Главная

09.12.2011

Добрый персонаж солнечного города

В начале ноября в Центральном Выставочном зале в Сухуме состоялась презентация пяти небольших скульптур, и эти камерные образы, созданные Архипом Лабахуа и предназначенные для городского интерьера, вновь вызвали интерес сухумчан. Вновь потому, что предыдущая его работа – отлитый в бронзе искандеровский герой Чик – уже прочно обосновалась на столичной набережной.

Чем же привлекательна камерная скульптура, отрицающая привычную монументальность и какие-либо постаменты?

Интерес к этому виду искусства возник не сегодня и не вчера. Уместен, думается, экскурс в историю.

Зингер, ковбой, трубочист…

Первые в мире уличные скульптуры появились в США, в Нью-Йорке, где на Манхеттене, прямо на тротуаре установили скульптурную композицию, посвященную портному и создателю широко известной швейной машинки Зингеру. Там же, перед зданием ООН, появился отлитый в металле револьвер фирмы «Кольт» с закрученным в бант дулом, что символизирует отрицание насилия. Жителям г. Хьюстона, что в Техасе, пришелся по душе появившийся однажды в местном аэропорту бравый «Ковбой», как бы шествующий уверенно сквозь толпы прилетающих и отбывающих пассажиров.

Не обошла мода на городскую скульптуру и другие страны. На одной из центральных улиц Санкт-Петербурга «спешит к адресатам» дореволюционный почтальон. В Таллине полюбились бронзовые трубочисты…

У нас «пионером» стал Чик

И вот у нас явился в город мальчик Чик. Как возникла такая идея?

– Перечитывая Фазиля Искандера, я отдал предпочтение двум героям – Сандро и Чику, – рассказывает Архип Лабахуа. – Долго думал: с кого начать? В творческом плане оба для меня интересны. Выбор зависел и от значимости персонажа, и от допустимого размера фигуры, и от возможного места ее установки, и от денежных возможностей. Остановился на Чике – пусть он станет, так сказать, тем «пионером», который откроет путь на наши улицы другим симпатичным героям. Это первый шаг к такого рода городской скульптуре, и хорошо, не правда ли, что этот шаг детский.

Как создавалась скульптура

Творческий процесс продолжался долго. После того, как Архип Лабахуа подготовил в своей сухумской мастерской формы скульптуры, они были отвезены в Ростов-на-Дону – здесь у него есть кое-какие связи, и благодаря этому плата за исполнение заказа по отливке была, скажем так, подъемной для его кармана. В Сочи за эту работу запрашивали несравненно больше.

– В целом вся эта процедура, вместе с дорожными расходами, – заключает художник, обошлась в 4 тысячи долларов. Большую помощь оказало при этом правительство Абхазии.

Почему бронза? – Бронза как материал долговечнее и красивее, – разъясняет Архип. – Со временем она покрывается патиной, оксидной пленкой различных цветов. И появлению этой патины – красноватой, зеленоватой и других оттенков – способствуют дыхание моря, прибрежные туманы и дуновения бриза. В результате скульптура будет все более выигрывать своей привлекательностью.

Здесь он на своем месте

Высказывались предложения «прописать» Чика в парке, что напротив главпочты. Но теперь совершенно ясно, что там, среди деревьев, он бы «заблудился», потерялся. Неуместен был бы мальчик и где-нибудь на центральной улице – помехи на пути всегда раздражают пешеходов.

Самым удобным оказалось место на набережной, вблизи морпорта. Сам старый пирс и архитектурное окружение минувших лет рождают ощущение того времени, когда жили герои Фазиля Искандера – Чик и его приятели. Старожилы помнят, что непременными атрибутами старых сухумских домов являлись уютные дворики, где принято было держать мелкую живность, в том числе и кур. Здесь проходило детство Чика и его ровесников, здесь они получали уроки доброты, отзывчивости, чуткости, любви к родному краю. Так что бронзовому Чику в этом окружении уютно, он – на своем месте.

– На лице Чика – задумчивость, – говорит автор скульптуры. – Но и в этом настроении, в этой позе – затаенная решимость и благородная готовность совершить добрый поступок, защитить того, кто в этом нуждается, ну хотя бы это маленькое живое существо, что у него в руках…

Калейдоскоп мнений

Так уж сталось, что с момента установки скульптуры Чика подле нее люди стали оставлять монеты разного достоинства, вплоть до 10-рублевой. Но они, понятное дело, здесь не залеживаются. И потому, верно, большинство верящих в удачу бросают монету через голову мальчика в море. Кстати, бытует поверье: кто дарит монету – тому повезет, а кто присваивает такие подношения – от того удача отвернется.

Больше всего поклонников у Чика среди мальчишек и молодоженов. Коснувшись его плеча, они загадывают желания. Ведь и сам взгляд Чика обращен в завтрашний день и вселяет оптимизм.

Впрочем, наряду с теми, кого порадовала такая скульптурная новинка в нашей столице, замечены и скептики. Одни не преминули дать Чику нелицеприятные прозвища, другим не понравилась сама миниатюрность изваяния – дескать, надо было соорудить его высотой не менее двух метров. Иные считают даже, что фигура Чика не украшает вид на Сухумскую бухту. А некоторые просто обижены тем, что Чик держит в руках курицу (а может, они и не читали Искандера?).

А теперь об авторе

Архип Зурабович Лабахуа – скульптор, дизайнер, режиссер. Выпускник Московского художественного института им.Сурикова и Академии художеств Грузии. В Сухуме уже прошли четыре его персональные выставки. В 2000 г. он создал мобильный камерный театр марионеток, спектакли которого были показаны в Сухуме, Москве, Санкт-Петербурге, странах Европы.

Многие уверены, что Архип Лабахуа, находясь в неустанном творческом поиске, еще не раз приятно удивит нас своими интересными работами.

Послесловие

Наверное, кто-то будет недоумевать: отчего это столько места уделено автору небольшой скульптуры? Только в силу его экстравагантности?

Нет, дело не только в Архипе Лабахуа и в его Чике. Речь идет о новой форме городской скульптуры, которая в силу разных причин не находила у нас места. Председатель Союза художников РА Адгур Дзидзария и другие люди искусства считают, что такие скульптуры придают городу особый колорит, добавляют ему улыбки. Думается, что подобные скульптуры найдут свое место в национальной культуре, впишутся в нее.

И когда-нибудь, верится мне, скажут: а все начиналось с Чика, смело вставшего на тумбу приморского парка.


Возврат к списку