Рубрики

О ДВОРЦОВОЙ ЖИЗНИ, или ПЕРЕЖИВШИЕ ДВОЙНОЕ МАХАДЖИРСТВО 30.05.2019

О ДВОРЦОВОЙ ЖИЗНИ, или ПЕРЕЖИВШИЕ ДВОЙНОЕ МАХАДЖИРСТВО

К Дню памяти махаджиров

Эта книга меня потрясла. И не тем, что в ней описана подробно скрытая от посторонних глаз внутренняя жизнь султаната, и я узнавала многие дворцы и районы Стамбула по их описаниям, так как не раз бывала в этом городе, в который не влюбиться невозможно. И не тем, что искренне и до боли удивлялась тому, что маленьких абхазских девочек отдавали на воспитание и службу во дворцы, и там они, переняв светские манеры, уже став достаточно взрослыми, и видимо, красивыми, с удовольствием и без оглядки выходили замуж за падишаха или его родню (эфенди и беев), как только те их случайно замечали где-нибудь в саду или на светских приемах. Ну, а то, что многие жены султана были абхазками (черкешенками) – это давно известный исторический факт. Только опять же – радоваться этому или нет?! Я всегда говорю, что народы Кавказа, а также Балкан, оказавшиеся по воле горькой судьбы на чужбине, облагородили народы Ближнего Востока. Имеется в виду не только Турция. И имею в виду облагораживание не только чисто внешнее. Ведь у кавказцев, у тех же абхазцев, свой особый дух, мировоззрение, духовность, благородство и многие другие положительные и характерные черты и качества, что не могли они не передать своим потомкам, в которых отныне текла уже и восточная кровь. Меня книга потрясла особенно тем, как сложилась описанная в ней судьба абхазцев, которые после падения трона султана оказались вынужденными перенести второе махаджирство. Всех, кто имел отношение ко дворцу, выслали из Турции.

Речь идет о книге Лейлы Ачба «Воспоминания черкесской принцессы», которую с турецкого языка перевел кандидат исторических наук Владимир Джамалович Авидзба, двадцать лет проработавший после окончания Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов в Турции Полномочным Представителем нашей страны. Рассказ Лейлы не только о дворцовой, в том числе гаремной жизни, но и о том, что происходило во время революционного переворота, открывает неизвестную сторону жизни наших соотечественников, которая ужаснула также и переводчика. Вот что пишет сам В. Авидзба в предисловии к своему переводу: «Большинство героев Лейлы – это девушки абхазского, адыгского, убыхского происхождения, другие наши соотечественницы, которые разными путями попали в султанский дворец. Они там жили красивой жизнью, их обучали грамоте, языкам, музыке, благородным манерам. Они обслуживали жен, сестер, дочерей султанов, общались с самими султанами, их детьми и гостями. Причем очень многое в общении строилось на абхазский лад.

С установлением в Турции республики сказки дворцовой жизни закончились, настали черные дни, страшнее, в их представлении, чем махаджирство. И последнего турецкого правителя Вахидеддин-хана, и всех, кто был связан с ним, с султанским дворцом, имел отношение к семье падишаха, выслали из Турции навсегда, сослали в разные страны мира…

Раскиданные по всему миру, брошенные на произвол судьбы, разочаровавшиеся в жизни, не видя и не имея перспективы, никакой надежды, многие из них кончали жизнь самоубийством, другие умирали от тоски и болезней…

Прочитал я это горькое повествование о трагической судьбе наших абхазок, адыгеек, убышек, и во мне загорелось желание сделать его доступным и сегодняшним нашим кавказцам, перевести его на русский язык. Это ведь тоже часть трагедии наших народов».

Естественно, и во мне «загорелось желание» поговорить с автором перевода, сказать ему о своих впечатлениях от прочитанной книги, послушать его самого о трагедии нашего народа в прошлом. Тем более что 21 мая отмечаться День памяти махаджиров – в этот день 155 лет тому назад закончилась Кавказская война.

Добавлю, что перевод книги Лейлы Ачба «Воспоминания черкесской принцессы» вышел под грифом Абхазского института гуманитарных исследований имени Д.И.Гулиа Академии наук Абхазии.

И еще. Незатейливый рассказ автора – Лейлы Ачба – абхазской княжны и придворной дамы одной из жен османского падишаха, упрощает восприятие описываемых событий, вызывает доверие и сострадание. Эту книгу, в которой описана жизнь махаджиров в основном первого и второго поколений, надо прочитать, я считаю, всем обязательно.

Книга содержит также интересные фотографии наших соотечественников.

А теперь предлагаю свой разговор с Владимиром Авидзба.

– Владимир Джамалович, почему кавказские девушки пользовались во дворцах султаната особым успехом?

– Всех кавказских девушек, в том числе абхазок, называли черкешенками. Абхазки отличались аристократичностью. И отношение к ним как к аристократкам сохранилось по сей день. Они отличались также своей преданностью, верностью, воспитанностью. И настолько, видимо, они всем этим входили в души падишахов, что когда сын последнего падишаха (об этом я знаю не из книги Лейлы Ачба) сказал, что женится на абхазке, и представил свою избранницу отцу, последний сказал: «Нет. Я сам на ней женюсь». У этого последнего падишаха из 5 жен 3 были абхазками.

– С какой душой и какими чувствами вы взялись за перевод книги?

– Словами не передать мои чувства. В каждую строку вкладывал свою душу. Я понимал, что это часть истории нашего многострадального народа. Это о девушках, маленьких девочках, родившихся в Пицунде, Цабале, Батуми, Адлере… Сама Лейла Ачба родилась уже в Стамбуле. Когда распался султанат, судьба их вновь разбросала по странам Африки, Европы, Америки. Лейле странным образом удалось остаться в Турции. Вначале она приехала в свой небольшой собственный дом в стамбульском районе Лалели, но он уже был конфискован сторонниками Ататюрка. Потом она оказалась у тети в городе Сивасе, в тысяче километрах от Стамбула. Вскоре умерла тетя и другие знакомые, и Лейла в одиночестве доживала свой недолгий век.

– Почему девушки так бежали замуж? В книге о чувствах не говорится. Это было за честь находиться при дворе и в гареме?

– Очень многие ученые думают, что абхазские девушки были в гареме. Это не так. Какой бы отец отдал дочь в гарем наложницей?! А в жены брали из числа обслуживающих при дворце. При дворце была школа, в которой обучали хорошим манерам, грамоте, рисованию, пению, одеваниям. Лейла в книге, характеризуя какого-нибудь человека, всегда пишет, как он одевался.

Лейла была сосватана за Хусейна Инал-ипа, но он погиб до свадьбы, и она осталась в трауре. И обслуживала свою тетю, которая была замужем за падишахом. Да, это мое личное мнение: девушки-абхазки не позволяли себе идти в гарем, а старались выйти замуж.

– Сколько времени вы занимались переводом?

– Около трех лет. Из Турции привез уже законченный перевод.

– Какие трудности встречались при переводе?

– Мой родной язык не русский и не турецкий, а абхазский. Турецкий язык во время перевода легко осилил, так как за время пребывания в Турции я его совершенствовал. Но русский перевод отредактировала моя супруга Лилиана Яковлева, заслуженная журналистка Абхазии.

– В книге я не могла оторваться и от фотографий…

– Среди них есть и фотография Назикеды Агрба (фото сделано уже во время её пребывания в ссылке в Каире). Она очень похожа на мою мать, которая тоже была Агрба. Это не только мое мнение. Когда я еще находился в Стамбуле, мой друг Кадыр Ардзынба собрался приехать в Абхазию и перед отъездом спросил, что передать на родину. Я попросил навестить мою мать Ольгу (Дзыкут) в Эшере. Он так и сделал. Вернувшись, Кадыр сказал, что он не видел ранее двух Агрба, так похожих друг на друга. Это свидетельствует о том, что у них мог быть общий предок в недалеком прошлом.

– А где находятся падишаховы (абхазские) наследники?

– Ушли из жизни давно. Многие не вернулись больше в Турцию. Но я с трудом нашел в Турции двух наследников – сами не знают, какого поколения: внуки, правнуки или праправнуки – владетельного князя Абхазии Келешбея Чачба. Ведь его сын Асланбей, которого считают отцеубийцей, уехал в Турцию и жил в Стамбуле. Его дочка была известной художницей, она жила в США, там выставлялась и там умерла. Один из найденных мной потомков Асланбея, Вулкан Чачба, по профессии архитектор, а другой, имени его не помню, – ветеринар. Это взрослые, семейные люди, но полностью ассимилировались, абхазского языка не знают, об истории своих прямых предков не знают, знают только, что являются абхазцами и интересуются Абхазией. Хотя они не из рядовых людей, могли бы знать больше, но...

А племянник Лейлы, Харун Ачба-Култуктуеркан, который подготовил и издал её книгу воспоминаний, по сути являющиеся дневниковыми записями, живет и сегодня. Харун позже, в 2007 году, издал и биографический очерк – книгу о героинях, о которых пишет Лейла.

– Итак, книга Лейлы – дочери князя Рефик бея Ачба, на руках у читателей Абхазии. Что она сегодня, после стольких трудов над ней, значит для вас?

– Мне понравилось отношение тех, кто её уже прочитал. Звонили, благодарили. Некоторые говорили, что снимут фильм (Кесоу Хагба), что поставят спектакль (Анзор Мукба). Но не до всех эта книга дошла – её тираж только 500 экземпляров.

Когда человеку говорят приятное, нет никого, кому это было бы неприятно. И мне приятно. Но на этой книге Лейлы Ачба моя переводческая деятельность не закончилась. В этом году выйдет книга Мустафы Бутба «Кавказские воспоминания», которую я перевел на русский язык. На абхазском языке в переводе Октая Чкотуа она уже издана. Книга повествует о борьбе кавказских народов за создание независимой Горской Республики, в которую входила и Абхазия. В период этой борьбы, в период национально-освободительного движения на Северном Кавказе, из Турции Мустафой Ататюрком сюда была направлена делегация, в которую входили и абхазцы Азиз Мкер-ипа и Мустафа Бутба, впоследствии написавший книгу. Она полезна для историков, политиков, просто читателям.

Я перевел и анекдоты Ходжи Насреддина, которые имеют хождение в Турции. Перевел на абхазский язык. Пока не изданы.

И собрал еще около 500 абхазских анекдотов, которые ходят среди турецких абхазов.

Что касается воспоминаний Лейлы Ачба, то это – редкая тема, чувствительная, эмоциональная. То, о чем она пишет, воспринимается с трепетом, и человеку, знающему историю Абхазии, невозможно читать без слез. Книга – это подвиг Лейлы, это маленький светоч в темном царстве печальной истории абхазцев. Если бы она её не осветила, мы этого не знали бы. Мужчинам тогда дали 24 часа, а женщинам – 15 дней на то, чтобы покинуть Турцию. И убивали тоже. Это – факт.

Лейла Ачба умерла в 1931 году, прожив всего лишь 33 года. Сказались страдания, переживания, одиночество, тяжелая жизнь, навалившиеся после прекрасной дворцовой беспечности.

Заира ЦВИЖБА


Номер:  51
Выпуск:  3791
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку