошлое. Сегодня депутаты Парламента РА, вновь инициирующие обсуждение темы нефти, задаются вопросами, почему нынешнее правительство, которое будучи в оппозиции, было против разработок месторождений и добычи ресурсов, сейчас продлевает ранее выданные лицензионные соглашения на их проведение «РН-Шельф Абхазии» (дочернее предприятие ОАО «НК «Роснефть») и ООО «Апсны-Ойл», и главное, что это даст народу и государству, если все-таки начнутся работы по добыче.

Неудивительно и то, что на состоявшемся 18 февраля с.г. расширенном заседании парламентского Комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии (председатель Астамур Тарба, он вел заседание) среди основных претензий были и такие, как коррумпированность и политизированность вопроса. Особенно последний вопрос имеет обоснование – ведь впереди президентские выборы. А могли ведь еще раньше, год назад, когда была продлена лицензия, сразу обсудить тему нефти в том же Парламенте, и скажем, заморозить работы или наложить мораторий, как это предложил на нынешнем комитетском заседании депутат Рауль Лолуа.

На многочисленные вопросы депутатов, выражавшиеся в первую очередь в обеспокоенности за экологическую безопасность, отвечали Премьер-министр Валерий Бганба и руководитель Администрации Президента РА, экс-премьер-министр Беслан Барциц. В.Бганба сказал, что сейчас правительство занимается выполнением тех договоров, которые были заключены, ужесточать их или смягчать пока оно не имеет права. За экологическую безопасность отвечают компании. Да и вопрос еще, будет ли нефть в Абхазии добываться. Разведработы продлены еще на пять лет. Кстати, начальник Управления по геологии, геодезии, картографии и землепользованию Адамур Ахуба подтвердил, что речь идет пока о разведке, и ведут её компании за собственные деньги. Подготовка к бурению требует много времени и средств.

Б. Барциц привел хронологию событий, назвал все документы, которые принимались друг за другом, и сказал, что готов передать их для изучения головному Комитету Парламента и журналистам.

Министр экономики РА Адгур Ардзинба, продолжив речь о выгодах для Абхазии, сказал, что если речь идет о конкретной доле с одного барреля нефти, то нужно это обсуждать в рамках Комиссии. «Соглашение о разделе продукции – это всеобъемлющий документ, который является международным актом. На данный момент мы можем выставлять свои условия, нами еще ничего не упущено».

Экс-министр экономики РА Давид Ирадян, парируя, ответил на очередной депутатский вопрос так: «Да, есть определенные риски при добыче нефти, но если есть альтернатива получить ежегодно 6 миллиардов рублей, то государство не будет этого делать».

Депутат Парламента прошлого созыва и председатель Комитета по аграрной политике, природным ресурсам и землепользованию Кан Кварчия отметил: «Мы свободу завоевали, а благосостояние народа – нет. Своими биоресурсами, да и человеческими ресурсами не можем противостоять различным акулам. Это большие вложения и большие риски. И что от этих рисков будем иметь? Мы не можем просчитать доходы, но механизмы в документах нужно было заложить».

На заседании Комитета Парламента Спикер Валерий Кварчия сказал следующее: «Если всех сегодня опросить, ответы услышим разные. Вспомним блокаду и женщин, которые зарабатывали на границе. Вспомним табак и чай, которые были основой благосостояния Абхазии в довоенное время, но мы этим культурам сказали «нет». Дороге из Северного Кавказа через горы сказали «нет». Разработкам мрамора и продаже леса сказали «нет». А поработать самим? Тоже – «нет». Но все хотим деньги, деньги, деньги. Однако где их взять? Я тоже был когда-то против нефти. И Владислав Ардзинба был против её добычи – во имя спасения экологии. Сейчас времена существенно изменились… Много вопросов. Сможем на них ответить? Чтобы не испортить дело, надо продолжить обсуждение темы».

И подводя итоги обсуждения, зампредседателя Комитета по аграрной политике, природным ресурсам и экологии Гиви Кварчия отметил, что депутаты не получили исчерпывающих ответов на поставленные вопросы, и предложил создать новую депутатскую комиссию, которая дальше будет изучать проблему нефтедобычи в Абхазии.

Самый острый момент, пожалуй, возник, когда депутат Алмас Джапуа, возглавлявший в 2015 году парламентскую комиссию по изучению экономической эффективности и экологической безопасности разведки и добычи нефти в Абхазии (она тогда рекомендовала Кабинету Министров приостановить действие лицензии на геологическое изучение, разведку и добычу нефти), сделал следующее заявление: «Я бы хотел, чтобы мое заявление считалось официальным обращением в Генеральную прокуратуру. Перед майскими событиями 2014 года Президентом Александром Золотинсковичем Анкваб и Правительством во главе с Леонидом Ивановичем Лакербая были подписаны договоры с некоей компанией «Апсны-Ойл». Основной ее учредитель находится в оффшорах на Кипре… Хочу особенно подчеркнуть для наших граждан: ни один литр этой нефти Республике Абхазия не принадлежит. И все разговоры о том, что у нас там есть доля, это банальное вранье».

Молчавший все время А.Анкваб, ему никто и не задавал вопросов, в конце заседания попросил «последнее» слово и сказал, что нелепости комментировать невозможно, и что ему тоже хочется поработать в новой парламентской комиссии, так как знает много по вопросу (известны все тонкости и нюансы возникновения этой темы) и готов поделиться этими знаниями.

…Приведу мысль, высказываемую в обществе, в том числе и правоведами: лицензия выдана на проведение изыскательских работ и добычу нефти, и если последняя будет обнаружена в достаточных количествах, компании, потратившие на это уже свои средства, начнут (имеют на то право) её добычу. Так что утверждения многих о том, что нам нефть не нужна, повиснут в воздухе.

Многочасовые дебаты в итоге ничего не дали. И сможет ли новая парламентская комиссия что-то поломать или утвердить, или продлить, покажет время. А пока вопрос – добывать или не добывать в Абхазии нефть – звучит для нас как классический вопрос: «Быть или не быть?»

Наверное, немало людей из Абхазии бывали на азербайджанском берегу Каспийского моря, при взгляде на которое никогда не захочешь войти в его воды. И посмотрите на наш лучезарный берег, наше прекрасное море, в которое окунуться хочется всегда. И это делают миллионы наших гостей, это делаем мы сами.

Заира ЦВИЖБА


Возврат к списку