Главная

СКОЛЬКО СТОИТ ПАМЯТЬ 10.10.2017

СКОЛЬКО СТОИТ ПАМЯТЬ

Если бы память человека можно было бы запаковать в какую-нибудь волшебную коробочку, поставить на полку, а потом через много лет открыть...

Те ребята, что смотрят на нас с увеличенных во много раз черно-белых довоенных фотокарточек... Разве думали они назовут ли их героями? Времени на раздумья не было. 14 августа 1992 года по дороге от Ингура к Сухуму шли танки, и асфальт плавился под гусеницами...

– Что за фантазии? – отзовется педантичный критик. – Для этого же существует музей...

Государственный музей Боевой Славы имени Владислава Григорьевича Ардзинба открылся 14 декабря 2014 года – в день, когда все в Абхазии отмечали скорбную дату: 20-ю годовщину трагедии над горным селом Латой Гулрыпшского района. В Абхазии все, даже маленькие дети знают, что в этот день вылетевший из осажденного Ткуарчала в Гудауту вертолет с женщинами и детьми был сбит ракетой безжалостного и подлого врага.

Музей, который со дня открытия возглавляет ветеран Отечественной войны народа Абхазии, Герой Абхазии Мзия Бейя, несмотря на скромное финансирование, сегодня в числе лидеров по числу проводимых мероприятий.

– Нам еще очень многое предстоит сделать, – сразу переходит к сути Мзия, – ведь успешная работа современного музея ничего общего не имеет с подобного рода работой еще тридцать, да какой там тридцать – еще двадцать лет назад. В музее нашего профиля в первую очередь должны быть представлены экспозиции нескольких исторических слоев: это войны XVII и XVIII века, и Великая Отечественная война, и наша война – Отечественная война народа Абхазии.

Музей работает третий год. Когда он открылся, экспозиционная часть находилась в стадии разработки. Мзия говорит, что они были готовы к тому, что легко не будет и потому терпеливо относятся к проблемам... Но только музей – это не квартира, с обустройством которой можно повременить, музей должен работать. И они работают. В текущем году бюджет музея, включая все коммунальные платежи, но без учета заработной платы, составляет 997 тысяч рублей... При этом экспозиции продолжают находиться в стадии формирования и для оформления выставочных витрин, стендов, на которых уже будут представлены экспонаты, необходимы суммы совершенно другого порядка.

– А вот мы подали проект бюджета на будущий год: это семь с лишним миллионов, правда, в эту сумму входит и зарплата, – продолжает директор. – Но заложенные нами цифры не предусматривают никаких излишеств, в частности приглашения дизайнеров из-за рубежа. Мы исходим из наших нужд, чтобы обеспечить достойный минимум. Главное, чтобы у нас не было остановок в самой главной нашей работе – в формировании баз данных. Сегодня это компьютерные базы, и поэтому техника, которая, безусловно, есть в музее, нуждается в постоянном обновлении.

Сотрудники показывают моноблоки, которыми оснащены их рабочие места – это и есть поле их деятельности. Техника, проработавшая больше года в условиях музея, – это, по меньшей мере, несерьезно.

– В ближайшее время в музей нам должны передать документальные фото- и видеоматериалы времен Отечественной войны народа Абхазии. Они записаны на кассеты, на бабины, которыми мы пользовались 25 лет назад. У нас уже подготовлен сотрудник, который будет работать со всем этим ценнейшим материалом, систематизировать его, переводить в цифровой формат. Нужен современный монтажный стол. А на той технике, которая сегодня есть в нашем распоряжении, мы такую работу выполнить не сможем.

Надо заметить, что и при скудном финансировании в музее умудряются находить возможности реализовывать самые важные проекты.

– Конечно, мы не сидим сложа руки, – говорит Мзия. – Мы в постоянном поиске людей и компаний, которые готовы нам помочь, дать деньги на тот или иной проект, мероприятие. В прошлом году нам очень солидно помогли. Не буду называть всех, кто перечислил нам деньги, на которые мы смогли заказать отличную плакатную продукцию и провести несколько важных мероприятий. Не все хотят, чтобы их благодарили публично. Меня часто спрашивают – к какой категории относятся наши спонсоры и помощники, воевавшие это люди или нет? Тут скрывать нечего: помогают не только прошедшие войну. Вот и в прошлом году мне очень помогли несколько организаций. В том числе Администрация города Сухума во главе с Адгуром Харазия и фонд «Апсны», которым руководит Сонер Гогуа. Оба они воевали...

А в этом году к событиям номер один относится формирование базы данных для Книги памяти. Эта книга виртуальная – любой посетитель музея прикосновением к дисплею может запросить имя интересующего его человека, а чувствительный компьютер тут же выдаст ему одобренные сведения и портрет... Благодаря личному участию заместителя министра культуры и историко-культурного наследия Беслана Гурджуа нам удалось связаться со специалистами, которые помогли нам правильно начать работу. Осуществляют ее Людмила Лазба и Людмила Джинджал – наш исторический отдел. Работа очень ответственная и кропотливая, все данные тщательно проверяются, чтобы никаких ошибок не было, а потом все вводится уже в компьютер. Только вот беда – сенсорный стол, на дисплее которого посетителям музея предстоит знакомиться с Книгой памяти, вышел из строя и его надо отправлять специалистам.

Я поинтересовалась, можно ли пригласить специалистов в музей. Как оказалось, это практически невозможно, надо везти сам стол.

Как раз в тот день, когда я побывала в Государственном музее Боевой Славы, его небольшой коллектив был взбудоражен еще и активизировавшимся строительством во дворе. Известно, что музей соседствует с жилыми квартирами. Мне показали, что строительство ведется с двух сторон. Во дворе по левой стене уже пристроено помещение с объемными остекленными фермами. Мало того, с лесов, с помощью которых осуществлялся монтаж ферм, во время дождя прямо по стене музея затекают потоки.

– Мы уже вынесли все наши экспонаты из хранилища, чтобы не отсырели, чтобы не повредились, – сетует Людмила Лазба, показывая островки грибка на стенах.

А теперь вот новая проблема. Начинает пристраивать какую-то часть к квартире еще один сосед.

Мзия Бейя пошла поговорить с молодым человеком, она была знакома с его отцом – ветераном войны. Оказалось, что разрешения на строительство у него нет. Мзия Бейя уже обратилась в Администрацию города и в Народное Собрание – Парламент РА с заявлением о сложившейся ситуации, задевающей интересы музея.

Накануне празднования Дня Победы Мзия сказала, что ее заверили: будет сделано все, чтобы разрешить возникшую проблему.

Юлия СОЛОВЬЕВА

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что в музей поступила финансовая помощь от ТПП РА, компании «А-Мобайл» и Фонда «Апсны».


Номер:  107
Выпуск:  3568
Рубрика:  общество
Автор:  Юлия СОЛОВЬЕВА

Возврат к списку