Главная

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «ОТДЫХ» 13.07.2018

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «ОТДЫХ»

Лето-2018

На днях по заданию редакции я перевоплотилась в отдыхающую. На голове – соломенная шляпка, в сумочке – невесомый купальник и яркое полотенце. И вот уже улыбки навстречу:

– Мадам! Откуда вы к нам?

Каким забытым показалось чувство легкости и безмятежности! Не понимаю, почему в юности было обидно, когда нас, местных девушек, принимали за приезжих? Ведь это так здорово!

Для верности я решила пересечь границу, заглянула в магазинчик «Diuty Free», посмотрела – как там мои любимые духи, на кассе спросила: в магазин с российской стороны напрямую, по-прежнему, пройти нельзя? Девушка-кассир удивилась: «Да нет, я даже не знаю ничего такого»...

К кабинкам на границе очереди не было. Проскользнув на российскую сторону, я отправилась назад. И снова – никого.

– Вот повезло, – заметила солидная дама с чемоданчиком, – а утром дочка с зятем (прилетели ранним рейсом) стояли два часа.

– Да уж, – поддерживаю разговор, – раз на раз не приходится. И не забывайте: завтра открытие чемпионата мира по футболу. Большинство туристов – болельщики. В основном все выехали заранее, чтобы не пропустить ни открытия, ни первых игр...

Мы подходим к абхазскому сегменту границы, и я уточняю – на этот раз у сотрудников, регулирующих движение: «Можно ли идущим с российской стороны пройти в магазины «Diuty Free»?» Оказывается – нет, нельзя...

Абхазские пограничники знакомятся с нашими паспортами, и вот мы в Абхазии.

– Такси не желаете? В Гагру? В Очамчыру? В Сухум? В Пицунду?

Накануне открытия футбольного чемпионата в Гагру везут за шестьсот, в Сухум цена на услуги такси упала с двух с половиной тысяч до скромной тысячи... Мы вежливо отказываемся... Моя случайная попутчица устремляется в расположенный у самой границы офис оператора сотовой связи компании «А-Мобайл».

– Мне нужен модем для подключения к интернету, – объясняет женщина. – Я журналист, буду совмещать работу с отдыхом.

И выбирает очень солидный трафик...

Успеваю удержать уже почти сорвавшуюся с губ фразу: «Надо же, коллеги!» И тут же спрашиваю у сотрудницы офиса Оксаны: «Сколько человек в среднем оформляют ежедневно местные сим-карты в приграничном офисе?»

Оказывается, подобные сведения конфиденциальны, и сотрудники не имеют права делиться ими. Ну, что ж, это право компании.

Признаюсь, что впервые я внимательно изучала ассортимент в магазинчиках и аптеке, расположенных у стоянки маршруток на границе. И с удивлением обнаружила рядом довольно просторный зал ожидания. Зал работает с раннего утра до 16 часов пополудни. На скамье у входа группа местных женщин делилась прогнозами: «Пока не наполнится Гагра, трудно ожидать наплыва людей в Сухуме и дальше...»

Ее собеседница с надеждой предположила, что основной поток отдыхающих хлынет в Абхазию после 5 июля, когда уже окончательно завершатся и школьные экзамены, и практика старшеклассников.

Так же впервые замечаю и небольшую уютную столовую. Глаза разбегаются от разнообразия блюд: пышные говяжьи котлеты, несколько вариантов второго – курица, говядина, рыба, разнообразный гарнир. С удовольствием пью прохладный компот из слив и спрашиваю, востребована ли столовая на границе.

– Мы здесь третий год, – охотно рассказывают сотрудники, – нам уже доверяют и с удовольствием у нас обедают: и гости перед тем, как отправиться дальше по Абхазии, и водители, да вообще многие, кто просто работает на границе.

Как настоящая отдыхающая я никуда не спешу, и мой первый визит – на рынок, на самый первый рынок у границы. Прохожу через вертушку. Отдыхающим часто приходится объяснять, что такие устройства устанавливают, чтобы на территорию не проникали животные, в том числе крупный рогатый скот.

Здесь сегодня тоже немноголюдно, и я сразу чувствую на себе пристальные взгляды. Женщины-продавцы с прищуром психолога оценивают мои покупательские возможности.

– Что смотришь? Покупай! – теряя терпение, крикнула мне одна из них. Ассортимент, признаться, скучноватый... Или это на мой местный взгляд?

Тщательно сохраненные до высокого курортного сезона вязки сушеной хурмы, гроздья аджинджуха, разные бутылочки и скляночки с вином и асыдзбалом... Сыр – белый и копченый. Цена накануне открытия чемпионата мира по футболу на сто пятьдесят – двести (за килограмм) выше, чем на сухумском рынке.

А вот фотоаппарат, появившийся неожиданно для хозяек прилавков у меня в руках, им совершенно не понравился, они взбунтовались, а я не стала их провоцировать. Возвращаюсь к маршруткам и еду в Гагру, в самое востребованное на сегодня место в Абхазии. Куда же в Гагре? Конечно, к морю, в знаменитый приморский парк принца Ольденбургского.

Между тем улицы Гагры знойным полднем напоминают подходы к стадиону «Лужники» перед престижными матчами – загорелые, ярко одетые, взбодренные морем и солнцем люди превращают город в праздник. Незаметно присоединяюсь к экскурсии, которая направляется к замку принца. Сегодня он представляет собой, по сути, развалины... Однако у входа на стуле сидит человек и предлагает экскурсию в экскурсии за 150 рублей с человека. Семья из 4 человек, которые специально приехали из Сухума, уговаривает предприимчивого «владельца развалин», и он делает им щедрую скидку: вместо 600 руб. берет с них за осмотр развалин всего 300. А я вспоминаю Остапа Бендера и знаменитый эпизод с провалом.

А вот прикрепленный к группе экскурсовод оказался знающим человеком. Он не только подробно рассказывал историю возникновения парка, но и привел несколько интересных современных историй. Замечу, что отныне путешествовать по Гагре можно с путеводителем «Сандро и Гагры», выполненным в рамках IV Международного фестиваля культуры Фазиля Искандера «Стоянка человека».

Несмотря на раздающуюся из года в год критику, местные фотографы по-прежнему эксплуатируют диких животных и птиц. Сам этот факт ужасен по сути, а тут еще птицы и звери истощены, вид у них унылый, полубольной.

Буквально 10 дней спустя инспекцию парка проводила комиссия Кабинета Министров РА. Состояние животных также не ускользнуло от внимания членов комиссии и, как дал указание руководитель Госкомитета по экологии и охране природы РА Савелий Читанава, меры по приведению этого объекта в порядок будут незамедлительно приняты, а парламентариям пора подумать о подготовке Закона о защите животных.

Гагрские пляжи, относящиеся к числу самых прекрасных пляжей мира, к сожалению, не отличаются сегодня от среднестатистических пляжей в Абхазии. Хотя кабинки для переодевания в Гагре удобнее, чем в других местах и их больше. А вообще, как я убедилась, уют на пляжах, дисциплина и даже обходительность официантов в приморских кафе – все зависит от вкуса и ответственности взявших пляж в аренду.

Забегая вперед, скажу, что самым слабым звеном нашей курортной индустрии является все-таки транспорт и сами (да простят они меня!) водители. Далеко не каждая маршрутка пригодна к работе, не говоря уже о том, что так и не решен вопрос с так называемым лишним откидным местом, которого в салоне никак не должно быть. Сидения некоторых кресел часто плохо закреплены, из щелей дует, а водители позволяют себе курить по дороге. Мало того, водитель, который привез меня в Сухум, откровенно признался, что лицензии у него нет, и вообще документы не совсем в порядке. Признался, когда я попросила его за дополнительные 100 рублей подвезти меня в район отеля «Замок царя Баграта».

– Сто рублей? – с презрением воскликнул он. – Это разве деньги?

Я не стала напоминать водителю ни то, что еще каких-нибудь 10 лет назад мы ценили каждый рубль и ни за что бы не бросили приезжего гостя в темном неосвещенном уголке города ночью, ни то, что совесть – это тоже очень важная, хоть и не осязаемая часть имиджа хозяев курортной страны.

А сама остаток вечера задавала себе вопросы: «Почему так? И что это? Просто неуважение к самим себе? Или чувство безнаказанности, которое часто приводит к плачевным результатам...»

Юлия СОЛОВЬЕВА


Номер:  72
Выпуск:  3673
Рубрика:  общество
Автор:  Юлия СОЛОВЬЕВА

Возврат к списку