Рубрики

07.03.2018

УРОКИ ИСТОРИИ И ЖЕНСТВЕННОСТИ

Памяти педагога Зинаиды Васильевны Шония

Наше знакомство произошло как раз накануне 8 марта, когда я училась в десятом классе. На уроке истории Севиль Ашотовна Нефедова, которую мы обожали за прекрасные рассказы по предмету и потрясающую иронию и доброту, в ответ на наше неподдельное восхищение сказала: «Да ладно вам! Вот у меня была учительница... Педагог 7-й школы Зинаида Васильевна Шония». И поскольку до звонка еще оставалось время, рассказала несколько случаев из своей школьной жизни. Мы сидели зачарованные.

Фамилия Шония была мне хорошо знакома. С семьей Шония дружили еще мои дедушка с бабушкой, а мой папа – с представителем следующего поколения – Константином Евстигнеевичем. Но те ли это Шония?

– Папа, как зовут жену Константина Евстигнеевича?

– Зинаида Васильевна!

– Папа, я хочу с ней познакомиться.

Не помню, была ли уже в те времена песня «Все, что потребует дочка, должно быть исполнено. Точка», но какой отец позволит себе не выполнить просьбу дочери? Да никакой.

Повод позвонить Зинаиде Васильевне папа нашел мгновенно: Зинаида Васильевна занималась дома с учениками, и папа сказал, что я вдруг стала чувствовать себя неуверенно по истории.

Зинаида Васильевна не любила брать учеников в середине, а уж тем более в конце учебного года, но папе отказать было трудно, и она назначила мне прийти в ближайший четверг в четыре часа. Когда Зинаида Васильевна открыла мне дверь, я немного опешила. Собственно, я вообще никак ее себе не представляла… Мне было все равно, потому что я уже была заочно влюблена в нее. Мне открыла дверь женщина невысокого роста с пронзительными глазами и бледным строгим лицом. Я страшно оробела и от этого стала неловкой и манерной. Я уже знала, что Зинаида Васильевна занимается одновременно с большой группой ребят. Мне пришлось немного подождать в комнате с темно-зелеными стенами и длинными шторами в тон стен. За окнами сияла весна, а в этой комнате царила атмосфера покоя.

У Зинаиды Васильевны был свой метод занятий с детьми. За учебный год ее ученики проходили историю за четыре класса средней школы, начиная с седьмого, шесть или семь раз. Все что нужно знать абитуриенту, в учебниках было подчеркнуто, и учить надо было только это. Зинаида Васильевна не объясняла урок – она читала учебник вслух вместе со всей группой. Отвечать заданный урок тоже надо было всем вместе – но не дай Бог, если ты не выучил. Зинаида Васильевна сразу видела, кто шевелит губами не в такт, да и взгляда ее, если ты не был готов, выдержать было невозможно. Так что лучше было предупредить сразу: «Не выучил. В следующий раз догоню».

Таким образом она добивалась полной концентрации внимания и запоминания написанного в учебнике. Как я поняла много позже – в учебнике истории была заложена абсолютно вся информация, которая нужна абитуриенту, чтобы блестяще сдать экзамен. И если ты не ленился и учил заданное Зинаидой Васильевной, экзаменатор не мог сбить тебя с толку. Просто не существовало для учеников Зинаиды Васильевны каверзных вопросов. А на сложных и часто задаваемых Зинаида Васильевна делала особый акцент.

Убедилась я в безупречности метода своей учительницы, когда перед экзаменами в МГУ отправилась на занятия к репетитору непосредственно из университета.

– А, девочка из провинции… – протянул он и, желая продемонстрировать моей маме всю глубину моей неподготовленности, спросил:

– Когда началась и когда закончилась Вторая мировая война?

Я усмехнулась:

– Началась 1 сентября 1939 года нападением гитлеровской Германии на Польшу и закончилась 2 сентября 1945 года капитуляцией Японии.

Преподаватель задал второй вопрос, который я тоже прекрасно знала. Когда он набрал воздуха в легкие в третий раз, я уже не ждала самого вопроса:

– Вы, наверное, хотите узнать этапы закрепощения крестьян? Я их знаю.

Преподаватель снял очки и стал разглядывать меня:

– Вот вам и девочка из провинции…

Судьба подарила мне этот драгоценный подарок – знакомство и даже дружбу с Зинаидой Васильевной Шония. Именно она, девочка из репрессированной семьи, Зиночка Шилова, как звали ее однокурсники, раскрыла мне множество секретов, которые должна знать женщина.

– Если ты вошла, и все молчат, знай – ты хороша! – сказала она мне как-то. И много еще другого разного, что я помню и чем руководствуюсь в жизни.

А накануне, в день рождения Зинаиды Васильевны Шония, который приходился на 4 марта, мы с мамой пекли для нее любимый ею яблочный пирог. И когда я звонила в дверь, она каждый раз сердилась, что я снова с пирогом…

Вот и вчера я целый день чувствовала: не хватает чего-то в моей жизни. Давно нет на свете Зинаиды Васильевны. А ласковый взгляд пронзительных глаз, которые так умели теплеть от любви к людям и городу, в котором она, став женой сухумчанина Константина Шония, прожила почти всю свою жизнь, до сих пор согревает меня.

Юлия СОЛОВЬЕВА


Номер:  22
Выпуск:  3623
Рубрика:  общество
Автор:  Юлия СОЛОВЬЕВА

Возврат к списку