Рубрики

…РОДОМ ИЗ ОЧАГА, ГДЕ РАСТЕТ УЖЕ ШЕСТОЕ ПОКОЛЕНИЕ 02.07.2019

…РОДОМ ИЗ ОЧАГА, ГДЕ РАСТЕТ УЖЕ ШЕСТОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Коллега о коллеге

14 июня 2019 года абхазскому журналисту, кавалеру ордена «Ахьдз-Апша» третьей степени, заслуженному журналисту и заслуженному работнику культуры Республики Абхазия, лауреату Международной премии Конфедерации журналистских Союзов Руслану Мкановичу Хашиг исполнилось 60 лет.

Хроника жизни: Руслан Хашиг – выпускник факультета журналистики МГУ. Трудовую деятельность начал в редакции газеты «Апсны», затем в апреле 1990 г. был избран главным редактором – директором студии телевидения АГТРК и проработал на этой должности до 1994 г. В 90-е годы Руслан Хашиг совмещал журналистскую работу с преподавательской на отделении журналистики АГУ.

Зураб Аргун, заместитель председателя Союза журналистов Республики Абхазия, собкор Интерфакса, много лет проработал с Русланом Хашиг на Абхазском телевидении и в «Апсныпрессе»: – Почти одновременно в газету «Апсны» пришли работать после окончания вузов молодые журналисты Руслан Хашиг, Даур Инапшба и Энвер Арджения, которые привлекли внимание читателей манерой письма и молодым порывом. Всех троих молодых газетчиков переманили на Абхазское телевидение в начале 1990 года. И они быстро втянулись в работу в новых условиях. А у нас на АГТРК к тому времени создалась такая ситуация, что ушли с работы главный и старший редакторы. Председатель компании Шамиль Хусейнович Пилиа решил провести выборы на вакантные должности и на общем собрании редакции главным редактором избрали Руслана Хашиг. И многие говорили, что очень повезло, что на момент начала войны на АГТРК работал Руслан Хашиг с его блестящими организаторскими способностями.

Хроника жизни: В первый день Отечественной войны, когда некоторые политики растерялись и не знали что делать, Руслан Хашиг, будучи главным редактором студии телевидения Абхазской гостелерадиокомпании и исполняющим обязанности руководителя АГТРК (председатель телерадиокомпании был в отпуске и находился за пределами страны, а его заместитель – в командировке), взял на себя огромную ответственность и вместе с руководителями Абхазского телерадиоцентра принял решение об эвакуации из Сухума. И в течение первых дней войны, не останавливая съемочного и вещательного процесса, телевизионщики осуществили эвакуацию передвижных средств телевидения и творческого состава в г. Гудауту, где срочно создали условия для работы. В итоге Абхазская Гостелерадиокомпания оказалась одной из немногих организаций, осуществивших эвакуацию в условиях войны.

Уже 14 августа 1992 г. Абхазское телевидение под руководством Руслана Хашиг оперативно информировало абхазское общество о том, какие решения принимало руководство Абхазии, о подвигах людей, вставших на защиту Родины. Одновременно с организацией работы телерадиокомпании в условиях чрезвычайной ситуации Руслан Хашиг 14 августа 1992 года, когда стало известно о начале грузинской агрессии, вместе со съемочной группой Первого российского канала выехал из здания Верховного Совета в район Турбазы и провел первые съемки о начале боевых действий у 14-й школы. Эти кадры вошли в золотой фонд истории Отечественной войны народа Абхазии.

Зураб Аргун:

– В первый день начала войны из Парламента, где должно было начаться заседание сессии, нам в студию позвонил Руслан Хашиг и сказал, чтобы мы не уходили из эфира, – будет сообщение Президиума Верховного Совета о вторжении грузинских войск в Абхазию. Как только мы его получили, я пошел в студию и прочитал. А он пошел снимать первые бои… Еще Гарик Дбар, Даур Инапшба, Слава Сакания и другие, сменяя друг друга, выезжали на съемки на Красный мост, и каждые полчаса-час мы выходили в эфир. Первые два-три дня мы и домой не уходили, находясь в Сухуме. С нами уже работали российские журналисты, например, Сергей Шатунов, которые делали оперативные съемки и сразу перегоняли в Москву. Им в этом помогали Руслан и наши техники.

