Рубрики

МИНТИМЕР ШАЙМИЕВ, ЭТОТ МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК 06.03.2018

МИНТИМЕР ШАЙМИЕВ, ЭТОТ МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК

Они помогали Абхазии победить

В год 25-летия Победы в Отечественной войне народа Абхазии, когда мы вновь и вновь вспоминаем тех, кто в неимоверных условиях и ценой жизни добывал эту Победу, неправильно будет обойти вниманием тех, кто помогал Абхазии морально и материально, поддерживал её в высших эшелонах советской власти, в различных политических кругах. Таких людей, к счастью, было много. Конечно, рассказать обо всех, да и найти необходимую информацию по истечении большого отрезка времени сложновато. Тем не менее наша газета решила начать публиковать цикл материалов о таких людях. И мы приглашаем к разговору всех, кто может поделиться с нами своими воспоминаниями.

А сегодня мы начинаем с материала о Президенте Татарстана Минтимере Шариповиче ШАЙМИЕВЕ, который был одним из крупнейших российских лидеров начала 90-х годов прошлого века, когда решалась судьба Абхазии, и в последующие годы. Воспоминания бывшего советника, личного представителя Владислава Ардзинба и Генерального прокурора Абхазии Анри ДЖЕРГЕНИЯ – первая часть нашей публикации о Минтимере Шаймиеве. Впрочем, его воспоминания – не только о лидере Татарстана и России, но и других личностях, которые не стояли в стороне от судьбы Абхазии.

С Минтимером Шаймиевым я познакомился в 1990 году, когда он еще был первым секретарем обкома партии Татарстана. Чуть позже, в том же году, он стал Председателем Верховного Совета Республики Татарстан. Шаймиев являлся одновременно депутатом Верховного Совета СССР. И Владислав Ардзинба был депутатом, а я вместе с ним месяцами находился в Москве. Владислав с первых же месяцев завоевал авторитет как лидер среди руководителей национальных образований Советского Союза. И они очень часто приходили к нему в номер, в том числе приходил и Шаймиев, и руководитель Башкирии Муртаз Рахимов, и руководители северокавказских республик. Шаймиев сочувствовал Владиславу, который боролся за суверенитет, независимость Абхазии. Будучи на разных должностях, и потом, когда в июне 1991 года стал президентом Татарстана, Шаймиев по мере возможности оказывал политическую и материальную поддержку Абхазии. Владислав его очень уважал и советовался с ним.

Надо сказать, что не только Шаймиев, но и практически все руководители автономных республик, областей, округов группировались вокруг Владислава, хотя председателем подкомитета национальных образований в Верховном Совете официально тогда был калмыкский поэт Давид Кугультинов.

В ту пору по инициативе Владислава Ардзинба было внесено много изменений в Конституцию Советского Союза, которые по существу в правовом отношении приравняли Абхазию и другие автономные образования к союзным республикам. И при решении этих вопросов Владиславу очень сильно помогали все руководители национальных образований, потому что это была общая проблема. Принятый закон о выходе из состава СССР национальных республик, в составе которых находились автономные образования, мы в дальнейшем и использовали при решении вопросов, связанных с политико-правовым размежеванием Абхазии и Грузии.

Когда познакомился с Шаймиевым, я увидел в нем человека, который очень хорошо знает экономику, ориентируется в политических вопросах, всесторонне развит, увидел деятеля высокого политического уровня. Когда в России возникла опасность распада, он и другие по-государственному думающие лидеры создавали общественно-политические объединения: «Единство» – Сергей Шойгу, «Отечество» – Юрий Лужков, «Вся Россия» – Минтимер Шаймиев. Эти же лидеры вместе с Евгением Примаковым создали и единую организацию – «Отечество – вся Россия». Позже все эти организации слились в партию «Единая Россия» – нынешнюю партию власти. То есть Шаймиев был одной из стержневых фигур, одним из тех лидеров России, кто сохранил Российскую Федерацию. Как один из региональных лидеров он пользовался большим авторитетом. И это для нас было важно, что он и другие руководители автономных образований с большим уважением относились к Владиславу Ардзинба и его идеям.

Такая политическая поддержка лидеров дала многое Абхазии. Владислав от этого крепче и уверенней себя чувствовал. Сейчас, когда я начинаю думать, удивляюсь тому, как мы могли вообще рискнуть пойти по этому пути. Мы не представляли, как это трудно, как это сложно и сколько надо было сделать, пережить. Но у Владислава была твердая и постоянная позиция, была вера. Он все время говорил: «Мы выиграем и все свои дела решим».

В Абхазии было небольшое количество сомневающихся в реальности решения вопроса о нашей независимости. Но Владислава поддерживала основная масса народа Абхазии, и в этом была его сила. И конечно, он чувствовал себя уверенней, зная о поддержке руководителей национальных образований Российской Федерации.

3 сентября 1992 года ельцинское руководство вынудило нас подписать не очень выгодное для нас Соглашение. Но Владислав как мудрый политик понимал, что это Соглашение не сохранится. Так оно и произошло. Ситуация поменялась, и конечно же, нам и в дальнейшем очень активно помогали Татария, Башкирия, Адыгея, Кабарда. Очень активно действовал губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко. Помню, как адыгейский лидер Аслан Джаримов искренне переживал, сможем ли отстоять свои позиции, когда вели первые переговоры с грузинской делегацией в Майкопе. Он, находясь в соседнем кабинете, внимательно следил за ходом переговоров и во время перерывов давал нам ценные советы. Такие лидеры субъектов, как Шаймиев, Коков, Спиридонов и другие очень многое для нас сделали.

Кроме всего прочего, авторитет Владислава Григорьевича Ардзинба был основан на том, что он активно боролся за сохранение Советского Союза. Многие политические деятели, военные, сотрудники министерства иностранных дел, да и просто патриоты переживали по поводу того, что происходит в России – шел развал Союза, а за ним становился возможным и развал России. Во Владиславе они видели активного политика, выступавшего за сохранение СССР и России. Он выступал против вывода войск ПВО из Абхазии, которые охраняли здесь подступы к СССР – осуществляли контроль в странах Ближнего и Среднего Востока. Владислав также выступал за сохранение российских пограничных формирований в Абхазии. В связи с этим нельзя не вспомнить одного из образованнейших деятелей российского государства Юрия Скокова, который был секретарем Совета Безопасности России и занимался абхазскими вопросами, расценивал наши позиции как борьбу за сохранение и укрепление России. Через него мы вышли на многих военных, на российский генералитет, из которых кое-кто даже и пострадал – наказывали за поддержку Абхазии. Но все-таки в тех кругах считали, я повторюсь, что мы воюем за сохранение государства, и это было правдой. Так получилось, что президентская власть того периода в России была в основном против нас, а депутаты Парламента (Верховный Совет) нас поддерживали и принимали многие решения, которые укрепляли наши действия, помогали нам. И одним из них был, конечно же, Минтимер Шаймиев, этот мудрый человек.

Я с ним встречался и после окончания войны, во время свой поездки в Татарстан.

Записала Заира ЦВИЖБА


Номер:  21
Выпуск:  3622
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку