Рубрики

06.03.2018

ПЕРЕД БОЕМ

Посвящается памяти брата Виталия Аргун, Героя Абхазии, и всех участников войны

В 1980 году Айнар окончил институт и устроился на работу в Абхазский государственный музей в Сухуме. В выходные дни он ездил к родителям, которые жили в курортном городке, в двадцати пяти километрах от Сухума. Они всегда ждали его с нетерпением. Много дел накапливалось за неделю. Родители с ними не справлялись. И все же хозяйство было исправным. Каждую неделю Айнар еще выкраивал время для охоты и общения с природой. В понедельник он возвращался на работу со свежими силами. Айнар любил музей, где работал более десяти лет. Он хорошо знал историю и этнографию своего народа. Иногда городская суета его раздражала. Среди его сотрудников было много приехавших из деревни в город. Он думал, почему некоторые из них, оказавшись в городе, менялись: становились ни деревенскими, ни городскими. Они не соблюдали тот благородный этикет, который сохранялся народом веками. «Выходит, они оставили его в родном селе или потеряли в дороге?» – думал он.

Когда Айнар бывал у тети в высокогорном селе, там ему нравилось все. Ему приятно было видеть, как молодые относились к пожилым людям. Причем это была не игра, а глубокое уважение и почитание старших. В семье, где гостил Айнар (в селе Ачандаре), ежедневно соблюдался ритуал за столом. У него было такое чувство, словно он попал в патриархальный мир. А в интернациональном и курортном городке, где он жил до окончания средней школы, обычаи, которые свято соблюдали его родители и их сверстники, постепенно стирались. Тогда он (как и многие лучшие люди его страны) стал думать о том, как сохранить традиции своего народа. Он считал, что нужно в младших классах всех школ ввести уроки Аламыса. Этот кодекс абхазов совпадает с общечеловеческими нормами поведения человека.

В 1992 году внезапно началась грузино-абхазская война. Город, где работал Айнар, был оккупирован. Ему удалось убежать через горы. Он не только знал и любил горы, иногда ему казалось, что не смог бы жить без них. У него было сильное мускулистое тело, мягкая осторожная походка, взгляд острый, пронизывающий. У Айнара были глаза настоящего горца: они никогда не лгали, а иногда могли быть жесткими и неукротимыми в жажде правды. Таких взглядов избегают лживые и трусливые люди. Когда он карабкался ночью по голым скалам, он не чувствовал своего тела. Ему казалось, что какая-то сверхъестественная сила овладела им и несет его домой к родным – детям, жене, родителям. Однажды в горах он чуть было не свалился в пропасть. Ему помогли ловкость и кошачья гибкость и, наверное, еще что-то... Айнар чудом нашел выступ и смог удержаться. Это был настоящий горец душой и телом. Горы не любят лишнего веса в людях. В городе, на равнине, он замечал, как люди, приехавшие из горного села, полнели. «Наверное, потому что много едят и мало двигаются», – думал он. Его родные были счастливы, когда он неожиданно появился ночью целым и невредимым. На какой-то миг они забыли о несчастье, которое обрушилось на их землю. Красота Айнара стала более суровой и напряженной, он напоминал древних воинов-абазгов, изображенных в работах местных художников. «Он стал как будто стальным, выкованным сильной и умелой рукой кузнеца из Нартского эпоса», – отметила про себя его сестра Арда.

Айнар вошел в состав роты бесстрашного Афоно-Эшерского батальона. В одном из неудачных наступлений на Сухум он был тяжело ранен. Кое-как вылечившись, он вновь вернулся в батальон. Никакие уговоры домашних не могли его остановить.

Прошел год со дня начала войны. Завтра – решающий бой. Полночь. Айнар никак не может уснуть. А ему хотелось бы поспать. Он жалел, что не выпил чачи, может, это помогло бы нагнать сон. Рядом его боевые друзья спали крепким сном. Айнар не мог освободиться от мыслей, которые лезли в голову, причем наиболее сильные из них зримо возникали перед его глазами. Главная картина, которая периодически появлялась и исчезала, – это предстоящий бой. С тех пор, как на его Родину напали убийцы и воры, Айнар как бы растворился как личность: в нем жило и действовало одно желание, доходящее до бешенства, – освободить Родину. А тех, кто напал на его землю, он сравнивал со змеями, которых никогда не переносил. В нем постепенно накапливалась мощная сила противодействия, которая трудно поддается измерению. «А если объединить силу всех бойцов, какая была бы могучая скала, а главное – неприступная. Может, наш маленький народ сохранился благодаря способности объединяться и превращаться в единую и непобедимую силу?», – размышлял Айнар.

Он думал о предстоящем бое, и это отгоняло сон. Разве когда-нибудь он мог себе представить, что станет воином-освободителем?! О прошлой войне он знал только из рассказов отца и из многих книг. «Неужели должны победить насилие и неправда? Неужели наш народ погибнет?» – эти вопросы он мучительно задавал себе не один раз. «Завтрашний день – решающий, главный в судьбе Родины». Его сводила с ума мысль, что дети могут подвергнуться насилию. Он вспомнил своего маленького сынишку со светлыми кудряшками. Когда он приходил домой после дежурств с оборонительных линий в Эшере, от него Дениска не отходил ни на шаг. Айнара удивляло, что гром артиллерийских снарядов маленький Денис переносил очень спокойно, как будто он был рожден в огне боя. Девочка же, несмотря на то что была старше Дениса, приходила в ужас при каждом обстреле, начинала метаться по дому и, в конце концов, находила укрытие под столом. Айнар несколько раз отвозил свою жену с детьми в деревню, подальше от фронтовой полосы. Но дети, особенно Денис, долго не могли быть без отца, они начинали плакать, и жене приходилось, подвергая опасности малышей, возвращаться домой. Многие жители бросили дома и уехали к родственникам в более безопасные места… Мысли, воспоминания беспорядочно сменялись в разгоряченном воображении Айнара. Он с болью вспоминал о своей старшей больной сестре, которая осталась вместе с мужем в оккупированном городе. Казалось, там вместе с ней и со всеми его родственниками и друзьями осталась часть его души. Кто знает, что стало с ними?

Свежий горный ветер всколыхнул далекие и приятные воспоминания. Когда Айнар был подростком, его отправили в горы к пастухам. Он часто убегал на альпийские луга, сопровождаемый кавказской овчаркой Лайкой. Это была очень смелая и сильная собака, главное, понимала его. Как он радовался, когда поднимался все выше и выше к горным вершинам. Вокруг – никого. Внизу раздаются предупредительные крики пастухов и лай сторожевых собак. Скот жадно ест сочную траву и, увлекаясь, уходит от пастухов. Голоса пастухов постепенно стихают, и он остается один со своим четвероногим другом. Вокруг летают только гордые и большие птицы. Странно, но они не боялись не только его, но и собаки. Возможно, птицы были уверены в своей силе или просто чувствовали себя хозяевами. Айнар был не только на вершине горы, но и на вершине счастья. Иногда его охватывало бешеное желание идти прямо по диким зарослям, где рос папоротник высотой с дерево. Он успокаивался, когда его собака начинала уставать от такого напряжения. До войны он думал, что, уйдя на пенсию, построит дом в самом дальнем горном селе и займется любимыми делами, на которые у него никогда не хватало времени. Разных замыслов у него было в избытке. Как только у него появлялось свободное время, он стремился в горы.

Совсем недавно он выслеживал зверей в лесу, а теперь – людей, которые пришли, чтобы уничтожить его детей, родных, отнять землю. Разве он виноват, что ему пришлось с оружием в руках защищать свою Родину, свой очаг, детей?! Что станет с его семьей, если он не вернется? Жена у него слабая. Тяжело ей справляться с детьми. Родители очень постарели. То, что сейчас происходит, для них – тяжелое испытание. Почему его отцу, инвалиду Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., опять нужно было пережить еще одну, более страшную войну? Айнар снова и снова задавал себе вопросы и не мог на них ответить: «Почему Бог дал нам такой благодатный край, но нет спокойной жизни? Почему периодически нашему народу приходится защищать свою землю? Сколько сынов Родины легли за ее свободу. Что будет с Абхазией? Что будет с детьми?».

Его мысли, как бы он их ни отгонял, вновь и вновь возвращались к предстоящему наступлению. Рядом лежал и мирно похрапывал его друг-художник. Айнар очень переживал за него. Друг был талантливым художником и глубоко порядочным человеком. Он не мог писать картины, когда Родина в опасности. Около художника спали совсем молодые воины… Айнар старался думать о приятном. Но не всегда удавалось. Он презирал трусов и считал, что чаще всего трусливы подлые люди. Слава Богу, в его роте были настоящие горцы, сильные и неустрашимые. Его взгляд вдруг упал на воина средних лет. Это был «отец» и вдохновитель всего батальона. Его мужественное красивое лицо даже во сне выражало боевую готовность, он что-то шептал негромко... Рядом с ним находились два его сына, которые с первых дней были на фронте.

Начинало светать. После длительных и мучительных переживаний Айнар, наконец, уснул в надежде на счастливый грядущий день, который должен принести всем долгожданную победу.

Правда всегда восторжествует, пусть даже за это надо заплатить дорогую цену, иначе не может быть! Если этого не произойдет, то рухнет мир! – так думал Айнар, и так думают все люди, поддерживающие мир на Земле.

Аза АРГУН


Номер:  21
Выпуск:  3622
Рубрика:  общество
Автор:  Аза АРГУН

Возврат к списку