Главная

Воронов - видный политик и ученый, горячий патриот Абхазии и интернационалист 08.02.2011

Воронов - видный политик и ученый, горячий патриот Абхазии и интернационалист

11 сентября 2010 г. исполняется ровно 15 лет с того времени, как пули наемных убийц оборвали жизнь выдающегося ученого-кавказоведа, общественного и государственного деятеля, одного из лидеров национально-освободительного движения в Абхазии Юрия Николаевича Воронова. Народ Абхазии понес тогда невосполнимую утрату, боль которой не утихает и поныне.

Юрий Николаевич пользовался заслуженной любовью и авторитетом у всех жителей республики, а его вклад в дело торжества свободы и независимости Апсны был поистине огромен. Воронов был хорошо известен и за пределами Абхазии как глубокий мыслитель-интеллектуал, депутат Верховного Совета, вице-премьер правительства РА, помогавший выжить своему народу в нелегкие годы военного и послевоенного лихолетья.

К сожалению, рамки нынешней публикации не позволяют воссоздать всей полноты и многогранности научно-политической деятельности Юрия Николаевича; интересующиеся данной тематикой могут ознакомиться например, с книгой «Юрий Воронов-свет и боль»,изданной в 2000 г. в г. Москве. Темой же настоящей статьи является образ Юрия Воронова как выдающегося государственного деятеля Абхазии, предстающий со страниц польской периодической печати во второй половине 90-х гг. XX в. Именно тогда некоторые польские журналисты, стремясь более подробно ознакомиться с проблематикой грузино-абхазского конфликта, посетили г. Сухум и обратились к Юрию Николаевичу с просьбой разъяснить некоторые аспекты взаимоотношений Абхазии и Грузии и дать научный комментарий по интересующим их вопросам. Одним из этих журналистов был Войчех Турецкий - выпускник факультета журналистики

Варшавского университета (1994) и исторического факультета Католического Любельского университета (1995), специализирующийся на проблемах Северного и Южного Кавказа. Следует отметить, что Турецкий был и остается одним из известнейших польских экспертов по Кавказу, к мнению его прислушиваются многие поляки. Видимо, именно поэтому для Юрия Николаевича было делом чести предоставить польской стороне объективную и достоверную информацию о ситуации как в самой Абхазии, так и вокруг нее, и тем самым осуществить еще один шаг в деле прорыва информационной блокады республики на международной арене.

«Мы познакомились летом 1994 г. в г. Сухуме: я зашел в его кабинет и попросил дать интервью для польской прессы. Он не напоминал политика, был слишком откровенный слишком искренний, такие вещи сразу чувствуются. Поражал точностью языка, меткостью замечаний, умением отразить сложность мира хорошо найденным примером. в его речи чувствовался громадный интеллект честность ученого, мудрость человека, испытанного судьбой» - вспоминал Турецкий уже после трагической гибели Юрия Николаевича «Прежде всего, для Юрия чем-то абсолютно чуждым были всяческая ксенофобия и национализм. Его можно назвать «гражданином мира»

Сомнения гуманитария, пытающегося как-то соединить свои интернациональные убеждения с нуждами уничтоженной войной страны, напоминали мне героев Достоевского, с которым дружил его прадед».

По словам Войчеха Турецкого, после нескольких совместных бесед Юрий Воронов буквально «открыл ему глаза» на многие историко-политические аспекты грузино-абхазского конфликта. После нескольких визитов Турецкого в Абхазию на страницах польских польских газет «Речь посполита», «Тыгодник Повшехны» и «Жыче Варшавы» появился ряд его статей, в которых автор попытался нарушить определенную монополию грузинской стороны, сложившуюся на польском информационном пространстве. Важное место в аналитических обзорах Турецкого занимали «выкладки» из разъяснений Юрия Николаевича Воронова, в которых последний ясно и аргументировано отстаивал свою позицию, опровергая так называемую теорию Ингороквы о якобы имеющей место быть «пришлое ги» абхазов на территории Абхазии и другие недостоверные измышления подобного рода. Именно благодаря Юрию Воронову польские читатели имели возможность ознакомиться с точкой зрения абхазской стороны, сделав собственные выводы по отношению к истории конфликта. «Несмотря на то, что на Западе фамилия Воронова редко появлялась на первых полосах газет, его влияние на форму республики нельзя переоценить, -писал по этому поводу Гурецкий. -С полней ответственностью могу сказать, что этот человек внес огромный вклад в дело пропаганды идей абхазской государственности, и эта волна начинает уже постепенно доходить до Польши».

В опубликованных материалах Войчеха Гурецкого о Воронове можно без труда проследить сожаление польского журналиста, выражаемое им по поводу оставления Юрием Николаевичем научной деятельности в связи с уходом в политику. «Мне казалось, что он занялся политической деятельностью несколько неожиданно для себя и только потому, что так было нужно в сложившейся обстановке. В нормальном, стабильном обществе историки, равно как и представители других гуманитарных профессий, являются частью идеологической машины государства. Когда же государстве распадается, система ценностей во всех сферах (в том числе и в идеологии) совершенно меняется. Гуманисты уходят в политику, т.к. обладают значительными знаниями на тему того, чем вообще является государство и что ему необходимо для нормального функционирования. Воронов - не исключение»

После известия о трагической гибели Юрия Николаевича Войчех Гурецкий посвятил ему статью в наиболее читаемой и массовой газете Польши -«Речи посполитой». Выражая < глубокие соболезнования семье погибшего и всему народу Абхазии, польский журналист отмечал, что республика понесла тяжелейшую утрату, лишившись «человека высокого достоинства и чести, посвятившего свою жизнь - в буквальном смысле этого слова - служению своей стране» «Такие люди, как Юрий, - рассуждал он позднее, - возвращают надежду на то, что политика - не обязательно грязная игра, а публичную деятельность можно считать службой. Смерть этого человека лишила Абхазию надежного защитника на международной арене и неутомимого пропагандиста интернациональной идеи и здравого смысла внутри республики. Это был один из самых видных политиков не только в Абхазии, но и на всем Кавказе. Абхазия должна помнить о Юрии Воронове и гордиться им».

P.S. 8 мая будущего года Юрию Николаевичу Воронову исполнилось бы 70 лет.


Возврат к списку