Рубрики

«С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА? С ТАМОЖНИ», – 02.03.2018

«С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА? С ТАМОЖНИ», –

так я записала в своем рабочем блокноте и сказала, что это может стать заголовком к моему материалу о таможенниках. Но таможенники мне возразили: нет, Родина начинается с пограничников, те первыми у границы стоят, а потом уже они.

Впрочем, обо всём по порядку.

…В солнечный февральский день журналистский десант оказался на таможенном посту «Псоу», расположенном на абхазо-русской границе. Причиной «массовой высадки» работников СМИ стало решение Союза журналистов Республики Абхазия провести подобную акцию и рассказать о государственной службе, которая в большом объеме пополняет все послевоенные годы бюджет нашей страны. Вернее, не обо всем Государственном таможенном комитете рассказать, а об основном его подразделении, через который проходят наибольший объем товаров и наибольшее число людей. (Подразделения ГТК есть еще в морпорту, на границе по реке Ингур и т.д.)

Так они работают

Таможенники, заранее уведомленные о нашем приезде, встретили нас во всеоружии, тем более что из Сухума нас сопровождал заместитель председателя Гостаможенного комитета Ушанги Квициния. Мы успели приехать к утренней пересменке-перекличке, которую проводил начальник таможенного поста Аляс Хишба. Он и рассказал нам (именно с него начались наши многочисленные интервью, к которому готовы были все руководители подразделений на Псоу), что таможенники на посту с недавних пор работают в четыре смены – по 27 человек, тогда как раньше – в три смены и по 36 человек. Сейчас у них больше времени остается на отдых – работают сутки через трое. Здесь у них также спальные комнаты для того, чтобы во время ночной пересменки можно было поспать, есть прекрасная столовая – бесплатная. Столовая обслуживает также и работников карантинной и ветеринарной служб, так как все они работают в единой системе контроля, находятся рядом. А в том, что работа таможенников не самая легкая, мы убедились сами. В первую очередь это то, что они и днем и ночью, в жару и холод, в солнце и дождь, с пронизывающим ветром, находясь на открытом пространстве, должны исполнять свои обязанности. И ситуации здесь случаются всякие – недовольные люди, пересекающие границу с товаром, порой не стесняются в выражениях, сыплют страшные проклятия (у нас любят это делать, увы!), да и всех сотрудников различных госслужб, не разбираясь, называют таможенниками – а потом поди разберись, кто был на самом деле тот, на кого пошла обида или жалоба.

Ежегодно на посту улучшается техническое оснащение. И начальник поста «Псоу» А.Хишба, и заместитель председателя ГТК У. Квициния подробно рассказали журналистам об этом. Во-первых, установлены около 30 камер видеонаблюдения, которые позволяют «считывать» количество заезжающего и выезжающего автотранспорта, их номера – это все то, чем раньше занималось специальное подразделение. А в прошлом году челябинские коллеги подарили рентген-аппарат, с помощью которого можно проверять ручную кладь. Для бесперебойной работы таможенного поста давно (раньше, чем на российской стороне границы, как с гордостью нам сказали) здесь приобретен и дизельный генератор, который «спасает» во время отключения электроэнергии.

Досмотры и контрабанда

Конечно, как и во все времена, любая граница ассоциируется и с контрабандой. Не исключение и абхазо-российская. Контрабандой пытаются провозить не только запрещенные товары – оружие или наркотики (и это совсем другая тема, которую мы в тот день старались обходить), но и все другие обычные, например, продукты питания, сигареты, например, – чтобы не платить пошлину. И когда происходит изъятие такого товара таможенниками или устанавливается штраф, начинаются протесты и скандалы. В прошлом году было обнаружено и оформлено до 70 фактов провоза контрабанды.

Абхазским таможенникам приходится досматривать практически весь проходимый через границу груз, тогда как россиянам – всего лишь процентов пять, так как у них есть мобильный инспекционно-досмотровой комплекс. Приобрести подобный комплекс – задача таможенников.

Всем известно выражение «заехать на яму». Так называют смотровую площадь, которая расположена в низине – просторная, асфальтированная, чистая. На ней находятся и четыре брокерские конторы для оформления багажа. На эту яму должны заезжать все грузовые машины, большегрузные и микроавтобусы, пересекающие границу с товаром. Здесь происходит и досмотр товара, и оформление документов. В зависимости от того, по какой процедуре товары будут оформляться, их хозяев направляют в различные отделы. А здесь, на таможенном посту «Псоу», работают отделы таможенного оформления и таможенного контроля на автомобильном транспорте; контроля и доставки товаров; транспортный; специальных таможенных процедур и т.д. Существует и отдел таможенного оформления и таможенного контроля на железнодорожном транспорте, но нам в тот день в этом отделе побывать не удалось, он находится немного не доезжая до границы, там, где железнодорожная станция.

