Главная

11.05.2012

«И Гечба вернулся домой»

Группа потомков махаджиров вернулась 4 мая из Сирии на свою историческую Родину. Процесс репатриации продолжается

Любые встречи с представителями абхазской зарубежной диаспоры – трогательны и не обходятся без слез. Лично я помню подобное состояние и встречавших, и приехавшую на историческую Родину первую группу из Турции в 70-х годах, в которую входили Омар Беигуа и Орхан Шамба, помню приезд семьи Казан из США, первой группы студентов из Турции, зачисленных в Абхазский университет, и т.д. Такими трогательными были встречи с диаспорой и в самих зарубежных странах, где мне удалось побывать, – в Турции, Сирии, Египте и в Европе. Было много слез и когда представители диаспоры приезжали из-за рубежа, в том числе из Сирии, защищать Абхазию в 92-м году… Потом встречи участились, мы к ним привыкли, пошли первые репатрианты, их число, к счастью, стало расти, они теперь равноправные граждане нашего государства. И процесс возвращения продолжается.

Но эта нынешняя встреча, состоявшаяся в сухумской гостинице «Айтар», где сирийских репатриантов временно разместили, напоминала первые встречи с потомками махаджиров – чувства били через край. Потому, наверное, что из Сирии (в отличие от Турции) ранее вернувшихся не так много, потому что сейчас вернулись семьями, с маленькими детьми – у одних грудной ребенок, у других – пятеро дошкольников, третьи оторвали там детей от учебы. Есть даже две беременные женщины. А это значит, что у них у всех твердое решение жить на родной земле, от которой были насильно оторваны их предки (один из них, уже взрослый мужчина по фамилии Амарщан, сказал мне, что его деду было всего шесть лет, когда он с родителями покинул родные места). Они приехали с надеждой в Абхазию, с надеждой здесь найти понимание и счастье.

Приветствуя сирийских репатриантов сразу после того, как они вышли из автобуса на территории сухумской гостиницы, руководитель Совета старейшин РА К.Озган сказал: «Абхазия для любого абхаза – его Родина, его земля, не бойтесь ничего. Она сохранялась тысячелетиями, её свободу отстаивали и совсем недавно, отстаивали и для вас, и для всех, кто живет в других странах. Мы вас здесь приветствуем, мы вам рады. Здесь вас встречает не только общественность, но и матери, сыновья которых сложили свои головы за то, чтобы наша с вами Абхазия была свободной, чтобы и вы, и мы могли жить на ней счастливо». К.Озган выразил благодарность и всем тем, кто сделал сегодня возможным процесс возвращения на Родину потомков махаджиров.

Выступали с благодарностью и репатрианты – их речи от волнения были короткими, а на лицах отражались и счастье, и одновременно ожидание неизвестности – каково им будет здесь?

Встречать абхазов-сирийцев пришли многие. Обнимая их, они говорили им душевные слова, но и не понимая в основном этих слов, приезжие чувствовали их искренность. Среди встречавших были, естественно, и те репатрианты из Сирии, которые живут уже много лет в Абхазии, они выполняли роль переводчиков ныне, как, впрочем, будут выполнять и впоследствии.

Затем были песни в исполнении ансамбля «Гунда», танцы – уже в исполнении и местных, и приехавших, причем танцевали парни из Сирии с таким мастерством и огоньком, что не было сомнений: за все годы абхазы на чужбине не утеряли своего национального духа.

На следующий день после приезда, в субботу, с приехавшими встретился председатель Госкомитета РА по репатриации З. Адлейба, чтобы обсудить организационные вопросы. Вновь приветствуя их на родной земле, он сказал, что мы понимаем, как тяжело покидать насиженные места, переезжать из страны в страну, но как бы там ни было, теперь нужно вместе строить дальнейшую жизнь. Он сообщил им, что заканчивается реконструкция дома для их постоянного проживания, что буквально с понедельника их здесь начнут обучать абхазскому языку, в течение пары недель они получат абхазские паспорта, и они будут гражданами Абхазии – в соответствии с законодательством Республики Абхазия. Прорабатываются вопросы обучения в школах, трудоустройства и, естественно, медицинского обслуживания. Выяснилось, кстати, что у многих репатриантов востребованные в Абхазии специальности – инженеры-электронщики, компьютерщики, механики-дизелисты и т.д.

Репатрианты, в свою очередь, интересовались, будут ли им возвращены их исконные фамилии, на что получили утвердительный ответ. Кстати, среди почти трех десятков нынешних репатриантов из Сирии находятся представители только двух фамилий – четверо Амаршаны, остальные все Гечба. Жены не все абхазки – есть адыгейка, есть карачаевка. Есть и достаточно пожилые мамы, приехавшие с сыновьями.

Через день репатриантов из Сирии повезли по Сухуму – знакомить с городом. Они побывали у Мемориала памяти в парке Боевой Славы, у памятника махаджирам и возложили к ним цветы, гуляли по набережной, знакомились с достопримечательностями столицы. А 9 Мая, в День Победы, новых граждан Абхазии повезли, по приглашению главы Администрации Гудаутского района В.Малия, в село Ачандару посмотреть праздничные конно-спортивные соревнования.

Гечбовцы, как свидетельствуют источники, жили на территории от реки Жоэквара до реки Псоу. После махаджирства в Абхазии их остались единицы. Среди встречавших репатриантов из Сирии их было только двое: Гули Кичба (видоизмененный вариант от Гечба) и Давид Гечба.

В 1992-м, когда Абхазская армия вместе с добровольцами освободила город Гагру от грузинских оккупантов и село Леселидзе, что на границе с Россией у реки Псоу, было переименовано в Гечрипш, гудаутский поэт Лев Любченко написал об этом стихотворение, заканчивавшееся строкой: «И Гечба вернулся домой». Вложенный в неё тогда виртуальный смысл оказался пророческим – спустя два десятилетия первые гечбовцы вернулись на свою историческую Родину. Теперь все зависит от нас, чтобы они здесь закрепились, адаптировались, и у них никогда не было причин вновь покидать родную землю.


Возврат к списку