Хроника жизни: В сентябре 1992 года, после бомбардировки грузинской авиацией Ткуарчалской телевышки, Руслан Хашиг, убедив руководство республики в такой необходимости, вылетел на Восточный фронт для подготовки репортажа, а также для организации корреспондентского пункта на Восточном фронте и оказания практической помощи Ткуарчалской студии телевидения. Тогда же удалось наладить канал передачи в Ткуарчал видеозаписей телевизионных сюжетов Абхазского телевидения, имевших общественный резонанс, – для последующего транслирования на территорию района и оккупированную грузинскими войсками часть республики.

Руслану Хашиг совместно с руководством телерадиоцентра удалось также оперативно решить вопрос охраны Пицундской телевышки. Она имела стратегическое значение для информационной безопасности страны, особенно до освобождения Гагрского района. Именно через Пицундскую телевышку осуществлялся перегон материалов в Россию и зарубежные страны.

Зураб Аргун:

– То ли в январе, то ли в феврале 93-го за рубежом сняли фильм, раскрывающий образ Шеварднадзе – хитрого, коварного, необразованного и т.д. Фильм был переведен на русский язык. Естественно, в Грузии его не показывали. Но наши телевизионщики пошли на настоящую аферу. Они знали, что вещание российских каналов на Грузию идет через Абхазию. То есть была возможность запустить этот фильм на всю Грузию, а заодно и Абхазию. Руслан Хашиг с помощью руководителей телецентра Леонида Агрба и Даура Корсая, используя технические возможности Пицундской телевышки, так и сделал. И 40-минутный фильм шел в эфире в республиках Закавказья минут 15–18, пока там не спохватились и не выключили его. Вечером того же дня в российских СМИ со ссылкой на агентство «Интерфакс» сообщили о пиратстве в эфире в зоне грузино-абхазского конфликта.

Руслан Хашиг:

– Во время войны очень многие «загоняли» нас в угол, спрашивая, выиграем или нет. В такие дни – критические и трагические – я мог сконцентрироваться на главном, думая, как сделать свою работу оперативно и качественно. И с первых дней войны у меня не стоял вопрос «что делать?», а только – «как делать?» Да если даже не война, если ты в своей профессии, если следишь за событиями, ты и ночами думаешь о том, как не опоздать с материалом. Главной нашей, телевизионщиков, задачей в войну было – работать. Владислав Григорьевич не дал нам времени на раздумья. И решительность всех сограждан накладывала ответственность и на нас быть решительными. Горжусь, что в августе 92-го работал на телевидении, где был уникальный, дружный коллектив, который на одном уровне с бойцами выполнял свой долг. Мы были и не лучше, и не хуже всех, мы информационно закрепляли победу воинов. Мы сопереживали и делали общее дело. Мы дошли до такого уровня психологического взаимопонимания, что каждый сам мог определять, куда поехать или не поехать на съемки. Не приказами, а чувствами руководствовался этот коллектив АГТРК, и он был в состоянии выполнить любую задачу. Нам всем в среднем было лет по 30, но мы держали себя в руках, эмоциям не давали хода, и зритель, глядя на нас, не испытывал паники или страха. И с инициативой выступили после неудачного Мартовского наступления, организовав в Гудаутском Доме культуры собрание с участием родителей погибших, где все, в первую очередь женщины, сказали: «Продолжаем борьбу!» Грузины грех совершили, не выдав тела погибших, пытаясь стравить родителей и власть. Но они за это поплатились – Всевышний все видел…

Хроника жизни: Еще до начала Отечественной войны народа Абхазии, по поручению Председателя Верховного Совета Абхазии В.Г.Ардзинба, Р.Хашиг вместе с депутатом Парламента Р.Карчаа занимался вопросами организации корреспондентских пунктов российских СМИ в Абхазии. Налаживание творческого сотрудничества между абхазскими и российскими редакциями и журналистами в последующем имело большое значение для оперативного и объективного освещения событий в Абхазии. В 1990 г. при непосредственном участии Р.Хашиг были организованы первые передачи в рамках программы «Содружество». Событием для истории абхазского телевидения и для республики стали первый телемост между Сухумом и Москвой, телерепортажи о принятии Верховным Советом Декларации о государственном суверенитете Абхазии, о создании Конфедерации горских народов Кавказа и т.д.

Руслан Хашиг, наряду с выполнением своих функциональных обязанностей главного редактора и директора студии телевидения, почти ежедневно готовил репортажи о ситуации в Абхазии для российской телекомпании «Останкино». Также был внештатным корреспондентом, а в 1995 г. стал собственным корреспондентом ОРТ, затем корреспондентом НТВ по Абхазии.

Он оказывал большую помощь российским коллегам и координировал работу журналистов российских телекомпаний, прибывавших в нашу республику и готовивших материалы о ситуации в Абхазии, часто выступал сопродюсером телепередач.

После завершения военных действий в Абхазии руководители Грузии признали, что потерпели поражение, в том числе и в информационной войне.

Зураб Аргун:

– Руслан умеет выстраивать хорошие отношения с коллегами. В войну приезжали зарубежные и российские журналисты со своим видением происходившего, были и прогрузински настроенные. Руслан старался донести до них правду, рассказать об истоках и причинах войны, показать, что творили грузины на абхазской земле. Владимир Лусканов, Сергей Покрышкин, Александр Поклад, Сергей Шатунов, Сергей Егоров, Светлана Беклемищева, Евгений Баранов и другие журналисты стали его ближайшими друзьями и друзьями Абхазии. Он установил с ними и профессиональные, и чисто человеческие отношения, которые поддерживает по сей день.

Хроника жизни: Одно из важных направлений работы журналиста Руслана Хашиг являлось освещение деятельности Главнокомандующего Вооруженными силами Абхазии, Председателя Верховного Совета Абхазии В.Г.Ардзинба. Многие телезрители до сих пор помнят его интервью с ним и репортажи, в частности с Московской встречи 3 сентября 1992 года. Трехчасовой документальный фильм Руслана Хашиг и Олега Ахмед-оглы «Месяцы войны», показанный в годовщину начала Отечественной войны, стал знаковым событием для понимания масштабов происходящих событий и для оценки военно-политической ситуации в стране.

В 1998–2003 гг. Руслан Хашиг был пресс-секретарем Первого Президента Абхазии Владислава Ардзинба. У него были с ним доверительные отношения.

Руслан Хашиг:

– Я редко говорю о Владиславе Григорьевиче. Публично выступал только один раз – в Министерстве по репатриации и рассказывал о нем аудитории, состоявшей из наших соотечественников из зарубежных стран. Нужно, чтобы прошло много времени, нужны глубокие размышления и анализ, чтобы понять, какое это было явление, величие – Владислав Ардзинба. Я счастлив, что имел возможность быть рядом и работать, видеть, общаться.

В течение почти всего 1997 года мне предлагали пойти к нему пресс-секретарем, но я думал, что это слишком ответственно – как на такое согласиться? Он где-то там, высоко… И сейчас так думаю. Потом я понял, насколько он доступен, как он сокращал кажущуюся дистанцию между тобой и им. Происходило это потому, что был он образован, была у него внутренняя культура поведения. Решимость, смелость, целеустремленность, умение аргументированно излагать позицию – это дар ученого. Он очень часто спрашивал у многих: «А как ты думаешь?» В народе говорят, что пастух и со своей алабащей советуется. Владислав все и сам знал, но хотел подкрепления своих мыслей. Это дар – умение слушать людей, знать весь спектр существующих мнений.

Много жестких его заявлений для зарубежных СМИ мы записывали на телевидении. И он это делал очень лаконично, чтобы не пришлось потом что-то вырезать из-за ограничения эфирного времени. Он, как ясновидящий, знал, предвидел, что какая-нибудь ситуация может больше не повториться, поэтому делал многое на опережение. Но он не всегда давал нам возможность снимать его на камеру, только на официальных мероприятиях и встречах или во время интервью. «Я не актер, и камера не нужна», – говорил он. Неофициальных съемок было всего две, на которые он пошел осознанно. В родительском доме в Эшере в 2002 году, когда он показывал, что делал в саду или огороде своими руками, какая у него стоит там апацха... И 14 мая 2008 года, в последний его день рождения, который он отмечал дома, двери которого были открыты целый день, и камера могла работать. Возможно, что он что-то предчувствовал, считал, что это нужно иметь в архиве.

Слово «старик», да, я перенял у него и повторяю с удовольствием. Приятно хоть в чем-то ему подражать…

Хроника жизни: Будучи пресс-секретарем Президента, Руслан Хашиг с 1998 по 2003 годы одновременно являлся директором информационного агентства «Апсныпресс», затем – председателем АГТРК.

Зураб Аргун:

– Руслан Хашиг на работе требовательный, знает, какие нужно решать задачи, какие возможности у каждого, кто на что способен. Вникает во все процессы творчества. Если что и сорвалось, старается понять, помочь, поддержать работника. Конечно, если заслуживает, может повысить и голос, поругать, но не злопамятный, не мстительный. Как руководитель очень ценит, когда в коллективе дружеские отношения и творческая обстановка. И как друг очень преданный, у него многолетняя дружба со многими журналистами.

За много лет работы на телевидении Руслан набрался колоссального опыта, придумал и реализовал много интересных проектов, которые смотрелись на одном дыхании. Например, дебаты перед президентскими выборами в 2004 году, которые проходили с участием российских журналистов, наших политологов, с прямыми подключениями людей (с той же Брехаловки), а это ведь происходило до признания Абхазии, когда было нелегко организовывать подобные передачи. Хроника жизни: С 2006 г. Руслан Хашиг является генера

льным директором первой независимой телекомпании «Абаза-ТВ». В своей эфирной политике он принципиален и объективен. Недавно Руслан Хашиг реализовал очередной проект – телевизионные дискуссии «Ахшыюеилацара».

Руслан Хашиг:

– В 2004 году мне было 45 лет, и я оказался без работы. Надо было что-то делать. Мне предлагали уехать из Абхазии, быть собкором российских СМИ (я этим и раньше немного занимался). Но оставаться на том же прежнем уровне для меня было бы некомфортно. А выборы 2004 года, ситуация вокруг телевидения и некоторые истории, связанные с предвыборными делами, заслуживают отдельной публикации, но только не сейчас.

В такой же ситуации, как и я, оказались и другие мои коллеги.

И в один прекрасный день 2006 года встретился мне Беслан Бутба, с которым я и знаком-то не был. Я предложил ему проект создания нового телевидения «Абаза-ТВ», и он мне через три дня дал на него согласие. Мы обсудили очень принципиальный момент: проект будет осуществляться только силами абхазских журналистов – чтобы доказать обществу, в это не верующему, что мы на это способны, и не перетягивать никого из журналистов АГТРК. Да, тогда некоторые старались напугать общество, что «Абаза-ТВ» будет проявлять оголтелую позицию, угрожающую государству. Но я никогда бы себе не позволил делать что-то антигосударственное. Да, мы не государственное телевидение, нас государственный бюджет не финансирует. Хотя было время, мы предлагали властям стать партнерами и сотрудничать по определенным темам, реализовывать даже те же принципы общественного телевидения, и это могло бы быть интересно. Но, к сожалению, предвыборные обещания политики часто не выполняют. Я считаю, что в условиях Абхазии заниматься политизированным вещанием, пропагандой или антипропагандой – неэффективно. В условиях Абхазии только объективная журналистика может иметь успех. Сегодня, когда вся территория охвачена не только телевещанием, но и интернетом и мобильной связью, из мухи слона не сделаешь и на фейковых информациях далеко не уедешь.

За 12 лет существования «Абаза-ТВ» в нем сложилась своя определенная журналистская школа, потому что около 90% телевизионщиков свой первый репортаж сняли здесь, здесь они осваивают профессию. Я участвую в создании их продукции, мне интересно быть соучастником их творческого процесса, соавтором и продюсером, но при этом нигде не фигурирую, это их продукт. Я не мешаю, не вмешиваюсь, если сами не попросят, потому что без свободы творчества и ответственности не может состояться успешный журналист.

Хроника жизни: Руслан Хашиг является членом Общественной палаты трех созывов – председатель комиссии по информационной политике и свободе слова.

В 2016 г. был избран председателем Союза журналистов Республики Абхазия. За это короткое время намного выросло число членов СЖ, активизировались контакты с российскими и другими зарубежными коллегами…

Руслан Хашиг:

– В нашей стране труд журналистов очень низко оплачивается, хотя мы внесли весомый вклад в Победу (порой ценой собственных жизней), в становление государства, в развитие общества. Работа журналиста очень даже самая трудоемкая. Если у кого-то конечный результат зависит от музы, от вдохновения, то у журналиста ежедневная, ежечасная, ежеминутная работа, которая при этом должна быть выполнена на высоком профессиональном уровне. И в социальном плане журналисты не защищены, тогда как у писателей (мы им не завидуем, а рады за них) есть возможность бесплатно отдохнуть на курортном объекте, получить финансовую поддержку.

Государство должно сделать так, чтобы у нас была авторитетная, успешная, объективная, независимая и ответственная журналистика. Только такая журналистика может дать результат, иначе это просто потраченный бюджетный ресурс. Это мое мнение.

…С Русланом Хашиг я знакома давно, еще со времен его работы в газете «Апсны». Не раз пересекались наши журналистские пути-дороги – то в самих редакционных стенах общего здания на улице Ленина (я работала в «Советской Абхазии»), то в поездках в Москву и блокадный Ткуарчал. И я всегда ощущала его надежность. А главное – я знаю его семью, его прекрасный двор на высоком – высоко над уровнем моря – плоскогорье в селе Хуап Гудаутского района, где до белоснежных гор рукой подать, они почти вровень с жилищем Хашигов. Жив был еще отец Руслана – почтенный красавец-долгожитель. Гостей принимал – из Госдумы, Китая, внука Лермонтова, журналистов и писателей России…

Поэтому естественным был мой вопрос к Руслану: «Что означает для тебя твой родовой дом, какие его традиции ты поддерживаешь, живя в городе?». Этим вопросом я предваряла все остальные свои вопросы, ответы на которые вы уже прочитали выше. Но готовя этот материал, я поняла, что ответ на первый мой вопрос надо перенести на конец, так как Хуап – основа всего, что есть сегодня у Руслана. И это Руслан осознает интуитивно.

Руслан Хашиг:

– Все взаимоотношения, которые ребенок видит в семье, он вбирает в себя, они откладываются в его памяти на всю жизнь. Есть же изречение: все начинается с детства.

