Главная

Так было 11.09.2019

Так было

Известный российский, советский писатель Исаак Бабель в своем рассказе по сути дает знак качества продукту, который славился далеко за пределами Абхазии.

Мы были конкурентами на мировом рынке. Это осталось в истории и в памяти тех, кому удалось попробовать или курить этот неповторимый, ароматный лист природы.

ТАБАК

Подслеповатая старушка просит пособия в Наркомсобесе.

– Нет табаку, – с возмущением отвечает ей товарищ из Наркомсобеса. – Был и нету. Забудьте о табаке... Причем здесь табак? Темна вода. Дальше:

Учительница справляется в Наркомпросе о своем жалованье.

– Был табак и сплыл, – ядовито отвечает учительнице товарищ из Наркомпроса, – приказал долго жить табак... Еще месяц, еще два – и крышка...

И, наконец, ассенизатор бурно требует денег в Коммунхозе.

– Откуда я возьму табак, – яростно кричит товарищ из Коммунхоза, – на ладонях он у меня растет, что ли, ваш табак... Или в палисаднике прикажете плантации развести?

Изумительная Абхазия! Ассенизаторы и старухи курят с одинаковым увлечением, и тишайшие учительницы не отстают от них в этой благородной страсти.

Темна вода. И как горестно светлеет она при одном прикосновении к авторитетному плачу Таботдела.

В 1914 году сбор табаков в Абхазии дошел до миллиона пудов. Это была рекордная цифра, и все обстоятельства говорили за то, что она будет неуклонно повышаться. Уже до войны Сухум торжествовал полную победу над кубанскими и крымскими табаками. Фабрики Петрограда, Ростова и Юга России работали на Сухумском сырье. Отпуск за границу увеличивался с каждым годом. Прежние монопольные поставщики табака – Македония, Турция, Египет – не могли не признать несравненных качеств нового конкурента. Тончайшие сорта, выпускаемые прославленными фабриками Кира, Александрии, Лондона – приобретали особую ценность от подмеси абхазского табака. Наш продукт с молниеносной быстротой завоевал репутацию одного из лучших в мире, иностранный капитал бурно устремился на побережье и взялся за устройство громадных складов и разбивку промышленных плантаций.

Цена табака в довоенное время колебалась, в зависимости от сорта, от 14 до 30 рублей за пуд. Средний урожай – восемьдесят, сто пудов на десятину. Наиболее распространенный тип крестьянской плантации – три, четыре десятины. Пионерами табачной культуры на побережье были греки и армяне. Коренные обитатели страны успешно воспользовались их опытом и сделали табаководство экономическим стержнем края. Благосостояние сухумского крестьянства, стиснутое грабительством скупщиков и царской администрации, все же показывало тенденцию к росту. Теперь понятно, почему «от табака все качества», почему он не чужд инвалидным старушкам и страждущим учительницам.

После 14 года война начала свою разрушительную работу. Волны переселенцев смяли драгоценную культуру, первый натиск революции не мог не углубить кризиса, а меньшевики, эти роковые мужчины, разломали все вдребезги.

Поистине, в этом феерическом и плодородящем саду, который называется Абхазией, научаешься с особой силой ненавидеть эту разновидность вялых мокриц, которые наследили здесь всеми проявлениями своего творческого гения. За два года своего владычества они успели разрушить все жизненные учреждения города, отдали лесные богатства на разграбление иностранным акулам и объявлением табачной монополии добили вконец нерв страны. Монополия – это бы еще с полбеды. Государственная власть, проводящая осмысленную экономическую политику, прибегает к мерам и покруче, но прибегает с умом. Меньшевистская же монополия была рассчитана на прочную смерть табачной промышленности. Параллельно с государственной ценой, не оправдавшей себестоимости, существовала расценка иностранного рынка, превышавшая объявленные ставки ровно на 400 проц. Что оставалось делать в таких условиях плантатору? Ничего не делать. Он благополучно справился с этой несложной задачей.

Табаководство Абхазии под эгидой просвещенных мореплавателей мирно скончалось. Чудовищно сказать – за 1918 – 1920 годы на рынок не поступило ни одного фунта табаку новых урожаев. Плантации были распаханы под кукурузу, чему способствовала приостановка ввоза из РСФСР хлебных грузов. Зияющая рана сочилась и оставалась открытой.

Таково было наследие меньшевиков. И тут при рассмотрении того, как взялась за ликвидацию этого печального наследства Советская власть, – надо признать с полной откровенностью, что в этом деле не было проявлено ни достаточного умения, ни планомерной твердости.

Правда, монополия была отменена, но только для того, чтобы уступить место декретной неразберихе. Вопросы табачной промышленности пересматривались каждые две недели, – на голову озадаченного, недоумевающего плантатора сыпались самые противоречивые разъяснения. Табаком ведали все учреждения понемножку, и ни одно из них не ведало им вплотную. До сих пор идет неразрешенный спор между Внешторгом и Совнаркомом Абхазии о том, кто должен распоряжаться частью из оставшегося после меньшевиков табачного фонда. За полуторагодовой Советский период реализовано для покрытия текущих государственных расходов около полумиллиона пудов, реализовано без плана и по минимальным ценам. А в перспективе урожай 1922 года, который едва ли даст десять тысяч пудов свежего табаку. Захиревшие плантации не возобновляются. Полуразрешения, полузапрещения, глубокомысленные примечания к тяжеловесным параграфам дали в результате полное недоумение среди плантаторов, неуверенных в завтрашнем дне. Без этой уверенности не будет возрождения. И поэтому крестьянин копается на своей десятине кукурузы, могущей дать ему валового дохода десять-пятнадцать миллионов грузбонами и пренебрегает табаком, обещающим, при среднем урожае, 75 – 100 миллионов. Материальные условия существования абхазского селянина ухудшились резко. Он обносился и живет в дырявом доме, который не на что отремонтировать.

Стремление к посадке табаку всеобщее. Единственно, о чем взывает плантатор, – это о твердом законе для табачной промышленности. Будет ли это сделано в виде натурналога или регулирования торговли – дело экономических органов решить, что нужнее для страны и трудящихся. Но ясность необходима. Смешению понятий и шатанью умов пора положить предел. Иначе золотые руды табачных приисков грозят замереть надолго, к великому ущербу для Федерации.


Номер:  94
Выпуск:  3834
Рубрика:  общество
Автор:  Соб. инф.

Возврат к списку