Главная

07.09.2011

Мы веротерпимы, но не в случае угрозы нашей безопасности

Религиозные конфессии в Абхазии: быть толерантными

Наверное, нет в Сухуме жителя, к которому на набережной или на улицах города не подходили бы «пионеры» – представители секты Свидетели Иеговы. Вот и ко мне они, всегда идущие парочкой, подошли (конечно, не в первый раз), как раз когда я ждала представителя Совета Безопасности РА, чтобы поговорить об их деятельности в Абхазии. Стали что-то спрашивать, рассказывать…

– И меня уговаривают, бывает, начинают цитировать Библию, – сказал потом мой собеседник в Совбезе. – Но здесь для них нет достаточного поля деятельности, паствы, которую можно было взять и как ягнят привести на заклание. Я иногда сижу и смотрю, слушаю, как люди с ними разговаривают, реагируют на них: извините, говорят, идите дальше. Наверное, поэтому в последние годы их стало меньше, хотя, да, ходят по берегу. В Абхазии есть и другие секты: адвентисты седьмого дня, баптисты. Но самые ярые – это иеговисты: это они уговаривали солдат во время грузино-абхазской войны бросать оружие. Они их тогда так запрограммировали, что те покидали окопы на передовой. Подрывную работу секта вела и после войны, поэтому и возник в 1995 году Указ Президента В.Ардзинба, № 111, о запрете деятельности секты Свидетели Иеговы на территории РА.

– Сразу после войны, да и много позже, в молельные дома приходили отчаявшиеся от житейских проблем или больные люди, – говорит мой собеседник, – которые не знали, что делать. Искали здесь утешения и помощи материальной. Секта живет на деньги, которые идут с Запада, центр находится в США.

– Совет Безопасности должен заниматься вопросами религии, в том числе деятельностью иеговистов? – спрашиваю я.

– Мы занимаемся тем, чтобы они не наносили вреда национальной безопасности страны, чтобы они не выходили за грань, за которой начинается опасность. И любые их передвижения мы согласуем с СГБ, а там уже можно принять и меры, в соответствии с Конституцией.

– Какие?

– Закрыть, депортировать, привлечь к уголовной ответственности, если есть явная агитация людей против конституционного строя, против порядка, обороноспособности.

Свидетели Иеговы появились в Абхазии еще в советское время, в начале 90-х годов, когда было тяжело населению морально и экономически. Воспользовавшись этим, западная пропаганда, а шла она из Бруклина, стала развертывать свою деятельность, кстати, вначале среди грузинского населения, а потом среди абхазского, армянского и других. Иеговисты находят болевые точки любого человека, который к ним попадает, в том числе смерть близкого. Они внушают, что после Армагеддона (конец света) все умершие воскреснут. Я встречала женщину-иеговистку, которая мне лично утверждала, что погибший в грузино-абхазской войне ее сын вскоре воскреснет и придет к ней живым. Она ходила в паре с кем-то и агитировала других вступать в их сообщество. При всем почтении к памяти ее сына, отдавшего свою жизнь за Отечество, я ей резко сказала: «Ну, ждите, пока он придет к вам воскресший». Хотя в душе жалела заблудшую, но и не могла не возмутиться ее безграмотностью, ее слепой верой в то, что ей навязывают. Видимо, и впрямь на таких несчастных, податливых людей, как эта женщина, и рассчитана агитация представителей секты.

– Это их основной козырь – воскрешение, который они используют в беседе с людьми, – сказали мне в СГБ. – У них все налажено, вплоть до бланков, которые они заполняют на каждого завербованного. Бланки с данными они отправляют затем в Сочи, где в год один – два раза собирается конгресс. Абхазия входит в Сочинский конгресс Краснодарского края. Далее – центр в Санкт-Петербурге, который связан с США. У Свидетелей Иеговы сильно развита иерархическая лестница. Всем известные «пионеры» – те, которые ходят парами и проповедуют, – это низшая ступень.

– Какой вред наносят Свидетели Иеговы Абхазии?

– Вовлеченные в эту секту молодые парни отказываются от службы в армии – вера не позволяет, – подтвердили здесь известную мне информацию. – При этом они не ссылаются напрямую на свою организацию, а находят другие причины, ухищряются или выехать из Абхазии, или выписаться, или сослаться на состояние здоровья. В Абхазии нет Закона о религии, и это мешает нам принимать какие-то радикальные действия. Указ Президента В.Ардзинба не отменен, действует, но доказать, что человек совершает преступление, очень сложно, при этом должны быть свидетели, которые подтвердят, что иеговист своими действиями повлиял на психику того или иного человека. Или что ведет подрывную деятельность против государства. У нас было несколько судов против них, и мы их проигрывали.

– Нет Закона о религии, но есть запрещающий Указ главы государства, есть молельные дома, есть вербовка людей, и для этой цели создана мощная организация, есть конкретные люди, которые вербуют. Все это разве уже не преступление? – спросила я.

– Здесь нет принуждения.

– Почему считаете, что нет? Это же влияет на психику и мировоззрение. И если есть уклонение от службы в армии, этим же наносится государству вред?

