Главная

БЕЗ ЛОЗУНГОВ И ВЫСОКОПАРНЫХ СЛОВ 04.12.2018

БЕЗ ЛОЗУНГОВ И ВЫСОКОПАРНЫХ СЛОВ

Исполнилось бы 80 лет со дня рождения Нурбея Лушба

Когда нас приглашают на день рождения, чтобы поздравить юбиляра, мы находим и подбираем те самые слова, которые идеально подходят этому человеку. Глядя в глаза, невозможно сфальшивить, что-то приукрасить, что-то пропустить. Намного труднее, сложнее и ответственнее говорить о человеке, когда он не слышит твоих слов. В этом году исполнилось бы 80 лет со дня рождения Нурбея Ладиковича Лушба, нашего коллеги, члена Союза журналистов СССР, заслуженного журналиста Абхазской АССР. Я чувствую личную ответственность еще и потому, что он был моим первым наставником и учителем в журналистике.

Нурбей Лушба прожил очень короткую жизнь, ему было отпущено судьбой всего 53 года. Вдумайтесь, 30 лет из них он верой и правдой служил своей любимой, единственной – районной газете «Бзыбь». Он родился в селе Абгархуке Гудаутского района. Здесь прошли его первые годы учебы, здесь зарождались и задатки будущего журналиста. Любимыми предметами в школе были история и литература, он не только изучал школьную программу, но старался читать дополнительную литературу по тем вопросам, которые его особенно интересовали. После окончания сельской семилетней школы юношу приняли на работу корректором в районную газету «Бзыбь». И эта его первая работа в газете корректором в последующие годы очень помогала ему, да и всем, кто с ним работал. Не открою большого секрета, если скажу, что после дежурств в газете порой проходят какие-то ошибки. Когда после нас, дежурных, газету читал или просматривал наш редактор Нурбей Лушба, точно было известно, что ни одна буква не окажется лишней, ни одна строчка не будет перевернутой. Для тех, кто не помнит или вовсе не знает: в не столь далекие времена газету набирали на линотипе методом отлива строчек. Так вот, эти строчки иногда могли оказаться перевернутыми, особенно во время последней правки, которая, как обычно, приходилась на глубокую ночь. Но после его «рентгеновского» взгляда можно было быть абсолютно спокойным, все наши недочеты он видел насквозь. Со мной согласятся все, кто имел честь работать с ним и в абхазском отделе и в русском. Кстати, мало кто может сегодня сказать, что одинаково хорошо пишет и говорит на двух языках. Его знания и умения сейчас очень бы пригодились.

Имея за спиной небольшой опыт работы, юноша продолжил свое образование и поступил в школу рабочей молодежи. К тому времени в редакции его уже перевели на должность литературного работника. То есть это точно о нем – прошел все ступени становления – от корректора до редактора. Это впоследствии помогало ему одинаково хорошо разбираться во всех нюансах – редактирование материала, типографский шрифт, заголовки, фотографии, макетирование и т.д.

Следующей ступенью стала учеба на филологическом факультете Сухумского педагогического института им.М.Горького. Дипломированный специалист возвратился в родной коллектив газеты «Бзыбь» и стал заместителем редактора, а с 1967 года и на протяжении 25 лет он оставался бессменным редактором районной газеты. Теперь, оглядываясь назад, можно сказать, что в эпоху советского и во многом партийного руководства как страной, так и средствами массовой информации только человек с очень крепкими нервами мог возглавлять непростой идеологический участок работы, когда не только неправильное слово, но даже ошибочная буква могла повлиять на судьбу человека. Таких моментов было великое множество. Представьте: утро, 9 часов, мы приходим на работу, в типографии легкий шум. Оказалось, что в фамилии высокопоставленного чиновника была пропущена одна единственная буква. Смысл, конечно, изменился. Какой был выход, когда весь тираж уже напечатан? Вручную все сотрудники – и редакции, и типографии исправляли эту злосчастную букву, и практически ситуация была спасена. Конечно, кто-то лично не усмотрел этой ошибки, но Нурбей Ладикович никогда не снимал ответственности с себя, прежде всего. И вообще, его человеческие качества требуют отдельного разговора. Я очень хорошо помню свое знакомство с ним. Мне, тогда начинающему специалисту, учителю русского языка и литературы Звандрипшской средней школы, в Гудаутском районном комитете партии рекомендовали попробовать свои силы в газете «Бзыбь». И вот я по поручению и рекомендациям прихожу на работу – без опыта, без специального образования, но с огромным желанием. Это я теперь понимаю, как редактору хотелось отправить меня обратно в школу заниматься тем, что я уже немного умела. Но все же он берется меня трудоустроить. А значит, и научить всему, чем должен владеть журналист. И эта учеба продолжалась не один год, и я очень многим обязана его мудрым наставлениям и вспоминаю его, конечно, с благодарностью. А все, кто его знал, запомнили его как человека скромного и порядочного. При этом, когда ему нужно было исправить что-то в материале, он никогда не говорил, что он так считает. Формулировка была такова: «Как вы считаете, не лучше ли будет написать вот так?» Поэтому даже мы, молодые сотрудники, не чувствовали, что наша статья исправлена, причем очень корректно и профессионально. Он никогда не сказал слов, которые могли бы как-то обидеть молодого специалиста. А если у нас была возможность отстоять свою точку зрения, причем аргументированно, он никогда не настаивал на своем. Словом, профессионал. И, на мой взгляд, еще одно из главных качеств, о котором я хочу сказать. Бывали разные ситуации, и он мог как руководитель на совещании дать соответствующую оценку. Никогда при всех не позволял себе указать на ошибку или какой-то промах. Все, что он хотел высказать, он говорил наедине. Так мы учились у него не только азам и премудростям непростой профессии, но и жизни. Даже свою редакторскую строгость проявлял очень тактично, и в следующий раз не хотелось оказаться в такой ситуации.

