Главная

ДМИТРИЙ ТАНИЯ – СЫН РЕПРЕССИРОВАННОГО И ЛИДЕР ПАРТИИ 29.06.2020

ДМИТРИЙ ТАНИЯ – СЫН РЕПРЕССИРОВАННОГО И ЛИДЕР ПАРТИИ

К 90-летию гражданина и патриота

Год 2020 мог стать юбилейным для Владимира Дмитриевича Тания – ему исполнилось бы 90 лет. Возраст почтенного абхаза. Увы, его жизнь оборвалась, когда ему было всего 60. Но за эти годы Владимир Дмитриевич успел сделать много полезных дел, которые остались в памяти его семьи и огромного числа людей, с которыми его сводила жизнь. С ним дружили политики и военные, чиновники и простые труженики. Владимир Дмитриевич относился к своим служебным обязанностям с большой долей ответственности и чувством долга. Но при этом оставался и обычным человеком, когда в свободное от партийной и хозяйственной работы время приходил на свой любимый гудаутский морской пирс и предавался одному из своих увлечений – рыбной ловле. Рыбалку он очень любил и много времени проводил со своими друзьями за этим занятием. Среди его хобби была и игра в бильярд, этому увлечению он также отводил свое свободное время, которого было не так и много. О пристрастиях и увлечениях Владимира Тания мы вспоминали с его супругой Галиной Ингнатьевной Арджения.

Имя Владимира Тания продолжает оставаться в памяти людей, которые его хорошо помнят, и не только и не столько как первого секретаря Гудаутского райкома партии, но и как прекрасного человека и настоящего друга. Когда люди вспоминают о Владимире Дмитриевиче, несмотря на то что его давно нет рядом с ними, на их лицах появляется открытая улыбка. Наверное, он тоже был таким – с открытым лицом и добрыми глазами.

Владимир Тания родился в 1930 году в Сухуме. Мальчику было 8 лет, когда арестовали отца, Дмитрия Тания, с которым ему не суждено было больше увидеться. Эту невосполнимую потерю он ощущал на протяжении всей своей жизни. Трагические 30-е годы, естественно, отразились на судьбах детей репрессированных, той элиты абхазского общества, которая исчезла – была расстреляна или отправлена в ссылки, откуда не всегда возвращались. Дети и жены сполна испытали на себе, что такое быть членом семьи «врага народа». От них отворачивались соседи и родственники, и не потому, что верили в доносы, но противостоять системе мало кто мог. Так, семья Владимира была вынуждена оставить свою квартиру в Сухуме и вернуться в родовое гнездо семьи Тания в селе Дурипше. Мать Владимира начала работать в колхозе, а он вместе со своим братом и сестрой продолжили обучение в Дурипшской средней школе. Владимир всегда учился хорошо, много читал, именно в книгах черпал новые знания, в них он находил и ответы на те вопросы, которые ставил перед собой. Познать новый, неизведанный мир, посмотреть на все, о чем он читал в своих любимых книгах, стало его детской мечтой. Он хотел увидеть новые страны, познакомиться с новыми городами, увидеть своими глазами прекрасные, величественные музеи и театры мира. Для осуществления этой мечты он поступил в Бакинское мореходное училище, это был его билет во взрослую жизнь. Однако этой мечте не суждено было осуществиться – никто не отменял графу о репрессированном отце, которую увидели, получается, не сразу. И о дальних странах Владимиру пришлось забыть на неопределенное время. Оставив свою романтическую мечту в Баку, юноша вернулся в Сухум и поступил в педагогический институт. После окончания высшего учебного заведения, а это был 1954 год, у молодого специалиста, учителя русского языка и литературы Владимира Тания началась взрослая трудовая жизнь. А началась она в родном селе Дурипше, в той самой школе, которую и окончил. Через год работы в средней школе его рекомендовали кандидатом в члены Коммунистической партии. Это означало, что у него начинается карьерный рост и что у молодого человека впереди большое будущее. Не по годам надежный и ответственный за порученное дело, он вскоре был назначен директором Лыхненской средней школы. А через год его назначают первым секретарем Гудаутского райкома комсомола. И три последующих года, возглавляя районную молодежную организацию, он набирался необходимого опыта – и комсомольской, и партийной работы. Именно поэтому Владимир Тания, видимо, и был назначен на высокую должность председателя исполкома Гудаутского райсовета народных депутатов. Судьба распорядилась таким образом, что именно с этого поста был снят с работы и репрессирован его отец Дмитрий Тания, которого расстреляли в 1938 году. Через 24 года, которые стали для каждого члена этой семьи сложным испытанием, временем, когда нужно было выживать, сын продолжил дело своего отца. Правда, к этому времени отец Дмитрий Османович был полностью реабилитирован.

Наступил 1967 год – год, когда Владимир Дмитриевич возглавил Гудаутский районный комитет партии. И до 1973 года он работал на этой должности. Для людей старшего поколения фигура первого секретаря райкома партии значила многое. Это была должность, на которой могли находиться люди только с безукоризненной репутацией. Иначе на ней долго не продержишься. Мне лично не пришлось общаться с Владимиром Тания в те годы. Поэтому своими воспоминаниями поделились те, кто его хорошо помнит.