– Это один из факторов их подрывной деятельности среди молодежи, – соглашаются со мной в СГБ в том, в чем, конечно же, и сами давно уверены. – В принципе, Запад, имея такую разветвленную сеть, для чего-то это делает, иначе зачем нужны были бы эти отчеты, которые они посылают, если нет каких-то определенных целей. Они узнают мнение людей, изучают социальную, культурную жизнь. Иначе все это и не финансировалось бы.

Иеговисты в неделю два – три раза проводят свои собрания, а в год один раз – Вечерю воспоминаний Свидетелей Иегова, проводят также конгрессы. В этом году в Абхазии, в Гагре, тайно проводился, кстати, впервые у нас за послевоенное время, конгресс. СГБ имела информацию о нем, но руки у них были связаны, по их словам, опять же из-за отсутствия Закона о религии. Факт был только лишь зафиксирован.

Количество иеговистов, как и всех представителей других религиозных конфессий в Абхазии, также неизвестно. Как мне рассказали, года три – четыре назад они в банкетном зале гостиницы «Абхазия» в Сухуме собирались в два этапа на Вечерю воспоминаний Иисуса Христа, и было их до трех тысяч. На ней были все сухумские иеговисты, а также были приглашенные из России, были и не верующие – родственники верующих, например. Вечеря воспоминаний Иисуса Христа – это праздник, который проводится за неделю или несколько дней до Пасхи.

В начале года они в своем церковном календаре определяют расписание, как у школьников, сколько уроков и какие должны провести в неделю. Бывает, что вечери, которые тоже указывают в расписании, проводят группами до 30 – 50 человек, в разных местах. И проповеди читаются отдельно армянам, русским, абхазам, то есть охватываются все слои населения, в том числе и по национальному признаку. Люди, читающие иеговистам проповеди, именуются надзирателями. Слово-то какое! Свидетели Иеговы развили свою деятельность по всем районам, более того, они теперь ходят и по селам, вовлекая людей в свою секту, притом для своих проповедей им не обязательно иметь специальное помещение, а могут собираться в любом частном сельском доме, где есть верующий. Залы царствования – так называют они молельные дома, в которых собираются и которые юридически оформлены на одного из членов секты. Известные молельные дома в Сухуме – на улице Титова и в Новом районе.

Правда, в Госбезопасности, как и в Совбезе, сказали, что ныне чуть спала привлекательность секты, но ее сеть в республике все-таки большая. Нелегально и литературу завозят. Сотрудники СГБ задерживали в Галском районе, в Ачигваре, в частности, литературу на грузинском языке, которая, как правило, завозится из-за Ингура. В общем-то сама литература не запрещена, и в России в том числе, например, «Сторожевая Башня», которую всем навязывают «пионеры». Есть лишь небольшой перечень запрещенной литературы, которая официально и в Абхазию не завозится. Во время оперативных мероприятий, когда изымалась литература, бывали случаи, когда иеговисты жаловались в прокуратуру. Правда, им литературу никто не возвращал. Я спросила у сотрудников СГБ:

– Против каких религиозных организаций вы применяете такие же меры?

– Нет других организаций и конфессий в Абхазии, против которых нужно было бы применять такие меры.

Тогда как все другие конфессии признаны во всем мире, Свидетели Иеговы запрещены в России и многих мусульманских странах. Хотя при этом их сети развиты повсюду, в той же России, в ее южном регионе, где немало мусульманского населения. Основой их веры являются Ветхий и Новый Заветы – то же самое, что и в православии. Но они их трактуют по-своему. Ведь в Библии не говорится, что нельзя защищать свою Родину от посягательства чужестранцев. Если православные возвеличивают человека как богоподобного, у иеговистов люди – это овцы, которые должны быть послушными.

К сожалению, одним из идеологов секты, авторитетом в их среде является и уважаемый в Абхазии человек, ученый. Мне не раз называлось это имя и в народе, и в спецслужбах, в поле зрения которых он попадал еще в 1991 – 93 годах. Не стану его сейчас называть.

Возвращусь к военной поре и отказу от оружия. К сожалению, у нас в войну и после неё никого не привлекали к уголовной ответственности за дезертирство. А ведь была всеобщая мобилизация, и мужчины до 40 лет должны были встать на защиту Родины. Но не все это сделали. Немало людей отсиживалось в «кустах» или выезжало за пределы Абхазии и выжидало, а теперь им хватает совести приехать и требовать к себе уважения. Попробуй бы в Великую Отечественную войну 1941 – 45 скрыться от призыва!

Что касается Свидетелей Иеговы, то если это не подрывная организация, то почему агитация тайная, почему чуть ли не каждого второго хотят втянуть в секту? Я знаю, что после Указа Президента В.Ардзинба в 1995 году из-за рубежа на нас посыпалась критика. Но внутри государства мы должны делать то, что в пользу нам, а не кому-то за бугром. Что касается религий, то у нас каждый имеет право на свободу вероисповедания, и это закреплено в Конституции Республики Абхазия. Но если есть религии, секты, действующие во вред государству и живущим в нем представителям народов, и не только абхазского?

Наверное, Парламенту страны надо торопиться с принятием Закона о религии, в соответствии с которым можно будет применять более радикальные меры, когда возникает ситуация, грозящая нашей безопасности и влияющая на психику и мировоззрение наших граждан.

Заира ЦВИЖБА


Номер:  100
Выпуск:  2701
Рубрика:  общество
Автор:  Заира ЦВИЖБА

Возврат к списку