Рубрики

ОТКРЫТКИ ИЗ ЖИЗНИ БОЧИ АДЖИНДЖАЛ 30.08.2019

ОТКРЫТКИ ИЗ ЖИЗНИ БОЧИ АДЖИНДЖАЛ

Память

На Петроградской стороне Санкт-Петербурга 21 ноября 2012 года в помещении Петровской академии наук и искусств (ПАНИ) открылась выставка книг почетного председателя Санкт-Петербургского абхазского общества «Апсны», члена Международной ассоциации искусствоведов, союзов журналистов Абхазии и России Бочи Аджинджал. Было представлено более десяти изданий: альбомы («Искусство Абхазии», «Александр Чачба» и др.), каталоги выставок, сборник статей, репортажей, очерков, документальная повесть «Ампар», сборник стихов на абхазском и русском языках. А также книги, изданные в последнее двадцатилетие по инициативе общества «Апсны», по древней и современной истории Абхазии, документы по грузино-абхазской войне, в изданиях которых принимал активное участие Аджинджал как составитель или редактор.

Здесь же была представлена часть его коллекции: «Абхазия в открытках. Природные памятники, города, храмы, дворцы, санатории Абхазии, гуляющие в парках гимназисты, офицеры, дамы в белых длинных платьях… В разделе «Этнические типы» на открытках запечатлены горцы из абхазских селений. Кого запечатлел на дагеротипии фотограф прошлого, сегодня невозможно выяснить, но по счастливой случайности одна открытка «рассекречена», и именно она особенно дорога коллекционеру. На ней – два молодых абхаза и одна женщина. Неизвестный фотограф сделал этот снимок в селе Пакуаше Очамчырского района Абхазии, и в объектив попали отец, тетя и родственник Бочи. Было это в начале 30-х годов XX века. Эта случайность и сохранила образ Миджита Аджинджал – отца Бочи в молодости.

Открытка, как трактует словарь, это открытое письмо, один из самых демократичных изобразительных жанров. Воспользуюсь и я этим жанром открытого письма, чтобы рассказать о Боче Аджинджал. Открытка I

C видом на село Пакуаш

Человек в своем развитии проживает периоды детства, юности, зрелые годы, старость. Грузино-абхазская война (1992-1993) для многих абхазов изменила эту привычную периодизацию, она стала рубиконом, разделившим жизнь на две части: до и после. Период «до» в памяти многих окрашен в разные цвета. Период «после» – в черный. А цвет сегодняшнего дня – у каждого свой. У Бочи – это цвет флага Абхазии – зелено-белый, красный, с изображением открытой ладони.

Село Пакуаш Очамчырского района, в котором в 1937 году родился Боча, расположено в благодатных местах предгорья, недалеко от Ткуарчала. Климат здесь мягкий, места удивительно красивые, прибереженные Богом для себя. Люди живут ближе к солнцу и любимы им. Дышат воздухом, настоянным на аромате пихты, дуба, каштана, бука. Пьют воду, вобравшую в себя все лучшее и целебное, что хранят здешние горы. Растут здесь красивые и сильные люди. Богатый сыновьями был род Аджинджалов, которые с незапамятных времен жили в Пакуаше, выращивали виноград, мандарины, чай, табак, овощи. Из этой фамилии вышли знаменитые писатели, художники, певцы, танцоры и спортсмены. Вот из такого рода Боча Аджинджал.

Открытка II

C видом на Сухум 50–80-х годов ХХ века

В конце 50-х годов тогдашний студент филфака Сухумского педагогического института Боча Аджинджал подрабатывал экскурсоводом, знакомил с историей и культурой Абхазии туристов, которые приезжали со всех уголков СССР и мира. А потом так увлекся этим, что стал заниматься изучением культуры и истории своей страны профессионально. В газетах появились первые статьи Бочи Аджинджал, а затем он стал корреспондентом отдела культуры абхазской газеты «Апсны Капш». Творчество абхазского художника А. Чачба, искусство и культура Абхазии от каменного века до Средних веков, и искусство современных советских абхазских художников... Вышедшая в 1985 году его монография на абхазском языке об А.Чачба «Страницы большой жизни», получила высокую оценку ученых-искусствоведов республики и коллег Бочи Аджинджал из Абхазского института языка, литературы и истории им. Гулиа, где он в это время уже работал научным сотрудником. К середине 80-х годов были выпущены каталоги выставок абхазских художников, опубликованы многочисленные статьи по искусству, завершена многолетняя работа над монографией о малых формах от палеолита до ранней античности, рукопись на русском языке о князе Чачба.

