Главная

ГАСТАРБАЙТЕРЫ – «МИГРАЦИОННАЯ ОПУХОЛЬ» АБХАЗИИ 12.07.2018

ГАСТАРБАЙТЕРЫ – «МИГРАЦИОННАЯ ОПУХОЛЬ» АБХАЗИИ

Государственная миграционная служба Республики Абхазия за девять лет существования зарегистрировала более 25 тысяч гастарбайтеров из 13 стран ближнего и дальнего зарубежья: Узбекистана, Таджикистана, России, Армении, Киргизии, Украины, Азербайджана, Китая, Кореи, Греции, Германии, Индии, Молдовы, Прибалтики. В числе стран-лидеров по количеству прибывающих в Абхазию мигрантов – Узбекистан, Таджикистан, Россия и Армения.

Что означает слово «гастарбайтер»? Это немецкое слово употребляется во всех развитых странах и означает буквально следующее: трудовые мигранты или специалисты, нанятые из-за рубежа, выполняющие не пользующуюся популярностью работу и компенсирующие недостаток в рабочей силе и специалистах. Гастарбайтер приезжает к нам из другого государства на временную работу с конкретной целью – заработать деньги. И ежемесячно каждый из них отправляет на родину от 40 до 50 тысяч рублей. И если умножить эти числа на 25 тысяч, то получится весьма весомая сумма для нашего бюджета. А ведь это могли заработать наши граждане, и тогда деньги могли бы остаться в Абхазии.

Как сообщил редакции начальник отдела исследований, информации и статистики Национального банка РА Георгий Квеквескири, за 2017 год по всем банковским системам переводов денег без открытия счёта физическими лицами из Абхазии было отправлено 5 миллиардов 105 миллионов рублей. Из них 25% приходится на переводы гастарбайтеров.

– В 2017 году из Абхазии в Узбекистан было отправлено 527 миллионов рублей, в Таджикистан – 237 миллионов, В Армению – 117 миллионов, в Турцию – 172 миллиона, – пояснил Георгий Квеквескири. – Много наличных денег уходит из страны.

Таким образом, за «дешевых» гастарбайтеров республика в будущем может расплатиться очень высокой ценой. Причём если раньше гастарбайтеры занимались тяжёлым физическим трудом, то сегодня они торгуют овощами и фруктами, пекут хлеб, охраняют торговые объекты, работают сиделками у больных, присматривают за детьми, убирают салоны красоты и квартиры и т.д.

Первые гастарбайтеры прибыли в Абхазию в 2007 году из Молдавии, Украины, Армении, Узбекистана, но основная масса – из России. Так было до создания Миграционной службы в Абхазии, поэтому их никто не контролировал. Только когда заезжали группами на работу на фирмы, они регистрировались в МВД и за это платили в месяц 60 рублей. После создания Миграционной службы пребывание гастарбайтеров приобрело легальный характер. Регистрируются они по своим загранпаспортам. В основном едут в Сухум и Гагру, где объем работ больше. Но многие работают и на периферии.

Миграционная служба Абхазии – молодая. Она была создана в октябре 2009 года Указом Президента РА Сергеем Багапш. С первых дней её возглавлял генерал-лейтенант, кавалер ордена Леона Владимир Георгиевич Аршба. Создание этой службы было обусловлено тем, что после признания Россией Республики Абхазия в нашей стране стали появляться гастарбайтеры. Раньше к выполнению различных работ привлекались местные цыгане, и иностранная рабочая сила составила им большую конкуренцию.

Вникая в работу Миграционной службы, необходимо знать, что иммигранты – это люди, заезжающие в страну, эмигранты – выезжающие из страны, а мигранты – люди, переезжающие с места на место внутри государства. Все эти три категории граждан должны быть на учёте одной службы – миграционной.

Сегодня в мире миграционные службы – одни из самых необходимых и востребованных структур, которые защищают интересы государства. Во всех странах идёт ужесточение миграционного контроля в связи с борьбой с терроризмом и биологическим оружием – вирусами. Известно, что разрешение на работу гастарбайтеры получают на полгода или год после прохождения проверки в Службе госбезопасности, МВД и медицинского обследования. Они должны сдать анализы на такие опасные заболевания, как туберкулёз и СПИД. По закону, больные иностранцы подлежат депортации из страны, так как несут прямую угрозу здоровью и жизни жителей Абхазии.

В Министерстве здравоохранения РА нам сообщили, что медобследования гастарбайтеры проходят в СПИД-центре и в Сухумской городской поликлинике. Главный врач поликлиники Лиана Ампар пояснила, что в их медучреждении проводится лишь рентгенография органов грудной клетки и выдаются заключения для предоставления в соответствующие органы. И.о. главврача кожвендиспансера Натела Топурия сообщила, что обследования на обнаружения ВИЧ-инфекции и гапатита В и С гастарбайтеры проходят в СПИД-центре. Эти анализы им обходятся в 1500 рублей.

– В 2017 году ВИЧ-инфекция была обнаружена у пяти человек, гепатит В – у 265 и С – у 70 человек, – сказала Н.Топурия. – При выявлении гепатита мы их направляем на дообследование в другие медучреждения, и дальнейшая их судьба нам неизвестна.

Однако такой подход наводит на определённые вопросы: где их досматривают и как? И как выяснилось, при обнаружении ВИЧ-инфекции гастарбайтеров депортируют, а при наличии гепатита им выдаются справки о том, что они имеют право работать, однако не в местах, где эта инфекция может передаваться через кровь. И как это контролировать? Непонятно.

Что касается нарушения общественного порядка гастарбайтерами, то в МВД РА сообщили, что этот процесс курирует Управление общественной безопасности. Однако начальник этого управления Рауль Смыр сказал, что за 9 лет его работы в этой должности он ни разу не занимался вопросами гастарбайтеров. Видимо, они являются дисциплинированными работниками и не нарушают законы нашей республики. А их депортацией на основании решения суда занимается миграционная служба. Средний возраст гастарбайтеров – 27 – 35 лет. Они платят за разрешение на работу, медобследование и налог. Таким образом, гастарбайтеры – это не только дешевая рабсила, но и очень трудолюбивая каста. Они безропотно выполняют работу, которая не имеет регламента. Бывают случаи невыплат денег, но они не жалуются. В основном их защищают бригадиры фирмы, на которую они работают.

Борьбу с нелегальной миграцией проводит специальный отдел Миграционной службы. На сегодняшний день наиболее приоритетным направлением работы ГМС РА является защита абхазского рынка труда. Это один из наиболее важных моментов в защите интересов граждан Абхазии, желающих занять свободные рабочие места. Поэтому возникает необходимость соответствующим образом организовывать работу трудовых мигрантов, прибывающих на заработки из других стран.

Гастарбайтеры имеют право въезжать к нам без визы, так как со странами СНГ у нас безвизовый режим. И никто их передвижение не контролирует. Так что же получается, гастарбайтеры – наши соотечественники? В этом вопросе, наверное, нужно делать акцент политический. Россия, например, считает соотечественниками жителей тех государств СНГ, которые имеют с её гражданами языковую и культурную общность. А нынешние трудовые мигранты – это молодые люди, выросшие в постсоветское время и зачастую не владеющие русским языком. Они – иностранцы. И поэтому они получают визы для въезда в Россию. А к нам они въезжают из России без виз. Поэтому ответить на поставленный вопрос сегодня очень сложно, так как у нас в республике принято именно такое политическое решение.

Несколько лет назад я писала о семье гастарбайтера из города Шават Республики Узбекистан Амане. Этот высокий мужчина крепкого телосложения поразил меня тогда своей удивительной работоспособностью. Затем к нему приехала его жена Зульхума. Общаясь с ними, я узнала, что она приехала из Узбекистана к мужу, который здесь работает уже 4 года. Ей понравилось здесь, и она устроилась дворником в Спецавтохозяйство.

– Мой участок – от центра Старого поселка до трассы, – сказала Зульхума. – Здесь же снимаем квартиру за 5 тысяч рублей в месяц. Работой довольна, получаю 12 тысяч рублей. Да и не в деньгах дело. Мне подошел местный климат. На родине меня мучила гипертония, а здесь я просто как в раю. У вас в Абхазии есть ценное лекарство от всех болезней – это воздух и вода. У моего мужа болел желудок, а здесь он выздоровел.

Они поженились в 1988 году, когда Узбекистан был одной из самых богатых республик бывшего СССР, где успешно развивалась газовая промышленность, было налажено производство хлопка, работал автозавод.

