Главная

15.08.2019

Адгур ХАРАЗИЯ: «Политиком я был всегда»

14 августа – День памяти героев Абхазии

Со дня начала необъявленной войны Грузии против Абхазии прошло 27 лет. Народ Абхазии с честью принял очередное тяжкое испытание, выпавшее на его долю. Благодаря единению всего многонационального народа Абхазии и поддержке добровольцев, пришедших на помощь в тяжёлые дни, Абхазия выстояла и изгнала агрессоров.

14 августа 1992 года народ Республики Абхазия склоняет свои головы перед памятью тех, кто ценой своей жизни принес ему Победу! Подвиг их навечно останется в сердцах потомков!

Мэр столицы Абхазии – Адгур Рафетович Харазия – является не только ветераном войны, но и активным участником национально-освободительного движения в Абхазии. Вспоминая начало войны, он назвал исторические причины возникновения грузино-абхазского конфликта.

– Когда началась война, я был в моём родовом селе Багмаране Гулрыпшского района. В то время я возглавлял транспортную фирму по перевозке грузов. Через неделю я оказался уже на Гумистинском фронте.

Истоки грузино-абхазского конфликта берут начало в 30-х годах прошлого столетия, когда стала реализовываться грузинская политическая программа в Абхазии «Абхазпереселенстрой»: насильно стали переселять грузин в Абхазию. Они тоже не хотели уезжать из своих родовых домов, однако никто не мог противостоять политике Берия. В Абхазии началось массовое выселение греков в Казахстан, и в их дома стали заселять грузин. Мне об этой трагической странице истории рассказывали мой дед и отец. Они также рассказывали о том, что когда греки покидали свои дома с узелками в руках, ни один абхаз не заселился в их дома, ни один абхаз не присвоил их скарб и живность. Об этом свидетельствовали и старожилы моего села. Они рассказывали, как по всему селу раздавался вой коров, которые искали своих телят. Но никто не позволил себе присвоить чужое. Выселяли в то время и ингушей с чеченцами с их родины, переселяя в их дома грузин. В планах Сталина и Берия было весь Кавказ превратить в Большую Грузию. К счастью, не успели выселить адыгов и абхазов. Переселяли грузин компактно, сёлами, чтобы они, чувствуя поддержку, ассимилировали абхазов. Одновременно закрывались абхазские школы, запрещалось говорить на абхазском языке. Абхазских учителей заменили грузинскими, которые насильно заставляли изучать грузинский язык. Абхазских детей жестоко наказывали, если они отказывались изучать язык. Моя мать рассказывала, что директором Хуапской школы назначили в то время свинопаса из Грузии. Он говорил только на грузинском языке. В нашем селе не проживало ни одного грузина, а в 1944 году оно превратилось в грузинское село. Эти факты отозвались глубокой болью в сердцах коренного населения Абхазии, которая навсегда создала образ врага в лице грузин. В последующие годы, конечно, всем пришлось жить и общаться, создавались смешанные семьи. Но политика Грузии продолжалась вплоть до нашей войны. Война была неизбежна. Лозунги «Грузия для грузин» подняла очередной виток национально-освободительного движения в Абхазии и ускорила начало конфликта. Грузины воевали за целостность Грузии, абхазы – за свою Родину. Однако и грузины считали, и по сей день считают Абхазию тоже своей Родиной. Им эту мысль внушали с самого рождения.

Мой дядя Мирод Гожба подарил мне книгу «Нартский эпос». Я тогда учился в седьмом классе. И уже в то время я начал изучать историю Абхазии. Мой дед Кирим был соратником Нестора Лакоба. И разговоры, которые велись дома я впитывал, как губка. Всё это и привело меня в политику, я стал активным участником национально-освободительного движения Абхазии в 80-х годах. Я участвовал в сборе денег на вооружение. Скупали оружие. Мы даже умудрились вывезти ружья со стрельбища с Эшерской спортбазы. Знали, сколько оружия в каждом селе. В то время я был рядовым бизнесменом, но политиком я был всегда.

В начале войны я отвечал за сооружения Гумистинской линии обороны, затем вместе с Мушни Хварцкия ушел на Восточный фронт. Несколько раз по поручению Владислава Ардзинба ко мне приходили из военного ведомства для того, чтобы я дал согласие на присвоение мне награды. Я отказывался, воевал не ради наград. В сентябре 1993 года после взятия Сухума Президент назначил меня комендантом Гулрыпшского района, а через неделю – руководителем этого района. Это было очень сложное время.

Народ Абхазии должен жить, соблюдая традиции и обычаи своих предков, и только тогда страна начнёт развиваться в социально-экономическом плане. Я уверен в этом.

Русудан БАРГАНДЖИЯ


Номер:  84
Выпуск:  3824
Рубрика:  политика
Автор:  Русудан БАРГАНДЖИЯ

Возврат к списку