…Рукописи отдела искусства Института хранились в обычном застекленном шкафу. Отпечатанные на машинке, ждали своего часа. Ставший директором Института Владислав Григорьевич Ардзинба, узнав, что итоги многолетних исследований сотрудников не издаются из-за нехватки бумаги, пообещал им, что в ближайшее время рукописи будут изданы.

…Абхазский институт языка, литературы и истории на набережной Сухума грузинские боевики подожгли через два месяца после начала грузино-абхазской войны. Они знали, что там хранится самое святое для абхазского народа. В огне пожарища сгорели бесценные материалы и документы по истории и культуре абхазов. И в их числе рукописи отдела искусства, где работал Аджинджал. Это «Изобразительное абхазское искусство ХХ века» (600 с.), «Искусство древней Абхазии до ранней античности» (400 с.) и монография «Александр Чачба» на русском языке (400 с.). Это был итог пятнадцати лет исследований.

Рукописи горят, но нетленной остается память …

Открытка III

C видом на Петербург 90-х годов ХХ века

Война застала Бочу Миджитовича в Пицунде, где он изучал древние экспонаты музея. По рекомендации Народной партии Абхазии он отправился в Москву, чтобы рассказывать правду о событиях, происходящих в Абхазии. Тогда со страниц многих московских газет потоком лилась фальсификация о событиях на Кавказе. Но взаимопонимания с коллегами из Москвы у Бочи не получилось, так как многие из московских журналистов были сторонниками политики тогдашнего правительства РФ. Боча решил вернуться на родину. Несмотря на обострение хронической болезни ног, он приехал в Черкесск (Кабардино-Балкария) – тогда уже были закрыты дороги с юга, чтобы через перевал попасть на родину. Но друзья отговорили его от этого трудного горного перехода и посоветовали отправиться в Петербург, чтобы оттуда усилить помощь Абхазии. Он так и поступил. Абхазская диаспора, руководимая Рауфом Айба, нуждалась в поддержке. Помощь, организованная земляками и друзьями Абхазии в Петербурге, а это – сбор медикаментов, устройство раненых на лечение, обустройство беженцев, благотворительные концерты, средства от которых направлялись в Абхазию, чуть ли не еженедельные пресс-конференции, выступления по радио и в СМИ… Все это не только сплачивало питерских абхазов и друзей Абхазии, но и помогало петербургской интеллигенции получать объективную информацию о событиях, происходящих в Абхазии, работало на общую победу. Этому же способствовала и издательская деятельность общества. В те годы вышла уникальная книга «Геноцид абхазов», составленная и подготовленная Б.Аджинджал и изданная при финансовой поддержке Р. Айба и директора ортопедической фабрики А.Энфеджана. В книгу вошли публикации в СМИ периода грузино-абхазской войны. Она представляет большую историческую и документальную ценность.

Благодаря усилиям руководителей абхазского общества «Апсны» в Петербурге открылось первое неофициальное Представительство Республики Абхазии, призванное помочь маленькой непризнанной республике выживать в условиях экономической блокады. Вступила в действие народная дипломатия, идущая в обход официальной политике российского правительства. Сегодня многое позади. В 2008 году Абхазия была признана Россией независимым государством.

Усилиями абхазов в Петербурге были созданы школа абхазского языка, детский ансамбль танца «Амра». Общество «Апсны» продолжало знакомить петербуржцев с культурой и традициями абхазского народа. А когда на абхазскую землю пришел мир, Боча занялся любимым делом. Это благодаря его усилиям в 2002 году в Петербурге состоялась первая послевоенная выставка абхазских художников, а в 2004 году вышел великолепный альбом «Искусство Абхазии», а в 2009 году альбом «Александр Чачба».