На таможенном посту «Псоу» сегодня оформляется около 20% всех грузов. «Порядка 80% оформляется уже в Сухумском таможенном посту и в других отделах управления», – объяснил нам заместитель начальника таможенного поста «Псоу» Тимур Ласурия. Для облегчения досмотра можно пользоваться и такой услугой, как предварительное декларирование, но к нему почему-то мало прибегают.

Пока мы стояли на смотровой яме, сюда не так часто, но и не так редко заезжали большие фуры, и это было приятно. Значит, граница востребована, граница живет. Правда, таможенники говорят, что в это время года поток машин не самый показательный – всего до 50 их в сутки проходят досмотр.

Таможенником быть престижно

Работать таможенником престижно и, как знаем по слухам, материально выгодно. И конечно, находясь на главном посту – «Псоу», мы об этом вспомнили. Нас постарались убедить, что это наблюдалось в прошлом, когда мало было прозрачности в действиях таможенных служб. Сейчас иное, потому что все четко документируется, фиксируется, контролируется, все компьютеризировано, и любая проверка выявит любые недочеты. На посту нет такого места, которое было бы не подсвечено камерами. «Так всем, кто стремится в таможню, можно сказать: не идите туда, урвать деньги не получится, да?» – спросили мы шутя. Нам ответили: «Конечно, не получится. Но если кто хочет служить государству по совести, выполнять возложенные на таможню функции – ради Бога! – милости просим».

В таможне и требования в знаниях ныне иные. Раз в два года происходит аттестация (в апреле с.г. предстоит очередная) сотрудников служб, им регулярно читаются лекции по различным темам. Их направляют на курсы повышения квалификации. И на работу стараются брать людей с соответствующим образованием, благо, сейчас специалистов приходит много, не то что раньше. Сегодня в Гостаможенном комитете работает 41 выпускник только Российской таможенной академии (она Абхазии ныне выдаёт по три места в год), не говоря о других вузах. Создаётся также хороший резерв кадров. Кстати, 420 заявок на трудоустройство лежит сегодня в ГТК, а среди заявителей немало тех, кто имеет специальное образование.

В целом коллектив Гостаможенного комитета достаточно солидный, в нем работают всего 373 человека, в том числе 105 ветеранов Отечественной войны народа Абхазии 1992-93 гг., в числе которых 4 женщины, 9 инвалидов, один Герой Абхазии, 14 награждены орденом Леона, 16 – медалью «За отвагу». В ГТК сегодня работает и много молодежи. На самом посту «Псоу» задействованы 108 человек.

О взаимодействии

И все-таки свой первоначальный заголовок к данному материалу я оставила – ведь они, таможенники и пограничники, работают, тесно взаимодействуя друг с другом. Не зря ведь, как сообщил заместитель начальника таможенного поста «Псоу» Тимур Ласурия, здесь создан Координационный совет, в который входят руководители расположенных на границе таможенной, пограничной, карантинной и ветеринарной служб. Они собираются раз в месяц на совещание, обсуждают и решают вопросы взаимодействия, без которого невозможно работать, особенно в туристические сезоны, когда пересекают границу большое количество людей и грузов и поэтому возникает много проблем.

А сам начальник отдела пограничного контроля Рудольф Циба сообщил, что в сравнении с летним периодом количество людей, пересекающих сегодня границу, уменьшилось примерно на 60%. Всего в течение месяца границу по обе стороны переходят в среднем до ста тысяч человек.

Карантинная и ветеринарная службы

Руден Ажиба, начальник поста по карантинной инспекции РА, рассказал, что первостепенная задача работников руководимой им службы – досматривать поступающую в республику подкарантинную (растительного происхождения) продукцию. Досматривать тщательно, чтобы к нам не попадали карантинные вредители, сорняки, болезни и т.п. И таких вредителей находят. Как это делают? При досмотре отбирают подозрительные образцы и отправляют в лабораторию, которая находится в Сухуме. Но и визуально, по разным признакам, они в состоянии определить наличие вредителей. Естественно, это должно быть подтверждено лабораторией и оформлено документально. И, естественно, надо знать, какие вредители у нас в Абхазии уже есть, а что завозится. Многие инспекторы работают не только здесь, на посту, а ездят по районам и селам, доставляют образцы, чтобы владеть ситуацией, и если выявили какой-то очаг поражения, начинают бить тревогу.

