Рубрики

СНЕЖНЫЙ БОЙ В ЖИЗНИ БЕСЛАНА 01.03.2018

СНЕЖНЫЙ БОЙ В ЖИЗНИ БЕСЛАНА

АИААИРА – 25

25 февраля. 1993 год. Кутол. Голубое небо простиралось над снежной белизной полей. С каждым днём морозы становились крепче. Такой холод был непривычен для ребят из группы «Дельфин», однако зима готовила им поле боя. Никто не знал, что исход этого сражения будет жестоким и беспощадным, особенно для разведчиков этой группы. Они понимали, что в этот день без боя не обойтись. Настроение у них было боевое. Без всяких приказов свыше провели разведку. Огневых точек у солдат госсовета Грузии оказалось в разы больше. Они подошли вплотную к селу, и к ним постоянно прибывало подкрепление.

Завязался бой. Не стихали очереди автоматов и взрывы. Бойцы «Дельфина» попали в самое пекло. Группа несла большие потери, но отступать было некуда. За спиной были родные сёла, семьи, дети. Воевал противник, конечно, умело, но без энтузиазма, при серьезном давлении отходил на подготовленные позиции. Их основным козырем была прекрасно налаженная система огневых точек, наличие укрепленных ходов сообщения, которые пересекали всю местность. Обстреливали абхазских бойцов из всех имеющихся у них видов оружия, в том числе из минометов. Командир «Дельфина» Игорь Сичинава и двадцатидвухлетний боец Беслан Меладзе попали в кровавую мясорубку. Дым от взрывавшихся снарядов застилал глаза. И вдруг перед Бесланом открылась ужасающая картина: перед ним лежал окровавленный командир. Он подполз к Игорю и стал его вытаскивать с поля боя. В это время прогремел взрыв. Осколок от танкового снаряда попал ему в голову. У Беслана потемнело в глазах, и он потерял сознание. Очнулся в джгиардской больнице. Осколки снаряда попали в глаза, лопнула ушная перепонка: он не видел и не слышал. Потом были ткуарчалский и гудаутский госпитали, сочинская больница. Но улучшения не было, пришлось выехать в Москву, где Беслана прооперировали. Из его глаз извлекли девять осколков.

Беслан Анатольевич Меладзе, кавалер ордена Леона, родился в селе Адзюбже Очамчырского района в 1970 году. Окончив сельскую школу, поступил в краснодарский институт на факультет «Технология сахарной промышленности». В 1988 году его призвали в ряды Советской армии. Служил в польском городке Свигнице в роте разведчиков. Там Беслан освоил азы военной разведки: как собирать информацию о противнике, выяснять его планы, силы и средства, вести визуальное наблюдение, прослушивать каналы связи. Он научился стойко переносить жару и холод, совершал многокилометровые марши по труднопроходимой местности, делал проходы в минных полях и заграждениях. Все эти навыки не раз спасали его и во время разведки на Восточном фронте. Беслан с ходу мог вступать в бой или уйти от противника, хорошо владел приемами рукопашного боя, всеми видами стрелкового и холодного оружия. Кроме того, он умел ориентироваться на местности и определять координаты целей и объектов противника, умел вести скрытое наблюдение. Рассказывая о своей службе в Польше, Беслан Меладзе вспомнил интересный факт:

– На построениях в армии мы порой слышали такое наставление: «Не бойся врагов – в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей – в худшем случае они могут тебя предать. Бойся равнодушных людей – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство». Только позже я узнал, что эти слова принадлежали Роберту Эберхарду – герою романа Бруно Ясенского «Заговор равнодушных», а тогда я впервые их услышал от нашего командира. Я их запомнил на всю жизнь. Поэтому во время войны я не боялся, не боялись и мои боевые друзья. Нам во время разведки казалось, что у нас вообще страха нет. И только сейчас, через много лет, мне понятно, что страх был у всех – это здоровая реакция, просто мы очень хорошо его контролировали.

Вернувшись из армии, Беслан Меладзе женился на очаровательной девушке – Стелле Голандзия, студентке Сухумского медучилища. 14 августа 1992 года он собирался ехать на очередную учебную сессию в Краснодар. Однако его планы нарушила война. Вначале семья находилась в Адзюбже, затем Беслан перевёз её в село Кутол – родное село его супруги. И там он вступил в сформированную группу кутолцев «Дельфин» под командованием Игоря Сичинава.

– В нашей группе воевали Нодар и Тимур Сичинава, Нодар и Тенго Чагава, Чуни Касландзия, Виталий и Беслан Осия, Бурдик Агрба, Авто Киркинадзе, Вахтанг, Артур и Ахра Голандзия и многие другие, – вспоминает Беслан Меладзе. – Я ходил в разведку с Чуни Касландзия и Бесланом Осия в сёла Тамыш, Лабру. Мои армейские познания и навыки разведчика, знание грузинского языка помогали нам. Иногда шёл на риск и переговаривался с грузинскими бойцами, а они, услышав грузинскую речь, принимали меня за своего, и делились своими планами военных действий. Однажды мы были на грани провала. Я и Игорь Сичинава зимой переходили речку в Лабре, и нас засекли. Мы прыгнули в яму. Завязалась перестрелка, которая длилась четыре часа. Противник вёл постоянно прицельный огонь. Мы отстреливались. И лишь с наступлением темноты мы чудом выбрались оттуда.

– Когда мне сообщили о том, что Бесика привезли в больницу в Джгиарду, я прибежала туда и в прихожей увидела его окровавленную куртку, я подумала, что его нет в живых, – взволнованно вспоминает его супруга Стелла. – Но Бог спас его. И спасал не один раз. Однажды он вернулся из разведки без своей тёплой шапки, сказав, что потерял её. И лишь позже его командир рассказал мне, что в Тамыше он попал в засаду и ему прострелили шапку – пуля чудом не попала ему в голову.

В июне у Беслана и Стеллы родилась дочь Сария. Беслан был тогда в московской больнице. Но уже через месяц он вернулся в Абхазию и попал в резервный батальон под командованием Ранеля Латария. И только в сентябре, приняв участие в наступлении, Беслан встретился со своими ребятами из «Дельфина» в очамчырском селе Цагера. Затем был Гал, ингурская граница, Кодорское ущелье…

30 сентября 1995 года Указом Первого Президента РА Беслан Меладзе был награждён орденом Леона. Однако он об этом узнал позже, так как в это время находился в плену в зугдидской тюрьме. На ингурской границе Беслан, не сориентировавшись, перешёл границу, попал на территорию Грузии и его взяли в плен. Его фамилия тогда оказала ему медвежью услугу – в кармане Беслана нашли советский паспорт, в котором в графе «национальность» стояло слово «абхазец». За это он поплатился своим здоровьем. Позже произошёл обмен пленными, и Беслана обменяли на восемь пленных грузин, среди которых был террорист Карлен Микиани.

– Мы во время войны ходили в разведку, смотрели смерти в глаза, переживали друг за друга, делили кусок хлеба, – говорит Беслан. – А что с нами случилось сегодня? Что мы делим? Почему сегодня за деньги люди готовы продать свою душу? Люди изменились. Что, нам нужна очередная внешняя угроза для сплочения и братства?

– Когда Бесик вернулся летом после операции из Москвы, я только тогда ему сообщила, что его командир Игорь Сичинава погиб, – вспоминает Стелла. – Эта новость его просто убила. Он не ложился в кровать, спал на полу, причитая: «Игорь в земле, как я могу спать в кровати?»

Сегодня Беслан Меладзе – инвалид II группы. Получает пенсию – 7.500 рублей. Работает минёром в «Hello Trast». Сегодня он производит разминирование территории в селе Приморском, где взорвался склад боеприпасов Минобороны РА. Боевые раны постоянно дают о себе знать, нужны операции на позвоночнике.

– Мне ничего не надо, душа болит за погибших ребят, – говорит Беслан. – Я готов пережить все тяготы жизни, лишь бы дети жили на своей Родине и не были в положении униженных и оскорблённых. Его сыну Дауру – 22 года.

Через всю жизнь Беслан Меладзе пронёс фразу героя романа «Заговор равнодушных», который упоминается выше. Особенно её окончание: «Бойся равнодушных людей – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство».

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Номер:  19
Выпуск:  3620
Рубрика:  общество
Автор:  Русудан БАРГАНДЖИЯ

Возврат к списку