Главная

ЧТОБЫ АБХАЗСКОЕ ИСКУССТВО СОСТОЯЛОСЬ… 11.07.2019

ЧТОБЫ АБХАЗСКОЕ ИСКУССТВО СОСТОЯЛОСЬ…

К 95-летию Марины Эшба – первой женщины-скульптора абхазского происхождения

Юбилею и памяти выдающегося скульптора Марины Эшба в эти дни было посвящено несколько мероприятий, о которых сегодня говорят в Абхазии. Во-первых, вышла книга искусствоведа, научного сотрудника АбИГИ им. Д.И. Гулиа Ольги Войцеховской-Брендель «Талант и женственность» (воспоминания о Марине Эшба), приуроченная к юбилею. И именно выходу книги – альбомного формата – с красивыми снимками из архива сына художницы Владимира Аршба и друзей семьи Миры Константиновны Хотелашвили-Инал-Ипа и Арды Инал-Ипа, с оригинальным текстом, была посвящена встреча памяти Марины Эшба в Абхазском государственном театре им. С. Чанба и концерт в малом зале Абхазской государственной филармонии, в котором принимали участие вместе с известным музыкантом, скрипачом Виктором Абрамяном-Эшба его ученицы в Центральной музыкальной школе при Московской государственной консерватории Светлана Кондратьева, Анастасия Алипова, Алина Макеева, а также студентки Сухумского государственного музыкального училища им. А.Ч. Чичба Мария-Эмилия Терзян-Хагба и Нелли Сибилева.

Книга Ольги Войцеховской-Брендель – это первое произведение, посвященное памяти Марины Эшба. Написана она как воспоминание – и самой Ольги, которая с ранних лет росла в окружении двух заботливых женщин, – собственной мамы Ольги Владимировны Брендель и ее подруги, председателя Союза художников Абхазской АССР Марины Ефремовны Эшба. В книге приведены воспоминания людей, знавших Марину Ефремовну, биографический очерк, но главное – уникальные воспоминания самой Ольги, в которых ей удалось передать тончайшие детали характера Марины Эшба, специфику времени, на которое пришелся рассвет ее деятельности и творчества, портреты людей, ее окружавших.

Как сказал сын Марины Эшба Владимир Аршба, важно, чтобы люди знали и помнили, какая она была, узнавали созданные ею скульптуры на улицах Сухума, Гудауты, по всей Абхазии…

Книга черно-белая, и в ней приведены уникальные фото: и родителей скульптора – выдающегося общественного деятеля, одного из самых образованных представителей абхазского народа Ефрема Алексеевича Эшба, и известной тифлисской красавицы Муси (Марии Владимировны) Щигровской, и самой Марины Ефремовны в разные периоды жизни, и ее младшей сестры Елизаветы, матери музыканта Виктора Абрамяна-Эшба.

Виктор рассказал, как мои коллеги из агентства «Спутник Абхазия», прознав, что он играл на могиле Сибелиуса, подвигли его сыграть у памятника своему великому деду – Ефрему Алексеевичу Эшба, созданному в 70-х годах в центре Сухума.

На представление книги в Абхазском драмтеатре, которое вел его директор Нодар Чанба, собрались десятки людей. Выступили автор книги Ольга Войцеховская-Брендель, племянник Марины Эшба Виктор Абрамян-Эшба, музыкант, пианистка Алла Отырба, общественный деятель Вячеслав Цугба, предприниматель Джемал Эшба и я, автор этих строк. Виктор Абрамян-Эшба поблагодарил Президента Республики Абхазия за частичное финансирование издания, а автор – всех, благодаря кому она увидела свет.

Мне тоже судьба подарила бесценное время общения с Мариной Ефремовной. Мы познакомились накануне выборов в первый Парламент Республики Абхазия, вошедший в историю страны как «золотой».

Помню, как июньским вечером 1991 года мы вышли с первого собрания Окружной комиссии (до которого знакомы не были) – она в качестве председателя окружной избирательной комиссии, а я – секретаря.

Два месяца мы провели в довольно мрачной аудитории Грузинского института субтропического хозяйства (именно в этом здании сегодня располагается Абхазский государственный университет), отведенной под помещение комиссии, и за это время каждая из нас – а между тем мы были женщинами разных поколений – рассказала другой всю свою жизнь.

В перерыв мы отправлялись на обед к Марине Ефремовне домой, где ждал нас Нури Реджабович Акаба. Он был в то время уже на пенсии. Мы довольно эмоционально рассказывали ему о событиях дня, он давал советы, подсказывал, как лучше реагировать на те или иные моменты.

День выборов в Верховный Совет навсегда останется для меня одним из самых ярких и драматичных дней моей жизни. Я помню, как вышла из дома еще затемно, и шла, полная решимости быть беспристрастной и сдержанной. В нашем округе были выдвинуты две кандидатуры: представитель активной, я бы даже сказала, воинствующей части грузинского сообщества Лордкипанидзе; альтернативу ему составил скромный и мало кому известный инженер Нугзар Джоджуа.

В своей предвыборной речи Нугзар сразу заявил, что будет представлять в Верховном Совете Абхазии интересы всего многонационального народа Абхазии. Сегодня трудно передать то потрясающее чувство единства, и целью всех было восстановление в правах абхазского народа на собственной Родине. И это желание было всеобщим.

Но беспристрастной быть оказалось очень трудно. Избирателей на участки, в том числе и на наш, в ГИСХ, подвозили на автобусах. Из окна были видны очереди, а когда люди подходили к столику комиссии, то многие вместо паспортов предъявляли водительские удостоверения и студенческие билеты… Это было против правил. Без предъявления паспорта с пропиской в Сухуме бюллетень для голосования мы давать не имели права, ведь голосование шло в городе.

Но не так было все просто, ведь в комиссии было немало людей с другим мнением, и они настаивали, чтобы избирателям выдавали бюллетени без проволочек, без предъявления паспорта. А мы стояли на своем. И когда паспорта, наконец, находились и извлекались, оказывалось, что большинство наших потенциальных избирателей прописаны в Чубурхинджи, то есть в Грузии. Из-за каждого такого избирателя приходилось спорить с другими членами комиссии. Пришлось сражаться за каждый голос.

Я видела, что творится у Марины Ефремовны в душе, но внешне она была как сфинкс: сама беспристрастность и толерантность.

Несмотря на то что изначально мы были готовы к тому, что наш кандидат не наберет большинства голосов, он проиграл сопернику минимальное число голосов, а на двух участках была назначена процедура переголосования.

В тот день я обрела друзей на всю жизнь куда больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Это было как на войне, только мы еще не знали, что война – настоящая кровавая – ждет нас впереди.

И хотя Нугзар Джоджуа не выиграл, мы сделали все, что смогли. Я понимаю это только сейчас, а тогда мы переживали это поражение очень болезненно, не спали ночами… Позже я поняла, что главным обретением тех выборов лично для меня было то, что до последних дней жизни Марины Ефремовны мы оставались с ней близкими людьми.

Когда война закончилась и Марина Ефремовна с Нури Реджабовичем вернулась в Абхазию (Ольга Брендель подробно пишет, как тяжело было ей приступать к работе), к жизни ее вернула идея создать серию образов участников Отечественной войны народа Абхазии и их близких. В этот период она открывает для себя много новых людей и буквально влюбляется в своих героев. К сожалению, не все портреты того времени удалось сохранить. Было очень холодно, часто и надолго отключали свет, и некоторые портреты, выполненные в глине, сморщились и погибли.

Тем не менее большую часть работ удалось сохранить, и они были выставлены на персональной выставке Марины Ефремовны, которая состоялась летом 1996 года в Центральном выставочном зале Союза художников Абхазии.

Марина Ефремовна, которой в то время было уже 78 лет, выглядела великолепно – стройная, статная, с неизменной строгой прической. Казалось, что впереди у нее еще целая жизнь.

На вечере, посвященном памяти Марины Ефремовны Эшба, прозвучали ее любимые произведения Бетховена и Героический этюд Шопена в исполнении лауреата международных конкурсов Бараса Куджба, а также в исполнении Виктора Абрамяна-Эшба музыка из фильма «Список Шиндлера» и вальс «Муки любви» Уильяма Крайслера.

Книгу о Марине Ефремовне Эшба, выдающемся скульпторе, общественном деятеле, подвижнике, до самого конца жизни остававшейся прекрасной, можно будет приобрести в книжных магазинах.

Юлия СОЛОВЬЕВА


Номер:  71
Выпуск:  3811
Рубрика:  общество
Автор:  Юлия СОЛОВЬЕВА

Возврат к списку