Открытка IV

С видом на Апсны (Страну Души)

30 сентября 2003 года. Утро. Город Сухум, проспект Мира, парк Боевой Славы. Тысячи людей, словно ручьи с гор, стекаются туда. Огромный бронзовый меч, воткнут в землю. Памятник жертвам грузино-абхазской войны. Это выражение глубокой философской мысли абхазского народа, сумевшего отстоять свою независимость с оружием в руках, потерявшего три тысячи своих сынов и дочерей. Война закончилась, меч не нужен, он мирно покоится в родной земле. Человеческий поток нескончаем, люди идут и идут. Торжественно печальные, они несут венки к местам захоронений павших героев. Я вглядываюсь в тысячи незнакомых лиц и вдруг узнаю в одном из них Бочу Аджинджал.

– Боча, это Вы? – не поверив глазам и обрадовавшись, спрашиваю я. – Вот, где удалось свидеться.

Я приехала в командировку на дни празднования 10-летия Победы и окончания войны, чтобы осветить эти события в журнале «Петербург национальный», и вот такая встреча.

Вторая встреча с Бочей на его родине произошла в 2011 году. Прогуливаясь по Сухуму (я приезжала в Абхазию к друзьям на свадьбу), прошла по центральным его улицам, отыскивая изменения за прошедшие годы. С горечью взглянула в зияющие обожженные глазницы окон бывшего Дома правительства, ставшего большим памятником военному конфликту. Затем пошла в сторону набережной, где уже почти ничто не напоминает о днях, когда разрывались снаряды, и у витрины книжного магазина остановилась пораженная – на видном месте увидела альбомы: «Искусство Абхазии» и «Алнександр Чачба». Радость моя была так велика, словно я только что встретила давнего друга, автора этих книг – Бочу Аджинжал.

В одной из своих книг Боча привел абхазскую пословицу: «Его руки золото собирают». Так говорят абхазы об умелых мужчинах. Думаю, эти слова и о нем, «собирающем» в своих статьях и книгах самое ценное Страны Души, чтобы искусство, творчество древних и современников осталось в памяти народной.

Открытка V

С видом на Государственную театральную библиотеку Санкт-Петербурга

В феврале 2012 года в Санкт-Петербургской государственной театральной библиотеке, расположенной рядом со старейшим в России Академическим театром имени А.С. Пушкина, открылась четвертая выставка, посвященная творчеству Александра Константиновича Чачба, сценографа петроградских государственных театров и Императорских театров. На открытии выставки собрались знаменитые актеры пушкинского театра, сотрудник библиотеки, абхазская интеллигенция, проживающая в Петербурге. Для многих посетителей было открытием само имя художника. Меня же поразило, что в театре им. А.С. Пушкина сохранились костюмы к некоторым спектаклям, созданные по эскизам Чачба, и показанные впервые на этой выставке. По признаниям специалистов, «вещи редкой красоты и изящества», например, костюмы к «Гамлету», «Тристан и Изольда» и другие.

– Мне, как и многим, мало что было известно о его жизни и творчестве, – призналась на выставке народная артистка России Галина Карелина. – Сборник художественно-критических статей Чачба (Шервашидзе) – это серьезный шаг, необходимый для возвращения имени художника в историю отечественной культуры… Я надеюсь, что благородные усилия людей, заинтересованных в популяризации творчества Чачба, не пропадут даром…

И это – завершающие слова о Боче Аджинджал, чей альбом «Александр Чачба» стал отправной точкой для организации выставки.

– В 1982 году участвовал в подготовке первых документов с просьбой о перезахоронении художника А. Чачба из французской Ниццы в Сухум, – рассказывает Аджинджал. Письмо шло от Министерства культуры Абхазии, но официально отправить его во Францию было в то время нельзя. В МИД СССР и слышать не хотели о возвращении праха эмигранта. Случай свел меня с литератором Александром Дейчем, супруга которого Евгения Кузьминична Дейч и взялась передать это письмо в Министерство иностранных дел Франции, где она часто бывала по долгу службы.

Но потребовалось еще три года, прежде чем удалось осуществить желаемое. И этому помогли события, начавшиеся в Абхазии. Возращение праха художника в Сухум приобрело в годы перестройки важное политическое значение – ведь это был прах внука бывшего правителя Абхазии Георгия Чачба, при котором Абхазское княжество добровольно вошло в состав Российской империи.

Возвращению имени талантливого незаслуженно забытого художника в историю российской и абхазской культуры посвятил почти полвека Боча Миджитович. К 140-летию художника вышел альбом «Александр Чачба» (автор Б. Аджинджал), сборник статей Чачба об искусстве (составитель Б. Аджинджал). Состоялась выставка.

Но Боча Миджитович мечтал о большой выставке, где были бы собраны все работы художника, хранящиеся в музеях Сухума, Тбилиси, Парижа, Петербурга. Только тогда, по его мнению искусствоведа и исследователя творчества Александра Чачба, можно говорить о возвращении имени абхазского сценографа в историю большой культуры.

Открытка VI

С видом на академика Бочу Аджинджал

После просмотра выставки началось заседание секции истории Петровской академии наук и искусство (ПАНИ), а затем состоялось торжественное вручение дипломов новым членам Академии.

21 июня 2012 года решением Президиума Петровской академии и указом президента Академии профессора, доктора технических наук, лауреата Государственной премии Л.А. Майбороды, Боча Миджитович Аджинджал избран действительным членом ПАНИ. Он стал первым абхазом, принятым в эту авторитетную научную общественную организацию России.

Петровская академия возникла по указу Петра I в 1724 году, а в России зарегистрирована в 1992 году решением съезда российских ученых Санкт-Петербурга. У истоков создания академии стояли известные на всю страну и мир ученые, писатели, композиторы, художники: Распутин В.Г., Свиридов Г.В., Майборода Л.А., Глазунов И.С., Калашников М.К., Воронов Ю.А., Горбачев И.О., митрополит Иоанн (Снычев). Сегодня Академия насчитывает более четырех тысяч членов, имеет 50 региональных отделений в РФ. Недавно историческое отделение ПАНИ открылось и в Абхазии.

«Сего польза и слава Отечества требует», – говорил Михайло Ломоносов. Так оценили на поле искусствоведения труд Бочи Миджитовича Аджинджал.

Ирина СЕЛИВАНОВА, член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области

P.S. 20 августа 2019 года в Санкт-Петербурге на 82 году жизни после тяжелой скоротечной болезни умер Боча Миджитович Аджинджал. Заслуженный работник культуры Республики Абхазия, почетный председатель Санкт-Петербургского общества «Апсны», член союзов журналистов России и Абхазии, Союза художников Абхазии, Международной Ассоциации искусствоведов. Автор книг об искусстве Абхазии, сценографе А. Чачба и других. Кавалер ордена «Ахьдз-Апша» III степени и др.

P.P.S. Уважаемый, главный редактор!

К 75-летнему юбилею Бочи Аджинджал я написала этот очерк и передала ему рукопись. Но в силу своей скромности, он так и не опубликовал его в Абхазии. Отправляю этот очерк с надеждой, что читатели Абхазии смогут больше узнать о жизни и деятельности этого замечательного патриота, гражданина Республики Абхазии Бочи Аджинджал.

Сейчас я буду готовить рукопись Аджинджал о Чачба к печати. Об этом меня попросил автор перед своей кончиной. С уважением,

Ваш внештатный корреспондент, автор многих материалов о петербургских абхазах и жизни Абхазии, главный редактор журнала «Петербург национальный»(2000-2010)

Ирина СЕЛИВАНОВА


Номер:  89
Выпуск:  3829
Рубрика:  общество
Автор:  Ирина СЕЛИВАНОВА, член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Возврат к списку