Сейчас, когда у каждого из нас уже немалый жизненный и профессиональный опыт, мы по-особому вспоминаем и человеческие качества Нурбея Лушба, и профессиональные. Четверть века он работал редактором районной газеты. Можно точно сказать, что именно в эти годы она стала наиболее читаемой и востребованной в районе и республике. Сюда, в районную газету, приносили свои материалы писатели и журналисты, историки и обычные люди. Почему именно в эту газету? Здесь они могли опубликовать то, что в других редакциях было невозможно. И это было действительно так. Злободневные, острые, политические, критические, и этот ряд можно продолжать. Конечно, в этом заслуга человека, который подписывал в этот период газету своим именем. Но прежде чем принять какое-то ответственное решение по поводу того или иного материала, редактор советовался со своими коллегами, и только после этого выносился вердикт. Он больше других понимал и больше других чувствовал эту ответственность. Сильно переживал и принимал очень близко к сердцу все, что имело место в нашей республике. Особенно это касалось событий, которые стали разворачиваться по всей стране и привели к развалу СССР. Постепенно районная газета «Бзыбь» стала тем самым рупором, где можно было говорить о волеизъявлении абхазского народа. В те годы голос интеллигенции играл огромную роль. Еще не было никаких разделений в наших союзах – писателей, журналистов, художников, все были едины. И на волне этого патриотизма роль районной газеты «Бзыбь», на мой взгляд, высока. Достаточно и уместно вспомнить тот значимый для всех период, когда ждали выхода очередного номера районной газеты с особым нетерпением, время, когда начали печатать известное и очень важное абхазское «Письмо 130-ти». Повторюсь, ни одна из газет, которые издавались в то время в Абхазии, не взяла на себя такой ответственности. Конечно, весь коллектив был поставлен в известность, что именно будет напечатано на страницах газеты в ее нескольких номерах. И вновь повторюсь, газету в те дни подписывал Нурбей Лушба.

Сказать, что мы помним о своих наставниках, ничего не сказать. Именно сейчас мы их вспоминаем очень часто и представляем, каким было бы или стало их веское слово. Для каждого, кто их знал, они оставили свой след как коллеги, друзья, товарищи. Я запомнила Нурбея Лушба таким человеком – добрым и открытым, готовым ответить на многие вопросы, которые ставила жизнь, а главное – научить находить эти ответы, а не ждать, что кто-то сделает это за тебя.

Когда-то, на заре моей деятельности, мне часто встречалось такое понятие, как сельская интеллигенция. Не очень вдаваясь в значение этого слова, я все же по жизни, к счастью, встречаюсь с такими людьми. И как-то сразу можно либо отнести к этой категории человека, либо даже не пытаться это сделать. Так вот, Нурбей Ладикович именно из этой сельской интеллигенции, у которой мы продолжаем учиться – любить, работать, совершать добрые и достойные дела. Без лозунгов и высокопарных слов.

Марина ГАБРИЯ, собкор газеты «РА» по Гудаутскому району


Номер:  129
Выпуск:  3730
Рубрика:  общество
Автор:  Марина ГАБРИЯ, собкор газеты «РА» по Гудаутскому району

Возврат к списку