– Все это есть у нас и сегодня, – рассказывает Аман, – однако не хватает рабочих мест. Население Узбекистана увеличилось с 28 до 33 миллионов человек. Жизнь у нас хорошая – еда, одежда дешевле, чем у вас. Однако работу найти трудно. К тому же наша республика – мертвая зона, климат плохой, вода не годится. Поэтому нашу молодежь привлекают ваша природа, море. Да и виза недорогая – 1 тысяча рублей. Кто сюда приезжает, никто возвращаться не хочет. Наоборот, привозят семьи, здесь работы для всех хватает. Я работаю дворником на участке от поворота на Новый район до первого круга маршрута троллейбусов. Работаю утром с 6 до 11 часов, затем с 14 до 18 часов. Поэтому у меня есть время подрабатывать. Получаю 15 тысяч рублей плюс дополнительный заработок.

Оплачивая свое проживание в Сухуме, эта узбекская чета ежемесячно посылала домой 20 тысяч рублей. Ведь там у них было трое детей: 25- летний сын – учитель истории, невестка, дочь окончила колледж и поступает в университет, младший сын учится в седьмом классе. А сегодня они уже посылают домой в два раза больше денег.

– Мы с женой стараемся дать детям высшее образование, – с увлечением говорит Аман. – Я с 17 лет работал поваром, а Зульхума – продавцом. И вот уже 25 лет не расстаемся.

Однако сегодня уже к ним приехали племянники, их знакомые, соседи. И все очень довольны их жизнью в Абхазии.

– Что касается нашей веры, то мы не читаем намаз и не ходим в мечеть, – продолжает Аман. – Этим у нас занимается старшее поколение, а мы, молодые, должны трудиться, работать, пока есть силы. И так должен поступать, наверное, любой человек, какой бы веры он не был. Ведь своим трудом мы служим Богу, который нам покровительствует…

Неплохо было бы, чтобы к последним словам этого азиатского гастарбайтера прислушалась наша молодежь, и не только прислушалась, но и насторожилась, ведь не редки случаи, когда гастарбайтеры вступают в гражданский брак с местными женщинами, которые рожают им детей. А эти дети уже являются гражданами Абхазии. Был случай, когда абхазская женщина до 35 лет не смогла устроить свою личную жизнь. Она познакомилась с семейным гастарбайтером из Армении, предоставила ему свою жилплощадь и откровенно призналась, что хочет от него иметь ребенка. Она родила прекрасного малыша, которому уже 6 лет, а новоиспеченный папаша уехал на родину к своей семье. Оба партнера были довольны: он заработал здесь деньги, живя в отличных условиях, а она получила долгожданного ребенка.

Так что же получается, гастарбайтеры в Абхазии являются не только «санитарами» наших улиц и строительными подмастерьями, но и уже решают демографическую проблему республики? Наверное, это уже проблема государственного масштаба.

Но дело не в самих гастарбайтерах, а в их потомках, которые будут полноправными гражданами Абхазии. Как же решать эту проблему? А если Абхазия застроится, может, не будет в них нужды? Вряд ли, свято место пусто не бывает. Тогда они будут тохать кукурузу, заготавливать корма, работать в садах и огородах. Кстати, гастарбайтеры и сейчас работают в сельском хозяйстве. Например, некоторые заботливые дети, живущие в городах, привозят их в сёла для помощи престарелым родителям в хозяйстве. Забота детей понятна, но этим мы сами усугубляем проблему миграции. Так, может, дело в нас самих? Может, эта «миграционная опухоль» нарывает постоянно из-за нашей лени и недальновидности? Проблема есть и будет. И беда наша в том, что слишком красива наша земля: природа, вода, чистый воздух, море, как магнит, притягивают всех, кто хоть раз побывал в Абхазии.

…У Республиканского стадиона вырос ряд павильонов, в которых торгуют различными товарами и продуктами: арбузами, дынями, фруктами и другими сельхозпродуктами. Бойко зазывала покупателей азиатка, глаза которой от палящего солнце превратились в тонкие щелки. Я поинтересовалась, откуда она.

– Я из Узбекистана, – ответила она, – работаю на хозяев, получаю 500 рублей в день. Очень довольна. У нас за эти деньги надо неделю работать. Скоро привезу свою семью. Мне здесь очень нравится – здесь можно питаться водой и воздухом. Здесь рай…

Рядом стояли ее работодатели – супруги армянской национальности. Они не были довольны моими расспросами. Я обратилась к ним: «Самим торговать слабо?» Они опустили глаза, ответив: «Жарко очень».

Все эти сведения редакции любезно предоставили в различных госучреждениях Абхазии. Государственная миграционная служба страны от комментариев отказалась.

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Номер:  71
Выпуск:  3672
Рубрика:  общество
Автор:  Русудан БАРГАНДЖИЯ

Возврат к списку