Года три назад в Адлерском районе была обнаружена томатная моль. Она была обнаружена также в Гагре в двух теплицах. По рекомендации карантинной инспекции на Псоу эти теплицы были сожжены. Хозяева теплиц пострадали, конечно, на большие суммы, но другие огороды и теплицы были спасены, а карантинщики не позволяли завозить в Абхазию помидоры из Российской Федерации. Карантинщики сообщили о проблеме своим коллегам из Адлерского района, и те там предприняли соответствующие меры. Исследовав свои теплицы, кстати, сотрудники инспекции РА смогли определить, что томатная моль была завезена через семена.

Вообще, по словам Р.Ажиба, трудно все отслеживать. Карантинного вредителя можно завезти, например, на одном или двух яблоках, на одном единственном овоще. И карантинщиков многие начинают ругать, когда они берутся осматривать килограмм яблок, купленных человеком для себя… Особо тщательно сотрудники карантинной службы осматривают продукты, которые идут из третьих стран.

Пограничная контрольно-ветеринарная служба также всегда начеку. Наверное, многим приходилось видеть на переходах, а больше на переездах автомашин огромные, специальные лужи для дезинфекций. 0ни делаются, когда в сопредельном государстве обнаруживается очаг заболевания животных, и чтобы себя обезопасить, не завозить болезнь, создаются такие барьеры.

О чистоте

На той, российской, стороне территория таможенно-пограничной зоны относится к поселку Веселое. На абхазской – к поселку Цандрипш. Общаясь с руководством поста, я решила поинтересоваться, почему на нашей стороне везде чисто и освещено, а на той – мусор, в ночное время темень и слишком узкий и длинный проход ведет к месту паспортного контроля – я имею в виду проход пешеходный. В летнюю жару, когда выстраиваются длинные очереди, я знаю, бывали случаи и обмороков, и смерти. Сейчас установили навес, но он небольшой. Впрочем, больше всего в глаза бросается мусор. Здесь нет каких-то контейнеров, урн, куда бы можно было бросить даже простую бумажку. Грязно и несовременно и на месте стоянки городских автобусов, отправляющихся с границы в Сочи и в аэропорт. Что тут именно такая картина, притом уже годами, наверняка замечают многие.

«За состояние на той стороне мы не отвечаем, там свои правила и законодательство», – уклонились от критики своих коллег абхазские таможенники, но рассказали, что на абхазском пункте пропуска уборку и вывоз мусора производит администрация поселка Цандрипша, а оплачивает в обязательном порядке эти услуги таможенная служба.

Магазины дьюти фри

Много вопросов было у журналистов по поводу трех магазинов дьюти фри: кому можно в них отовариваться, в каком объеме и т.д.

Отовариваться можно только на выезде из Абхазии, но не наоборот. И в определенном объеме. Но этих правил покупатели не придерживаются, особенно когда на территории Абхазии кто-то готовится к свадьбе, – тогда стараются побольше купить беспошлинной водки, и этим они приносят убытки местным предпринимателям. Таможенникам приходится порой заставлять людей вернуть купленное обратно в магазин, особенно когда крупные машины подъезжают и загружаются. Наше население, рассказывали журналистам таможенники, не в полной мере осознает или не хочет осознавать правила ввоза и вывоза, люди приезжают, покупают разные объемы товаров – по 100 и более бутылок той же водки. И многие считают, что если перешли мост и вышли к магазинам, так это уже нейтральная территория, и ходят, куда и как хотят. Но это – пограничная зона.

Алкотуризм. Так назвали вид похода за спиртными напитками в абхазские магазины дьюти фри на границе. А алкотуристами прозвали как наших граждан, так и граждан из России, которые специально заезжают в Абхазию и тут же выезжают, проходя паспортный контроль четыре раза. Сперва это они делают на российской стороне, потом на абхазской, и зайдя на нашу территорию, тут же возвращаются обратно, вновь пройдя на выходе абхазский контроль, а потом, купив вдоволь недорогие напитки, снова уходят «на свою территорию», пройдя еще раз российский контроль. Продавцы магазинов с удовольствием, как нам рассказали, продают товар в неограниченном количестве, хотя есть норма выдачи в одни руки. «На 400 тысяч увеличился поток людей за год в обе стороны, а в августе по 60 тысяч человек в сутки проходило, но курортный сезон в целом для Абхазии был провальным», – с горечью рассказал мне один из таможенников. Потому что эти цифры выросли за счет тех самых алкотуристов. Я тоже видела, как идущая с той стороны девушка спрашивала, как пройти к магазинам, и ей показали путь через абхазскую границу… Впрочем, и я, не выезжавшая в РФ, отоварилась (и мне как гостье позволили это сделать) в магазине ООО «Апсны Дью Ти», но в пределах нормы – купила две бутылки английской водки.

Заира ЦВИЖБА

Фото Стеллы Сакания


Номер:  20
Выпуск:  3621
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку