Рубрики

25.07.2019

БОРЬБА ЗА ГАГРУ

Далекое – близкое

(Окончание. Начало в №№ 73, 74)

Являясь большим патриотом, Энвер Капба продолжил работу Тамары Ивановны Гицба по привлечению абхазских кадров на курорт. Видимо, властям Грузии не очень нравилось его нахождение в качестве руководителя одного из популярнейших курортов Советского Союза. Им не могло нравиться, что руководит этим курортом яркий представитель абхазского народа, и поэтому его убрали подальше от глаз московских начальников, назначив в 1975 году вроде бы на почетную должность, – секретаря Совета профсоюзов Грузии, где он проработал пять лет.

В эти годы ситуация в Абхазии продолжала обостряться. Местное население потребовало, чтобы руководителем Гагрского района (а в то время это была должность первого секретаря горкома партии) был назначен абхазец. В итоге в 1980-м им стал Энвер Эрастович Капба. На этой должности он раскрылся не только как настоящий патриот своего народа, но и как мудрый, смелый и решительный руководитель.

Как известно, в конце 40-х и начале 50-х годов прошлого столетия власти Грузии без какого-либо обоснования поменяли все исконные абхазские названия на грузинские. С первых же дней своей работы в качестве руководителя Гагрского района Энвер Эрастович собрал вокруг себя таких же патриотов, как и он, и поручил им собрать материалы для восстановления топонимических названий в Гагрском районе.

В то время в зоне города Гагры работало очень много лиц грузинской национальности, в том числе привезенных из грузинских районов в период массового переселения в Абхазию. Некоторые из них были на руководящих должностях. Они пытались препятствовать ему в переименованиях. Но Энвер Эрастович вызывал их к себе и вынуждал их менять названия на абхазский, предупреждая, что в противном случае они будут сняты с работы. И им приходилось подчиняться.

В селе Бзыбь (Бзыпта) Гагрского района при нем был построен ипподром. На работу на этот ипподром Энвер Эрастович пригласил конников из Гудаутского района, которых обеспечил приличной зарплатой и жильем. Он стал постепенно привлекать из других районов Абхазии специалистов на различные должности, также обеспечивая их жильем и хорошей зарплатой, помогая расти по карьерной лестнице.

Это все он делал в тот период, когда другие руководители, выступая с высоких трибун, говорили о необходимости изменения топонимики и возвращения исконных абхазских названий. Эти выступления делались в ожидании получения согласия от грузинских властей, но такого согласия не было и не могло быть. Что же касается Энвера Эрастовича, то он, не ожидая указаний вышестоящего начальства, на свой страх и риск сделал по своей инициативе всё, на что хотели получить согласие наши другие руководители и ученые.

Еще до прихода Энвера Капба в Гагрском районе установилась неписаная традиция – первые секретари горкомов партии и комсомола должны быть грузинами. Я уже указал, что в результате народных волнений Энвер Эрастович был назначен руководителем района. Он же в свою очередь назначил первым секретарем горкома комсомола Эдуарда Шамба – абхазца, впервые за многие годы. Абхазцев он назначал и в аппараты горкома партии и комсомола, горсовета.

Можно только удивляться, как все это ему удалось сделать. По каким-то причинам власти Грузии не препятствовали ему в этом, и это по сегодняшний день остается для меня загадкой. Видимо, Энвер Эрастович был заметной государственной и политической фигурой, и так просто, как они в свое время поступили с Тамарой Ивановной Гицба, в тот период они его снять с работы не могли. Время было не то. Это было бы чревато очередными волнениями. Думаю, не последнюю роль играло и его личное обаяние. Благодаря этому он пользовался уважением руководства ЦК КП Грузии, а также приезжающих работников ЦК КПСС.

Говоря о деятельности Энвера Капба как патриота, нельзя не вспомнить его работу в качестве руководителя комиссии по проведению референдума по сохранению Советского Союза. Тогда он был заместителем председателя Совета Министров Абхазии. Это происходило в то время, когда в союзном референдуме Грузия не собиралась принимать участия и открыто заявила о своем намерении выйти из состава СССР и вынудить вместе с ней уйти Абхазию.

В свою очередь руководитель Абхазии Владислав Григорьевич Ардзинба публично заявил, что мы примем участие в проведении референдума без Грузии. Он понимал, что это непростое дело.

Следует отметить, что Гамсахурдия, получив информацию о том, что Абхазия намерена принять участие в общесоюзном референдуме, заявил, что должностные лица, которые примут участие в его организации, будут привлечены к уголовной ответственности.

Владислав Григорьевич сказал мне, что руководство проведением референдума нужно поручить патриоту, человеку мужественному и умному, проверенному временем, который несмотря на запугивания со стороны Грузии, организовал бы эту работу. Зная о деятельности Энвера Эрастовича в должности первого секретаря Гагрского горкома, Владислав Григорьевич решил, что таким человеком может быть именно он. Я присутствовал при его разговоре с Энвером Эрастовичем по этому вопросу. Владислав Григорьевич сказал, что за этим могут пойти нежелательные последствия для Энвера Эрастовича, но тот заявил, что это дело нужное, государственное, и он готов возглавить его.

О проведении референдума было сказано и написано много, и я не буду повторяться. Одно можно сказать: референдум прошел успешно, его результаты нами были использованы.

А для Энвера Эрастовича результатом было возбуждение властями Грузии уголовного дела против него, которое, в силу сложившейся ситуации, они не смогли реализовать.

Впоследствии Энвер Эрастович решил отдохнуть от сложной политической борьбы и по собственному желанию перешел на хозяйственную работу. Он стал руководить российским военным санаторием «Армения» в Гагре, в котором проработал до последних дней своей жизни. В переходе на эту работу оказал содействие Владислав Ардзинба, который заявил в нужных кругах, что этот объект будет передан Министерству обороны РФ только при условии назначения его начальником Энвера Капба.

Анализируя жизненный путь Энвера Эрастовича Капба, можно охарактеризовать его одним словом – героический. Потому что изменение топонимики и демографии в Гагрском районе, привлечение целой плеяды молодых абхазцев на ответственные работы еще в тех условиях, когда мы зависели от властей Грузии, явилось настоящим патриотическим подвигом.

Молодое поколение должно знать о деятельности этих вышеназванных патриотов Абхазии и учиться на их примере любви к Родине.

И в заключение считаю необходимым отметить, что Владимир Хишба и Энвер Капба с первых и до последних дней жизни сохраняли дружеские отношения и взаимоуважение.

Анри ДЖЕРГЕНИЯ

(Материал к публикации подготовила Заира ЦВИЖБА)


Номер:  76
Выпуск:  3816
Рубрика:  политика
Автор:  Анри ДЖЕРГЕНИЯ (Материал к публикации подготовила Заира ЦВИЖБА)

Возврат к списку