Это Владимиру Тания принадлежит ставшая впоследствии фишкой многих его последователей на этой партийной работе традиция начинать свой рабочий день с посещения одного села или предприятия, чайной фабрики, животноводческой фермы, отдельно взятой бригады. И это делалось не для «галочки», это он считал правильным – чтобы лично знакомиться с ситуацией на местах, чтобы общаться с людьми. Он своими глазами видел и слышал, как работают люди, каково отношение к ним их местного начальства. Возможно, это была и воспитательная работа, ведь руководители среднего звена всегда знали, что и к ним приедет первый, а значит, что-либо скрыть не удастся. Об этом хорошо знали и председатели колхозов, агрономы, бригадиры. Супруга Владимира Тания, Галина Игнатьевна, вспоминает, что в его служебной машине всегда были резиновые сапоги, сменная одежда. И как говорит она, эти поездки начинались не во время работы, а до нее, то есть рано утром, чтобы к 9 часам вернуться на свою основную работу, в райком партии. Возможно, поэтому во многих селах Гудаутского района его запомнили не в костюме и галстуке, а в более демократичной одежде.

Соратники Владимира Дмитриевича с неподдельной теплотой вспоминают о нем. Отмечают, что его отличало важное для руководителя качество – он умел слушать и никогда не принимал быстрых решений, а вдумчиво относился к каждому отдельному вопросу. Особое внимание он уделял вопросам образования, старался помогать сельским школам, учителям. Сам в прошлом учитель сельской школы, он хорошо знал, какие проблемы существуют и как их решить.

Для Юлии Захаровны Папба знакомство с Владимиром Тания – это целая страница в ее биографии. В те далекие советские годы она была одной из первых абхазских женщин, которая стала секретарем райкома партии. Конечно, она вспоминает с огромной благодарностью и теплотой поддержку Владимира Тания. У него она, начинающая свой путь, училась работать.

– Владимир Дмитриевич был достаточно строгим руководителем, – делится воспоминаниями Ю. Папба. – Что касается его подчиненных, то все знали точно, что он никогда, ни при каких обстоятельствах не предаст, а будет отстаивать и защищать их интересы. Это был патриот своего народа и страны. Он не позволял себе оставаться в стороне и не высказывать своего мнения о происходящих событиях, а это могли делать лишь единицы. Только те, кто искренне любил свой народ. Многие помнят его эмоциональные выступления, когда речь заходила о вопросах национально-освободительного движения, которые в абхазском обществе поднимались достаточно часто. Конечно, он остается в нашей памяти, как человек, у которого мы учились, у которого перенимали ценный опыт, – говорит Юлия Захаровна.

Ражден Датович Агрба – один из многочисленных друзей Владимира Тания. Они были знакомы с детства, дружба их началась в школе. После школы их пути разошлись, оба поступили вузы в разных городах, а через много лет судьба их вновь соединила в районном комитете партии. Но их объединила не работа, а продолжилась их настоящая мужская дружба. Р.Агрба вспоминает, сколько вечеров они провели в душевных беседах, которые иногда переходили и в споры. Владимир Тания, по словам Раждена Датовича Агрба, умел отстаивать свою точку зрения, умел слушать и прислушиваться к мнению других людей. Работоспособный, он на рабочем месте находился столько, сколько было нужно. Являлся человеком разносторонне образованным, начитанным, потому можно было без труда узнать у него все, что тебя интересует. Но требовал, чтобы все, кто его окружал, постоянно работали над собой и совершенствовались.

Таким запомнил своего друга Ражден Агрба, в далекие 60-е годы работавший зав.отделом агитации и пропаганды Гудаутского райкома партии, а в последующие годы – бессменный директор Чернореченского форелевого хозяйства.

Говоря о Владимире Тания, многие сходятся в одном – в его огромной любви к Абхазии, ее народу, культуре. Что он и доказывал всей своей жизнью.

Владимир Дмитриевич как руководитель партийной организации района оставался, прежде всего, гостеприимным абхазским мужчиной. И, конечно, все высокие гости района, какого ранга бы они ни были, становились и его личными гостями. Он любил, когда в его доме было много гостей, а встречать их он умел. Конечно, эти многочисленные застолья не могли состояться, если бы не поддержка и надежное плечо супруги – Галины Игнатьевны Арджения-Тания.

– Гости нашего дома – это отдельная тема в жизни семьи, – рассказывает она. – Утром я могла узнать, что в обед у нас будут гости, причем о их количестве лучше было не спрашивать, однозначного ответа все равно не было. Главное, чтобы гостеприимный абхазский стол был накрыт вовремя. Можно было не сомневаться, что в дни праздничных демонстраций, после парада, будут гости. Стол всегда был с абхазскими национальными блюдами, это было важно для него, особенно когда приезжали зарубежные гости. Он их знакомил с нашей культурой, обычаями, правилами поведения за столом, традициями почитания старших. Многие из тех, кто пришел в наш дом, потом на долгие годы оставались друзьями нашей семьи, и сейчас продолжают дружить с нами.

У Владимира Дмитриевича уже подрастают правнуки, которые узнают о своем прадеде, когда станут постарше. Им о нем расскажут его дети и внуки, которые по крупицам собирают сведения о его жизни, стараются не упустить ни одного значимого события из биографии известного представителя их рода. Это нужно им, это нужно последующим поколениям семьи Владимира Тания. Это нужно всем нам. Это наша история, история отдельных личностей страны. Ведь без прошлого не может быть настоящего и будущего.

Марина ГАБРИЯ, собкор газеты «Республика Абхазия» по Гудаутскому району


Номер:  63
Выпуск:  3941
Рубрика:  общество
Автор:  Марина ГАБРИЯ, собкор газеты «Республика Абхазия» по Гудаутскому району

Возврат к списку