У нас был культ бабушки – самого старшего члена семьи. Этот культ в первую очередь поддерживал папа. Он не приступал к трапезе, пока она не займет свое постоянное место за обеденным столом. Сама же она не притрагивалась к пище, пока не поблагодарит Бога за все, что Он дал нам. Эта картинка всегда стоит у меня перед глазами. В присутствии бабушки папа не повышал голоса и не ругал нас – она не позволяла, она была нашей правозащитницей. Папа, помню, всегда сыр резал крупными кусками, хотел, чтобы было изобилие за столом, чтобы дети, а нас было шестеро – две сестры и четыре брата, не испытывали чувства голода. Бабушка, при всей заботе о нас, говорила: «Есть и завтрашний день». Я как-то бабушке сказал: «А Ленин говорил, что надо делать сегодня все, что можно сделать сегодня». А она возразила: «Тот, кто не думает о завтрашнем дне, тот не дальновиден!» А изобилие у нас было всегда – полный амбар кукурузы, дойные коровы, сад, огород, и это сами все делали, у нас ни у кого и мысли не допускалось, чтобы кто-то нам со стороны помогал. Еще мы собирали чай, выращивали шелкопряд, и за свои достижения даже два раза получали право купить машину вне очереди, и телевизор мы купили еще в 60-х годах, «Балтика» назывался. Но мама не могла смотреть фильмы о войне, которые тогда транслировались почти ежедневно. У неё три брата не вернулись с фронтов Великой Отечественной. И весь этот трагический пласт, вся боль, которые она несла в себе, а несла достойно и молча, отразились на мне. И будучи на студенческой практике в Брянске, я по счастливой случайности установил имя одного без вести пропавшего абхазца. А недавно нашли имя одного из маминых братьев – оказалось, что он умер в германском концлагере. Мама тоже, как и бабушка, была уникальной, у неё было свое, какое-то особенное, тактичное общение с окружающими, в том числе и с нами – со своими детьми. Ну, конечно, и с бабушкой нашей, своей свекровью, никогда не общалась иначе, как уважительно и почтительно.

В доме, где я родился, в этом большом очаге сегодня живет пятое поколение Хашигов. Первым начал жить – после последней волны махаджирства – Самаку, вслед за ним жили Сейлук, Чиф, Мкан, а теперь мой младший брат Аслан. И дети его уже стали шестым поколением. В детстве папа и дядя Никуала сразу определили, кто должен остаться в родовом доме – младший. И статус Аслана как хранителя очага утверждался неукоснительно и постоянно, вбивался в мозг, и это было правильно, иначе и он мог бы уехать из Хуапа. Ведь сколько в наших деревнях погасших очагов?! Сегодня мы все спокойны, Аслан достойно продолжает жизнь в родовом гнезде. Мы как можем тоже свой очаг поддерживаем. Проблема дележки наследства у нас отсутствует, наоборот, стараемся приносить туда. Мы все вместе собираем урожай кукурузы, винограда, наше присутствие обязательно на всех значимых праздниках и ритуальных мероприятиях, проводимых как дома, так и в селе – Новый год по-старому, Пасха, нанхуа (день успения Богородицы), ацуныхуа и другие. Помню, во время моей учебы в Москве ощутимую финансовую поддержку мне оказывал мой старший брат Гарик, который начал работать в то время в Интуристе. Такая традиция взаимопомощи существует в семье по сей день, дети наши это продолжают.

Для меня самый лучший отдых – это находиться в хуапском доме, так как он действительно остается для всех нас, наших детей, родным домом. Помню, как дядя Никуала, городской житель, каждые выходные, отправляясь из Сухума в Хуап, говорил: «Я поехал домой». На вопрос, а здесь что, не твой дом? отвечал: «Здесь – квартира». Кстати, в этой его двухкомнатной квартире находились все члены нашей семьи, которые приезжали на учебу в Сухум, он и его жена никому не разрешали селиться в другом месте, они умели создавать всем нам комфорт и уют. Предоставляя нам всем свободу передвижения, они подчеркивали, что главным их требованием является вовремя приходить на обеды и ужины и докладывать, если куда-то отлучаешься. Все это сам дядя вынес из родительского дома. Это достояние – добрые отношения в большой семье. Семья предопределила многое в моей жизни.

Заира ЦВИЖБА


Номер:  67
Выпуск:  3807
Рубрика:  политика
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку