Рубрики

24.08.2011

Рауль Хаджимба: «Мы – не националисты, мы – патриоты!»

Рауль Хаджимба – это тот человек, которого Первый Президент Абхазии Владислав Ардзинба назвал своим преемником. Однако выборы 2004 года чуть не закончились «оранжевой революцией»: оппозиция под руководством Багапша и Анкваба заявила о своей победе и вывела на улицу людей. Противостояние завершилось компромиссом: Хаджимба получил пост вице-президента.

Второй раз он пытался стать президентом в 2009 году, уже в качестве лидера оппозиции. Сейчас он возглавляет оппозиционный Форум народного единства Абхазии. Хаджимба – кадровый офицер советского КГБ, принимал участие в грузино-абхазской войне. В качестве вице-президента в паре с ним баллотируется вдова Ардзинба Светлана Джергения.

– Рауль Джумкович, ожидаете фальсификации на выборах?

– Было бы смешно, если бы мы сказали «нет». Опыт подсказывает, что к такого рода действиям со стороны власти надо быть готовыми.

– Есть ли у вас конкретные факты, что нечто подобное готовится?

– Мы об этих фактах даже в присутствии вас говорили на прошлых выборах. Но все, мило улыбаясь, говорили, что нарушений нет. В конечном итоге эти нарушения вылезли сейчас. Всем стало известно, что накануне выборов раздавались паспорта: по 2–3 паспорта одному человеку. МВД выявило, что на руках у наших граждан есть «левые» паспорта. Министр внутренних дел официально об этом заявил, в финансовые учреждения посланы списки с номерами паспортов, которые считаются незаконно выданными.

– На прошлых выборах я своими глазами наблюдала, как происходят какие-то странные манипуляции с паспортами в Очамчыре, в горотделе милиции. Группа граждан поздно вечером накануне выборов ожидала паспорта, которые им обещали раздать к утру...

– Начальник милиции Очамчыры тогда случайно мне доложил, что паспорта розданы за ночь «всем, кому следовало». У меня телефон был закрытый еще со времен работы вице-президентом, я ему позвонил, а он решил, что это звонит кто-то из их штаба. Но доказательств того разговора у меня не было, я его не записывал. Я случайно позвонил ему. Зачем понадобилось раздавать паспорта ночью накануне выборов? И таких нарушений была масса.

– Меня очень удивило, что я не нашла у горотдела ни одного наблюдателя от оппозиции, хотя информация о том, что нечто подобное происходит, была...

– Были там наши люди, но нас просто никто не хотел слышать. Никакой реакции со стороны ЦИКа. Все прекрасно помнят, как появились «левые» бюллетени, как были использованы симпатические чернила... В маленькой Абхазии допустить, чтобы 5 тысяч бюллетеней было испорчено – это нонсенс. В списках избирателей было 120 тысяч человек, а потом в день голосования в дополнительных списках оказалось еще 20 тысяч. 120+20 – это 140 тысяч. Но каким-то образом по итогам голосования оказалось, что всего проголосовало 100 тысяч человек. Эти данные лежат в ЦИКе. То есть ЦИК у нас открыл новые математические законы. Сегодня то же самое. В Абхазии роздано 168 тысяч паспортов. 4 тысячи составляют дети от 14 до 18 лет. Получается 164 тысячи избирателей. Но почему-то ЦИК насчитал всего 142 тысячи избирателей. Куда остальные делись?

– Возможно ли заключение союза между вами и кем-то из других кандидатов?

– Никакого союза не будет. Это выглядело бы странно: человек, 8 лет находящийся в оппозиции, вдруг решил идти с властью. За что тогда я их критиковал все эти годы? Чтобы получить какое-то кресло? Я этого не хочу. Я лучше и без кресла буду делать свое дело.

– Поддерживает ли Москва кого-то на выборах?

– Меня не интересуют настроения в Москве и московские приоритеты.

– Но было время, когда вы сами считались фаворитом Москвы...

– Я никогда не был «фаворитом» Москвы. Меня просто поддержали как человека, которого предложил Владислав Григорьевич Ардзинба.

– В 2004 году вы считались наиболее удобным для России кандидатом. Но теперь, говорят, вас поддерживают в первую очередь националисты... Чем вызвана такая метаморфоза?

– В Абхазии нет националистов. В Абхазии есть патриоты.

– Но все скандалы с Москвой последнего времени исходят почему-то из вашего лагеря...

– Я люблю свой народ, я люблю людей, живущих в Абхазии. Я хочу, чтобы Абхазия была государством, чтобы нам не навязывали пути его строительства. Мы хотим выстроить равноправные отношения с Россией. И честно пользоваться теми возможностями, которые нам предоставляет сегодня Россия. Нам дают огромную финансовую поддержку. Но это не продлится вечно. В конце концов российский налогоплательщик скажет: кому вы помогаете? Людям, которые так и не поняли, что деньги надо использовать для развития страны, а не покупать на них дворцы и иномарки? Приезжал Степашин и обнаружил, что 347 миллионов из российской помощи исчезло в неизвестном направлении. В любой стране такие материалы направляются в прокуратуру. У нас это положили под сукно. Да, мы говорим об этих фактах. В чем здесь национализм?

– Ардзинба действительно отдавал распоряжение не занимать «русскоязычные» квартиры?

– Он отдал устное распоряжение, и было письменное решение, я это знаю точно. И никто в тот период не занимал квартиры русских, греков, армян. Но почему-то потом постепенно процесс пошел. И получил широкий размах уже при этой власти. И судьи, и представители Администрации президента были в этом замешаны.

– Тем не менее, у одного из ваших конкурентов, представителя власти, имидж борца с коррупцией.

– Пусть назовет фамилию хотя бы одного коррупционера, посаженного за эти годы.

– Но ведь вы тоже были во власти?

– Я, конечно, многого не сделал. Но вот аферы городской администрации Сухума были вскрыты под моим руководством за время отсутствия покойного президента. Как только приехал президент, материалы отобрали у следователей, самих следователей уволили — и дело на этом закончилось.

– В чем состоит ваша позиция в конфликте вокруг санаториев МВО и ПВО?

– Пока идет спор между коллективом и руководством Минобороны РФ, коллектив, более 1300 человек, поперли на улицу. Их не предупредили, просто взяли и вышвырнули и кому-то продали этот объект? Но в большом договоре по военному сотрудничеству написано, что данные объекты передаются в распоряжение, а не в собственность РФ. Это не предполагает продажи.

– Вы думаете, что санатории продали?

– А кто нам показал документы? Никто ведь ничего не знает. В соответствии с большим соглашением решение по этим объектам должно быть оформлено отдельным документом. Его никто не видел. Вдруг ни с того ни с сего эти объекты оказались в собственности РФ. Почему некий Хичьян, или Хачиян, стал хозяином этих двух объектов?

– А это еще кто?

– Я не знаю, кто он такой. Появлялся тут дядечка с крестом на груди, встречался с коллективом. Наше руководство оказалось добрым и взяло на себя 2/3 выплат людям на период трудоустройства. Но у нас в бюджете эта статья расходов не предусмотрена. Видимо, будут платить за счет российской же помощи. Можно себе представить такое положение дел, когда вдруг говорят, что километр береговой зоны в городе Сухуме жителям Абхазии больше не принадлежит, и мы не имеем права туда ступать? Туда всегда приходили люди на пляж. Теперь хотят это закрыть и использовать под интересы отдельно взятых людей.

Так что мы не националисты. Мы просто хотим распоряжаться своей собственностью, своей жизнью.


Номер:  95
Выпуск:  2696
Рубрика:  общество
Автор:  Марина ПЕРЕВОЗКИНА

Возврат к списку